ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну вот и ладушки! Командир, твой друг сейчас в допросной на три этажа выше. Комната К-175.

— Ну тогда чего мы ждём? Вперёд! Шершень один, доложите обстановку.

— Говорит Шершень один, потихоньку зачищаем местность от вредителей. Как у вас там дела?

— Ликвидировали коменданта и свиту. Обнаружили местонахождения объект, идём забирать.

— Если кого встретите, выгоняйте их к нам, а то мы с Ярпом скучаем.

Я уже собирался высказать Сэйлу что-то нецензурное за засорение эфира, но тут раздался голос Адмирала.

— Господа, со стороны второй базы выдвинулась колонна легкобронированной техники. Время прибытия примерно 10 минуты.

— Вас понял, готовимся с Пауками встречать гостей. — Гринд реагирует мгновенно.

— Богомол один и два готовы к встрече. Не беспокойтесь, встретим со всем почётом, с ним же и проводим к звёздам. — голос Лан Вердена спокоен, я бы даже сказал, весел.

— Действуйте по обстоятельствам, гранд-мастер. — переключаюсь на другой канал для связи только с Адмиралом, — Ван, ты готов? Действуем как договаривались.

— Я всегда готов, Арист! Только дай отмашку и я покажу чего стоят мои главные калибры.

А теперь самая непродуманная и рискованная часть плана…..

— Внимание! Командование базы «Корсика»! Немедленно отзовите свою технику и людей, в противном случае мы вынуждены будем применить силу. Не надо гробить ребят ни за что! Даю вам две минуты на размышления.

Да, вы всё правильно поняли. Я заранее настроил связь со второй базой СБЗ. Считайте меня совестливым человеком, но я до последнего пытаюсь избежать ненужных жертв (говорит человек, устроивший мясорубку в отдельно взятом помещении). Ответ поступает почти сразу.

— Говорит генерал-майор Эстебанез! Назовите себя немедленно!

— Генерал-майор, давайте оставим пустые формальности. У вас осталось меньше двух минут для того, что бы отозвать высланное к тюрьме подкрепление! Если вы этого не сделаете, то клянусь Богом, все погибшие будут только на вашей совести.

— У меня для тебя встречное предложение, молодой человек (по голосу меня в салаги сразу записал). Вы разоружаетесь к прибытию моих ребят и встречаете их аккуратными рядами лёжа мордой в землю. В противном случае все жертвы будут уже на твоей совести.

— Генерал, боюсь вы неверно оцениваете угрозу для своих людей. Я очень не хочу ненужных жертв, но сделаю всё от меня зависящее, что бы сохранить своих людей.

— Слушай сюда, щенок. Я не знаю что там происходит в тюрьме и как вы вообще остались живы, но мои бойцы с вами церемониться не станут. Так что разрешаю поджать хвост и валить, пока у вас ещё есть на это время. Но знай, что мы всё равно отловим каждого из вас и тогда ваше пребывание в этой тюрьме будет намного менее приятным, уж я, вместе с комендантом, об этом позаботимся.

— Боюсь, что комендант уже ни о чём не сможет позаботиться, генерал. Он немного потерял голову от текущих событий.

На том конце повисает тишина, а потом генерал взрывается такой тирадой нецензурной брани, что уши вянут. Похоже комендант был ему близким другом, так что теперь моя поимка и смерть стали для Эстебанез личным делом.

— Если ты не трус, то назови себя, щенок! Я всё равно узнаю, связи у меня есть, поверь мне! Я тебя лично буду убивать, медленно и болезненно.

— Знаю я ваши связи, господин Эстебанез. Небось обзавелись, как и многие, близкими друзьями в Чёрной колоде?

Секундная запинка в эфире красочно подтверждает мои слова.

— Ну что же, генерал-майор, я вас услышал, больше не задерживаю. — отключаю связь и даю Адмиралу команду на обратный отсчёт.

По пути на третий этаж не встречаем ни одной живой души. Даже странно как-то, хотя…. Есть у меня предположение, что где-то в административном здании должны быть тайные комнаты безопасности, где могут укрыться ценные сотрудники тюрьмы. Такие часто делают на случай бунтов или полномасштабных нападений на тюрьму. Да и чёрт бы с вами, я не кровожадный и специально искать никого не собираюсь.

