ЛитМир - Электронная Библиотека

Екатерина Алешина

Под небом Эсфира. Жасминовый ветер

Пролог

Полная луна сверкающим серебристым диском сияла на темном небосклоне, когда старинные часы в гостиной пробили двенадцать. В этот момент казалось, что они звучат так тяжело, словно отсчитывают удары ее сердца. В сотый раз мне пришлось убедиться, сколь хрупка человеческая жизнь, и видят Боги, я сделал все возможное, чтобы ее глаза еще не раз смогли увидеть этот мир.

Вновь и вновь она притягивала к себе мой взгляд. Я смотрел на ее утонченное лицо, которое вместо боли теперь выражало спокойствие, закрытые глаза с опущенными черными ресницами, на ее фарфоровую кожу, которая в свете луны казалась совсем белой. Нет, кардинально она не изменилась после обращения, оставшись все той же аристократичной утонченной красавицей, какой всегда была. Как же она совершенна!

Жизнь, которая утекала из нее еще двое суток назад, возвращалась к ней, но уже совсем в другом качестве. Ее ресницы оставались неподвижными, но я знал, что она должна была открыть глаза с минуты на минуту.

Время перевалило за полночь, я все еще ждал ее пробуждения, и мне стало казаться, что каждая секунда на циферблате часов мучительно тянулась, будто всесильное время издевалось надо мной в своей безграничной власти.

Воздух в комнате вдруг показался невыносимо тяжелым, и, подойдя к окну, я сделал вдох, ощутив аромат жасмина и фиалок, растущих под окном. Потом обернулся к кровати в надежде, что она уже пробудилась, но ее веки по-прежнему были закрыты. «Неужели я не успел? Но этого не может быть!» – сказал в сердцах самому себе. От волнения в голову лезли совершенно глупые мысли.

Ветер, ворвавшийся в комнату, заполнил ее ароматом цветом из сада, и эту тишину нарушил ее громкий вздох. Со смесью восторга и волнения я подошел к краю кровати, надеясь еще раз услышать ее дыхание. Легкий порыв ветра перебирал складки ее белого платья. Темно-каштановая прядь волос упала ей на лицо, я потянулся убрать ее и… В этот самый момент она открыла глаза, затем посмотрев куда-то перед собой, стремительно ринулась с кровати и взлетела ввысь под самый потолок. Все-таки я успел…

Глава 1. Случайная встреча

Эмилия

Сидя за письменным столом, я зачеркивала очередную неудачную стихотворную строчку. Ну что за день такой! Взгляд упал на раскрытую нотную тетрадь, на линиях которой моей рукой аккуратно были выведены ноты мелодии собственного сочинения. Осталось положить на музыку стихи, над которыми я сейчас и сидела, но мое вдохновение на сегодня решило взять отпуск.

Рядом с нотной тетрадью лежал пригласительный флаер на школьную тематическую вечеринку, которая должна была состояться в пятницу. И пусть у меня не было пары или подруг, с кем стоило бы пойти, я ожидала этот вечер с трепетом, как и вся школа. В этом году для нашей вечеринки совет старшеклассников путем жребия выбрал тему вампиров. Еще за месяц эта новость разлетелась и стала главной во всех разговорах школьников, но особенно предстоящее мероприятие волновало девушек. Больше самих учеников наши школьные вечеринки обожали только местные магазины карнавальной атрибутики за приличную выручку. Недели за две с прилавков начисто снесли всю вампирскую бутафорию – фальшивые клыки, бутафорскую кровь, карнавальные линзы.

Мой наряд уже ждал своего часа. Оставалось самое главное – не поссориться со вздорной мачехой, иначе все мои приготовления и старания рухнут, как ее мечты о красной дорожке в Каннах, статуэтке Оскара и миллионах подписчиков в популярной соцсети. Зато у мачехи, весьма успешно, по ее же мнению, складывалась карьера актрисы на отечественном телевидении, если успехом можно считать однотипные роли третьего и четвертого плана во второсортных сериалах.

