ЛитМир - Электронная Библиотека

#УльтраНасилие

Том 1

Алекс Муров

«Бес входит в человека, у которого в сердце есть грязь!»

«Что ни говори, а те, кто имеет в себе беса, очень страдают. Ведь такие люди смиряются, однако и мучаются от дьявола! Однажды в монастыре Ставроникита я встретил двадцатитрехлетнего парня, одержимого нечистым духом. Кожа и кости! Был страшный холод, в храме топилась печь, а юноша, одетый в тонкую рубашку с короткими рукавами, сидел в притворе храма. Я не выдержал, подошел и дал ему теплый шерстяной свитер. – Надень этот свитер, – сказал я ему. – Неужели тебе не холодно? – Какой там холодно, отче, – ответил он мне. – Я весь горю!».

Старец Паисий Святогорец

«Достаточно погнать человека под выстрелами, и он превращается в мудрого волка; на смену очень слабому и в действительно трудных случаях ненужному уму вырастает мудрый звериный инстинкт.»

«Несчастный человек жесток и чёрств. А всё лишь из-за того, что добрые люди изуродовали его».

Михаил Булгаков

© Алекс Муров, 2020

ISBN 978-5-4485-8052-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Мирон гонит на чёрном мерине по ночной окраине города.

Льёт проливной дождь, как из ведра. В авто громко поёт депрессивный и уже давно покойный, Курт Кобейн… Тот самый, волосатый молодой музыкант, до костей и мозгов, пропитанный герычем, который вышиб себе мозги в 26 лет. Глаза у Мирона горят дьявольским огнём. У него, кровоточит шрам, пересекающий глаз. Он одержим ненавистью. Он одержим местью. Он одержим демоном, рвущим на куски его израненную и измученную душу. Он мельком взглянул в зеркало на свои красные, налитые кровью глаза.

– Чё палишь, цербер? – говорит он двойнику в зеркале. – С этим пора кончать! Знаю! Знаю, знаю, знаю, не нуди, сука рогатый! Я знаю, тебя тоже надо убить! – парень ударил от злости по рулю. – Все умрут! – громко, на эмоциях продолжает он. – Да ну и хер с ним! В общем то не жалко… Умирать не страшно, тем более если духовно ты уже давно, умер мать твою! А твоё физическое тело потихоньку гниёт и разлагается день ото дня… Чё? Чё ты сказал? Ад не так уж плох? Заценим… Чё да как! Навигатор то есть…

Сзади из багажника послышался громкий стук.

– А ты заткнись там! Ты ответишь за то, что заварил всю кашу! Ты в ответе за всё дерьмо, что случилось! Ты в ответе за все трупаны… Мы уже подъезжаем! Потерпи малость!

Авто Мирона подъезжает и тормозит у ворот тёмного мрачного кладбища. Напротив расположена церковь с большой колокольней. Парень глушит мотор и облегчённо произносит, откинув голову на сидении:

– Ну вот и настал тёмно-красный game over! Ставим жирную точку! И обойдёмся без счастливого хеппи энда…

УльтраНасилие. Том 1 - image0_59e093ecb140c66e1f1f8eb7_jpg.jpeg

1

Около года назад…

Полицейский уазик не торопливо ехал мимо утонувшего в осенней листве, хвойного леса. За рулём сидел тёмноволосый Виктор, начинающий уже потихоньку седеть в свои не полные тридцать. Рядом с ним сидел и смотрел на русскую природу в окно, молодой Мирон Райский. Парень гладко выбрит, причёсан, ему на днях исполнилось лишь 23 года. Он упакован в форму, как и его товарищ. Форма ему очень идёт. У Мирона черты смазливого сердцееда. Кожа у него чистая и розовая. Он так и излучает молодость и свет. На улице вовсю бьёт солнце. В авто стоит гробовая тишина.

– Ну ты хоть музон какой-нибудь включи, ёмаё… – говорит Мирон, посмотрев на коллегу. – Тихо, как в морге! Там и то веселее.

– Надо, сам включи!

Мирон включил на магнитоле радио. И оттуда запела IOWA с песней «Улыбайся». Мирон начал энергично елозить на кресле и кривляться под музыку. Мрачный Виктор посмотрел на него, как на полного идиота и снова сосредоточился на дороге.

