ЛитМир - Электронная Библиотека

Чувство, когда убиваешь другого живого человека, очень понравилось им, и они начали делать это часто. Причем иногда дело ограничивалось не только убийствами. Несколько молодых девушек, прошедших через яхту молодого наследника семейства Дюваль, могли бы рассказать о многих мучениях, которые они испытали на себе, прежде чем их тела оказались за бортом корабля. Материал для развлечений им поставлял один бандит, на которого какими-то своими путями вышел Дерек. Никакого риска, никакой ответственности. Им все сходило с рук.

Найдя себе новое занятие, скрашивавшее его жизнь и убирающее скуку, Кен отдался ему всеми силами. Пытки, изнасилования, медленные истязания, чего только он ни перепробовал за это время – человеческие страдания не просто возбуждали его, они как будто делали его живым.

Но спустя несколько месяцев он стал замечать, что и это стало становиться для него скучным и обыденным. Нужно было что-то новое. Узнав об этом, Дерек предложил понаблюдать за тем, как карас будет питаться живым человеком. За пятьсот тысяч кредитов на борт яхты доставили животное с одной из дальних планет.

Толстый червь с огромной зубастой пастью прямо в своем теле меньше чем за минуту сожрало свежую пленницу их компании. Это была девушка средней комплекции, и от нее почти ничего не осталось после окончания представления. Для них это было именно представлением.

Глядя сквозь силовые нити клетки на пожирающую человеческую плоть тварь, Кен сначала был очарован ей. А потом ему захотелось убить ее прямо здесь и прямо сейчас. Потому что нет более полного обладания кем-то, чем лишение его жизни. Разрядив всю энергоячейку из бластера в уродливого хищника, он понял, что нашел себе новое занятие, которое переставало делать его жизнь скучной.

Но убивать карасов или каких-то других подобных экзотических животных оказалось весьма затратным делом. Даже для него. Слишком дорого они стоили. Поэтому они всей компанией решили посетить ту планету, где водились подобные звери.

Планета Таурел.

Именно туда они направились, экипировавшись самыми лучшими костюмами и оружием для охоты. Скаф модели «Абсолют», изготовленный на основе военных тяжелых доспехов, обеспечивал абсолютную неуязвимость для своих носителей. А модернизированные мощные импульсные винтовки «ЛР-12» идеально подходили для поражения органических существ на дальних расстояниях.

По случаю прилета на планету они устроили небольшую вечеринку и, закидавшись наркотиком вместе с алкоголем, вышли сразу же наружу, чтобы «немного проверить новые пушки» – как сказал один из парней. Идти куда-то далеко они не собирались, потому что, несмотря ни на что, Кен был все же не полный дурак и успел немного ознакомиться с описанием места, куда они летели, хоть и поверхностно. Поэтому понимал, что далеко от корабля отходить явно не стоит.

Но этого и не понадобилось. Через несколько минут стрельбы во все стороны Дерек внезапно воскликнул:

– Смотрите.

Повернув голову туда, куда показывал его друг, Кен увидел на камнях спокойно сидевшее крупное животное.

– Это хирс. Я про них в инфоблоках читал, – тихонько проговорил Дерек. – Очень опасный зверь.

– Ну, это мы сейчас поглядим. Всем приготовиться. Начинайте стрелять сразу же после меня, – Кен поудобнее перехватил винтовку и открыл огонь по неподвижной серой фигуре.

Похоже, этот хирс никогда раньше не сталкивался с импульсным оружием – подстрелить серого хищника оказалось очень легким делом. Правда, стоит признать, что и расстояние, с которого они стреляли, было очень близким и уйти сразу от четырех стволов было весьма трудной задачей даже для какого-нибудь модифицированного солдата, не то что для глупой твари. Да и стрелять они все умели довольно неплохо – у каждого были установлены соответствующие базы.

Мельком оглядев труп убитого животного, Кен раздраженно отбросил винтовку в сторону и пошел к трапу яхты. Ему снова стало скучно. Эта охота оказалась совсем не тем, чего он ожидал. Слишком легко все получилось. Никакого азарта и переживаний.