Я старалась избегать жены отца, но к величайшему сожалению, Анна в своем желании поскандалить была самым настоящим гопником – если решила докопаться до тебя, то повод найдется. Мачеха составляет ту группу людей, которые не проживут ни дня без выяснения отношений. Порой мне казалось, что она не человек, а самый натуральный энергетический вампир. Скандалы словно приносили ей наслаждение, она упивалась ими, зато я после такого «концерта» чувствовала себя так, словно по мне проехалась колесница, и не один раз. Как же хочется в такие моменты хоть на час попасть в такой уголок Земли, где бы не было людей, чтобы на время просто забыться, наслаждаясь спокойствием. К действительности меня вернул громогласный ор мачехи:

– Эмилия, мать твою за ногу! Иди сейчас же сюда! Хоть бы помогла мне на кухне!

С тяжким вздохом я встала из-за стола. «Ты даже не представляешь, как она меня достала!» – пожаловалась на мачеху, обратившись к Мерилину Мэнсону, смотревшему на меня с плаката инфернальным взором, и убрав тетради и флаер в стол, направилась к лестнице, бормоча себе под нос: «Вот она – представительница местных сливок общества, продрала свои глазоньки и горланит с утреца»…

Мачеха стояла около плиты в цветастом переднике и с бигуди на волосах, пытаясь что-то там приготовить. Интуиция подсказывала мне, что обеда не будет, ибо за все годы жизни с ней стало понятно – готовить она не умеет совсем, да и в быту беспомощна как ребенок. «Я актриса, человек искусства, вся эта бытовуха – мирская суета, на которую я не могу себе позволить тратить время» – часто любила повторять Анна.

Вчера заболела наша домработница, а это значило, что пока она не выздоровеет, мы будем заказывать обеды и ужины. Потому, что есть то, что доставили из ресторана, хоть даже самого затрапезного, намного безопасней стряпни моей мачехи.

– Сегодня мы с отцом собираемся пойти к его коллеге на светский прием. Он пригласил всех друзей с семьями в честь его юбилея. Ты останешься дома – сказала она и строго посмотрела на меня. – А пока, помоги мне накрыть на стол. Сидишь там у себя в комнате, ничего не делаешь, а я значит, должна все успеть. Хоть бы кто это оценил!

Одно из многочисленных бигуди выпало из ее заготовки под прическу и плюхнулось прямо в кастрюлю с каким-то неведомым варевом. Зуб даю, что ведьмовским. Мне стоило невероятных усилий сдержать смех при виде этой картины.

– Тьфу ты, твою ж, – прошипела мачеха сквозь зубы, погасив огонь под кастрюлей. – Черт с тобой, закажу еды на дом.

В моей голове шла мысленная борьба. Светский прием – звучит, конечно, пафосно, но заманчиво, не каждый день посещаешь такие мероприятия. Пойти туда мне все – таки хотелось, но мачеха моего рвения не разделяла. Вопреки своим обещаниям самой себе не ссориться с Анной, я все же набралась наглости спросить причину, по которой меня не собирались брать на прием.

– А что ты там забыла, дорогуша? – воскликнула она. – Детей там не будет. Да и ты не умеешь себя вести, как подобает светской леди, так что оставайся дома и учи уроки. Со мной лучше не спорить, – произнесла Анна таким тоном, будто одним только голосом желала напугать меня до смерти.

Тоже мне, фюрер в юбке! Светская леди, прости Господи…Мне хотелось ей возразить, но потом подумалось, что лучше пожертвовать светским приемом ради вечеринки в стиле «Бал вампиров», чем в пух и прах поссориться с мачехой и этим самым поставить под угрозу мое присутствие еще и на балу. Зато весь вечер дом будет в моем полном распоряжении. И никаких косых взглядов в мою сторону и презрительного шипения, так напоминающего змеиное. В общем-то, решение мачехи не брать меня на светский прием мне даже на руку.

– Ладно, – пожала я плечами, продолжив молча раскладывать столовые приборы.

Мачеха покинула кухню с гордым видом полководца, взявшего Трою. За все эти годы она так и не осознала, что слово «ладно», сказанное мной, означает вовсе не мое с ней покорное согласие, а то, что я сделаю все по-своему, но тихо. Но ей, конечно же, хотелось думать, что я от одного лишь ее взгляда замираю перед ней, как мышь перед удавом. Ну-ну… Что ж, мечтать – не вредно. Я вот тоже мечтаю. Как после школы уеду отсюда, поступлю в институт культуры, найду подработку, а может даже не одну, а потом на накопленные деньги куплю билет на концерт Кипелова. Ах, мечты, мечты… Мысленно пожелала мачехе съесть на этом пафосном приеме пропавшую устрицу, и, представив последствия, не удержалась от тихого смешка.

1
{"b":"775724","o":1}