А вот и третий этаж. Так… комната К-160, К-161, К-162……К-170….. К-175! С ноги вышибаю дверь и вваливаюсь внутрь небольшой комнаты с тусклым освещением и густым запахом дешёвых сигарет. А я недооценил следователя! Он не сбежал, а встал за Сашкиной спиной и тут же открыл по мне огонь. Чёрт, еле успел сместиться в сторону, но последний выстрел всё же ощутимо обжёг руку. Будет тебе уроком Князев! Собираюсь влупить по гаду ментальной магией, но Брод опережает меня, снова отправляя один из своих клинков в глаз противника. Меткий чёрт! Опять прямо в яблочко! Тело следователя ударяется об стену и сползает по ней, замирая в неестественной позе сломанной куклы. Я машинально ощупываю руку. Ничего, вскользь прошло, хоть и оставило хорошо запёкшуюся глубокую борозду на предплечье.

Дымников выглядит неважно. Оба глаза сильно заплыли, всё лицо в кровоподтёках, губы сплошное кровавое месиво, а челюсть, если не сломана, то хорошенько выбита точно. Судя по кривой посадке, рёбра тоже целы не все, да и вообще, дай Бог если только рёбра. Грёбанные звери!! Достаю из отсека в броне ампулу с обезболивающим и вкалываю Сашке в плечо. Он, похоже, вообще уже плохо понимает что происходит вокруг. Судя по нескольким пустым ампулам на подоконнике, его ещё и порядком накачали какой-то дрянью, что бы развязать язык.

Брод быстро обыскивает тело следователя и достаёт ключи от силовых браслетов. Взвалив Сашку себе на плечо, поднимаю избитого друга со стула и мы направляемся к выходу. Брод мне не помогает, но это правильно — кто-то из нас должен быть готов к нападению, а если мы будем тащить Сашку вдвоём, то станем отличной мишенью для любого стрелка.

— Внимание всем! Объект у нас, повторяю, объект у нас! Шершень один, встречайте нас у выхода из здания. Объект сильно пострадал, сам идти не может.

— Шершень один принял, встретим командир!

До выхода добираемся без проблем. Сэйл ловко подныривает под вторую Сашкину руку, помогая мне вести его.

В этот момент за стенами тюрьмы слышаться два глухих хлопка, а спустя несколько секунд два внушительных взрыва извещают о попадании Пауков в цель. Где-то во тьме слышится стрельба, но она очень быстро сходит «на нет». Ничего личного, ребята, вы просто оказались не в то время и не в том месте. А ещё спустя несколько секунд ночное небо рассекают два жирных росчерка, как от падения метеоров. На этот раз звук взрыва еле слышен, но вот его сила крепко бьёт мне по ногам сквозь почву. Даже страшно представить мощь удара двух крупнокалиберных снарядов, если мы, находясь в 15 километрах от базы, и то почувствовали толчок от сдвоенного взрыва. Прощайте, Эстебанез, это был ваш выбор.

Ярп, разжившийся парой автоматов с дальнобойными прицелами (думаю с вышки утащил), тут же бросает второй Броду и занимает позицию на фланге, постоянно крутя головой в поисках возможного противника. На этот раз идём в наглую через КПП. Какой-то дурак, видимо пересмотревший боевиков, пытается открыть по нам огонь из бластера, засев в служебной будке КПП, но Ярп ловко сносит ему пол башки метким выстрелом. Выйдя за территорию сразу замечаю пылающие остовы трёх броневиков буквально в ста метрах от нас, а так же множество тел убитых вокруг. Богомолы перемололи подкрепление за считанные секунды, никто не ушёл дальше двух метров от места попадания в засаду.

Как только немного отдаляемся от территории тюрьмы, нам на встречу шустро выскакивает один из наших танков, ловко семеня на своих паучьих конечностях. Через минуту мы все на борту, остаётся только подобрать группу Лан Вардена на опушке. Ребята грузятся шустро. Ещё спустя минуту мы, на двух танках, скрываемся в тёмном лесу. А на горизонте всё больше разгорается зарево бушующего пожара — это доживает последние минуты своей жизни когда-то грозная база «Корсика».

Глава 33

На базе нас встречает наш, пока единственный, врач и двое бойцов с носилками. Сашке, за время поездки, стало хуже, видимо всё же без повреждений внутренних органов не обошлось. Так что мы запросили подготовку всего медицинского оборудования к нашему прибытию.

91
{"b":"790892","o":1}