ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай Собинин

Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Дикарь. Книга 1. Игры на выживание

© Каменистый Артём (Мир S-T-I-K-S, его устройство и терминология)

© Собинин Николай

© ИДДК

Глава 1. Крушение

Трехдневная командировка в Прагу вышла на редкость удачной – переговоры с деловыми партнерами прошли без сучка, без задоринки, все необходимые договоренности были достигнуты, документы подписаны. Шеф будет доволен его работой, так что можно поднять вопрос о премии, а там, чем черт не шутит – и о повышении зарплаты. К тому же у Егора остались в запасе еще целые сутки свободного времени, которые он использовал, чтобы оторваться на полную катушку. Одним словом, провел досуг с толком. Благо в Праге возможностей для этого хоть отбавляй. Правда, выспаться толком не удалось, да и легкое похмелье давало о себе знать небольшой головной болью и сухостью во рту. Хорошо, что в дорожной аптечке нашлась таблетка алкозельцера, пришлась очень кстати.

– Уважаемые пассажиры, наш самолет заходит на посадку. Прошу Вас занять свои места и пристегнуть ремни безопасности!

Динамики в салоне самолета голосом одной из стюардесс повторили фразу на английском. Салон наполнился шумом и возгласами облегчения сидевших вокруг людей. Ничего удивительного: перелет выдался пусть и недолгим, но выматывающим, болтанка и воздушные ямы утомили всех. Егор тоже не удержался от вздоха облегчения, ведь он не любил летать. Плюс ко всему, за время полета дико затекла спина, он не мог дождаться момента, когда сможет покинуть опостылевшее кресло. Клацнув защелкой ремня, он потянулся всем телом и постарался расслабиться. Вроде бы и проходил через это уже множество раз, а ощущения каждый раз как впервые. Самолет медленно дал крен влево и ощутимо начал снижаться. Противно засосало под ложечкой и неприятно заложило уши. Он расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке и несколько раз сглотнул, двигая кадыком. Помогло, ощущение ваты в ушах исчезло, пусть и ненадолго. Егор скосил глаза на свою соседку – привлекательную блондинку в строгом костюме. Это помогло отвлечься от неприятных мыслей, ведь картина была на редкость приятной. Голубые глаза, волнистые, гладкие волосы, приятные черты лица, ухоженная кожа, чарующие формы и шикарные длинные ноги – все качества, что ему нравились в женщинах, были собраны воедино. Природная, естественная женственность без кричащей вульгарности и подкупающая открытость безо всякого кокетства – какой нормальный мужик останется спокойным?! Он заприметил ее еще в аэропорту Праги, во время регистрации на рейс, и даже познакомился и немного поболтал с ней в зале ожидания, пока они пережидали задержку рейса из-за плохой погоды. Переводчица Евгения оказалась приятной собеседницей, полностью подтвердив его первое о ней впечатление. А потом, чудесным образом оказалось, что она сидит в соседнем с ним кресле. Казалось бы, отличный шанс для продолжения знакомства, но девушка после посадки в самолет с прохладцей отнеслась к его попыткам вновь завязать беседу, а потом и вовсе включила музыку в наушниках и задремала. Это не особо смутило Егора, очевидно, что девушка просто устала. Да и обручального кольца на ее пальце он не заметил, так что решил после посадки предложить подкинуть ее до города на своем автомобиле, а там, глядишь, что и срастется. Услышав объявление о посадке, красотка открыла глаза и тоже завозилась с ремнями, а он, слегка ей улыбнувшись, решил не пялиться и отвернулся к иллюминатору. Серебристо-белая туша лайнера выскочила из слоя кучевых облаков, под крылом самолета уже можно было разглядеть ниточки шоссе и прямоугольники промзон Подмосковья, а чуть в стороне серебрилась лента Москвы-реки. Погода стояла ясная, пейзаж радовал глаз, не то что в момент отлета. Тогда моросил противный дождик, а серый пейзаж нагонял тоску.