– Да ладно, чё ты какой… – говорит Райский, хлопнув товарища по плечу.

– Какой?

– Слышал чё деваха втирает, улыбайся, бро, чё такой хмурый… Вид у тебя вызывает депрессию!

– А чё ты такой весёлый?

– Знаешь, чё скажу… Когда-то я просто обожал читать книги. Они в детстве были моими единственными друзьями и родными… И мой самый любимый автор, по-настоящему – мой автор, был Булгаков. У него были такие строки. «Злых людей на свете не бывает, есть только люди несчастливые.» Так вот я не злобный человек, я счастливый! Понимаешь?

– Вот как?

– Ну а чё, на самом деле париться… Раз в жизни всё складывается очень даже не плохо… – размахивает руками парень.

– Чё у тебя складывается?

– Ну… Много чё…

– Например?

– Тебе примеры привести? Да у меня их туча блин!

– Я слушаю…

– Ну, во-первых… У меня молодая хорошо обеспеченная жена, которую я безумно люблю и она любит меня, и я точно знаю, это очень даже взаимно…

– Нормально устроился… Ну а во-вторых?

– Чё во-вторых? Я… Скоро буду вполне нормально зарабатывать, не то, что раньше, только и делал что, бухал, шлялся по районам с плохими парнями, да дрался на мячиках… Отбитый блин, оффник!

– Парень с тёмным прошлым… Так бывает…

– В-третьих, я занимаюсь спортом, вот ты скажи-ка мне, ты сколько кг в зале штангу жмёшь?

– Ну… – задумался Виктор. – Соточку могу вполне…

– А я сто пятьдесят, не хочешь?

– Гонишь, бро!

– Не гоню! И готов тебе хоть сёдня в нашем зале продемонстрировать!

– Ловлю тебя на слове!

– И о чём я? Ах да, в-четвёртых… У меня есть свой дом. И самое главное… Самое основное… Пятая деталь и важная! У меня скоро родится ребёнок! И я стану папой. И это будет очень-очень гордо звучать! По-любому!

– Ты сам из детского дома кажется, да?

– Ну да… Оттуда! – парень перестаёт улыбаться.

– Почему ты там оказался?

– У меня родители! Короче… – замялся парень. – Не… Извини бро, не хочу об этом! Это личное! – махнул рукой Мирон.

– Алкоголики?

– Я серьёзно… Не хочу об этом, слышь.

– Так часто бывает! Бухают, а до детей нет никакого дела!

– Я правда, не имею никакого желания об этом говорить, честно!

– Ну ладно… Закрыли тему!

– Вот и замечательно!

– У тебя были проблемы с законом?

– Были… Юзал всякое дерьмо…

– Наркотики?

– Да да… Наркотики, секс, бухло и драки целыми днями… Безбашенная была юность…

– Бывает!

– Но теперь… Этой гадости в моей жизни больше не будет никогда! Это я могу сказать точно и наверняка! Для меня существует только она! Моя блонди… Самая любимая… И тот, кто вскоре родится! Плевать, мальчик это будет или девочка! Я любого буду любить и воспитаю достойно… С любовью и заботой, которой мне самому так не хватало в детстве! Моя жизнь будет для них…

– Чёрт… – сменил тему, напарник Райского. – Этот старый дед сказал по телефону, что у них там висела туша на ели, какого-то убитого животного! Ненавижу сатанистов…

– Ну может они не сатанисты…

– Только они обычно занимаются этим жертвоприношением… Ну, сейчас выясним! – авто съехало с дороги в лес. – В любом случае, ненавижу этих шизанутых ублюдков!

– Знаешь, я тоже ненавижу, когда люди животных трогают! Это отвратительно, чёрт побери… Тех, кто обижает собак или котанов, готов лично голыми руками задушить…

– Здесь мы с тобой мыслим одинаково! Животные ведь не могут себя защитить!

– Ты прикинь, когда я мелким был и зырил кинофильмы… – говорит Мирон, слегка улыбаясь. – Где людей сотнями мочат и тонны кровищи. Мне было насрать… Меня мало люди трогали! Они по своей сути, обычно не очень хорошие. Но если хоть один пёс в кадре вдруг пострадал, то я просто ненавидел этот фильм и никогда больше не смотрел! Нельзя собак убивать…

1
{"b":"616918","o":1}