Внезапно картинку за стеклом снова затянуло молочно-серой мутью, словно они опять вошли в облачный слой. Моргнули и погасли приборы освещения. В этот момент в глазах резко потемнело, а в голове словно разорвалась микроскопическая бомба. Егор на какое-то время выпал из реальности, совершенно не осознавая, что с ним и где он находится. Когда непонятный приступ немного отпустил, он вдруг с ужасом понял, что гул двигателей исчез. Самолет клюнул носом и резко ухнул вниз, отчего внутренности болезненно сжались и прилипли к позвоночнику. Сразу в нескольких местах испуганно закричали женщины и дети, в салоне поднялся дикий шум, его в мгновение ока захлестнула паника. Самолет накренился еще больше, перегрузка стала практически невыносимой. Стало трудно дышать и сквозь свои натужные хрипы Егор отчетливо услышал скрип и скрежет корпуса самолета, словно нагрузка корежила, разрывала его на части. Тоже захотелось кричать, соседка в ужасе вцепилась в его руку, больно вонзив свои наманикюренные ногти в кожу. Сверху выпали кислородные маски.

Вибрация корпуса нарастала, конструкция скрежетала, словно готовилась развалиться прямо в воздухе. Пилоты экипажа явно старались не дать машине сорваться в штопор, выводили ее на менее крутую траекторию, а значит, еще не все потеряно. Егор, всю свою сознательную жизнь бывший атеистом, взмолился про себя всем богам, чтобы у них это вышло. Наклон самолета стал слишком велик – мимо их кресел с криком пролетело тело одной из стюардесс. Она сильно ударилась головой об спинку одного из сидений, оставив на нем алый мазок, крик ее резко оборвался. Пассажиры выли, орали, срывая голоса.

– Мамочка, мамочка, я не хочу, не хочу, пожалуйста, не надо! – соседка слева кричала, но через шум и грохот ее было едва слышно. Егор покрепче сжал ее руку.

Тушу самолета била крупная дрожь, резкая перегрузка вдавила тело в кресло еще сильнее, в глазах снова потемнело, а дышать стало почти невозможно. Но пилоты каким-то чудесным образом смогли перевести падение в резкое планирование. В этот момент краем глаза он заметил, как что-то мелькнуло в иллюминаторах по левому борту. В следующую секунду раздался гулкий удар, завизжал раздираемый дюралюминий, правое крыло и кусок обшивки борта самолета вырвало из корпуса вместе с частью самого салона и несколькими рядами кресел. Пристегнутые к ним люди лишь истошно закричали напоследок, прежде чем мелькнуть и бесследно исчезнуть. Часть корпуса словно срезало гигантским ножом, в огромной прорехе сквозь клубы густого тумана стала видна мелькающая в опасной близости поверхность. Вот мимо пронеслась многоэтажка, так близко, что, казалось, ее можно потрогать рукой. Что-то мелькнуло в салоне, фыркнуло негромко в полете, в следующую секунду рядом раздался влажный чавкающий звук, а Егора залило чем-то горячим и липким. Рука соседки конвульсивно сжалась, он почувствовал, что она вот-вот сломает ему кисть. Он с ужасом обнаружил, что кусок металла, пролетев через весь салон, вонзился в его соседку, практически разрубив ее пополам. По корпусу ударил многотонный молот, верх и низ резко поменялись местами и Егор приложился головой о борт самолета, потеряв сознание.

Что-то сильно сдавило живот, скрутив внутренности в узел. Открыв глаза, он обнаружил, что висит на потолке, все так же пристегнутый к своему креслу ремнем безопасности, который и давил ему на диафрагму, мешая нормально дышать. Егор зашарил по телу, нащупал замок ремня и отстегнул его, выпав из кресла. Кувырнувшись в воздухе, больно приложился плечом и затылком при падении. В глазах опять потемнело, но он сделал над собой усилие и, часто и глубоко дыша, не позволил себе свалиться в обморок повторно.

Состояние было паршивым, голову словно сдавили стальным обручем, глаза того и гляди вылезут из орбит, язык распух и прилип к пересохшему небу. Руки трясутся, ноги подгибаются, кровь гулко стучит в висках маленькими, болезненными молоточками.

При приземлении лайнер перевернулся, стены и пол внутри самолета поменялись местами, повсюду царил полный хаос. Проводка искрила, в воздухе висело задымление, кругом вперемешку лежали изломанные, окровавленные тела людей в самых невообразимых позах и выпавшие из багажных отделений при падении сумки и чемоданы. Все вокруг было обильно залито красным – в момент удара многих пассажиров вырвало из их кресел и внутренности самолета на мгновение превратились в огромный миксер, сталкивая тела с предметами обстановки и калеча их. Ему повезло, что замок его ремня выдержал, так бы тоже сейчас остывал в этой груде тел.

1
{"b":"664256","o":1}