Когда он уже подходил к кораблю, то внезапно сзади раздались дикие крики. Обернувшись, он увидел страшную картину смерти своих друзей. Какое-то животное с серой шкурой, как и у недавно убитого хирса, убивало их прямо у него за спиной. По-настоящему убивало. Он понял это по их голосам – до этого он много слышал подобных криков, когда сам умерщвлял людей. Если человек получал тяжелые раны, то он начинал кричать очень похоже.

Сделав быстро несколько оставшихся шагов до трапа, Кен приказал искину закрыть створки и начать предстартовую подготовку. Планета и впрямь оказалась опасной.

Глава 2

«Пиратство – это болезнь нашей современной цивилизации. И от этой болезни есть только одно лекарство – флот империи».

Адмирал Лэроу, начальник объединенного штаба вооруженных сил империи Арна

Последнего врага мне удалось достать, когда он уже был почти на борту корабля. Выдернув его тело телекинезом между закрывающихся створок, я подтащил его к себе и раздавил его голову своей ногой. Он что-то верещал и кричал, но я его не слушал. Точнее, я его слышал, но абсолютно не понимал, что он там пытается сказать.

За месяцы, проведенные в одиночестве на планете, единственным другом и даже где-то моим собеседником (то, что он не отвечал, не мешало мне иногда по паре часов вести с Малышом односторонний разговор), стал молодой хирс. Его смерть я воспринял очень тяжело. Я привязался к нему настолько, насколько еще ни к кому не привязывался после попадания сюда. Даже Дастин и другие члены экипажа «Корсара» для меня сейчас значили меньше, чем лежащий на земле бездыханный зверь.

Я похоронил Малыша, выдолбив небольшое углубление в земле и навалив сверху много камней. На одном из которых ножом я вывел надпись на общем галакте: «Добрый друг и верный спутник. Удачи тебе и хорошей добычи в следующей жизни». Чуть постояв над могилой, я принялся за работу. Времени горевать у меня не было.

Ублюдков, убивших моего питомца, я, раздев, отволок за ближайший валун и бросил прямо на земле. Пусть местные животные полакомятся ими. Они это вполне заслужили.

Ни один из них не выжил. Когда я прыгнул на них сверху, то их участь была предрешена, даже несмотря на наличие у них оружия и брони. Тем более что эти идиоты, выйдя из корабля, не надели шлемы. Так что теперь их головы представляли собой не слишком аппетитное зрелище. Например, одному – предпоследнему из убитых, я выдавил глаза своими большими пальцами, достав ими до самого его мозга. Трое других тоже выглядели не самым лучшим образом.

Однажды, при разграблении оборонительного комплекса, после казни трех диверсантов, устроивших взрыв, в результате которого погиб техник с моего корабля, я сказал такую фразу: «Это не убийство. Это возмездие». Касательно сегодняшней ситуации можно было так же применить те слова, сказанные мной когда-то. Убитые полностью получили по заслугам за свой поступок.

Закончив оттаскивать тела, я вернулся к броне и оружию, в которое они были экипированы. Присмотревшись, я понял, что это не военная, а какая-то гражданская модель. «Абсолют» – была видна надпись на левой нижней части груди. Должно быть, специальный скаф, предназначенный для вылазок на планете с плохими погодными и опасными для жизни условиями. Он был намного тяжелее моего «БСС-14» и явно хуже его. Зато блоки с энергопитанием на всех четырех костюмах были почти полностью заряженными. Они были универсальными и подходили и для моей брони. Поэтому я сразу же подключил два из них себе, вынув свои давно сдохшие старые.

Тепло, вот что первым я почувствовал, когда броня полностью активировалась. Первым делом искин (он классифицировался как искин первого поколения и был самым примитивным из всех. По сути это был даже не искин, а набор программ, отвечающий за работу брони), встроенный в костюм, включил систему обогрева, получив данные с внешних датчиков о наружной температуре. Почувствовав, как мое тело стало согреваться, я понял, что последние месяцы никогда толком и не был в тепле. Температура, к которой привыкло мое тело и которую я считал, пока был на планете, вполне приемлемой, была на самом деле чрезвычайно низкой. Странно, что я не заболел и не умер от какой-нибудь пневмонии или чего-то подобного. Должно быть, универсальная нейросеть «НН1», которая при полном развертывании производила определенные изменения, также повлияла и на общую крепость здоровья и иммунитет организма. Другой причины, почему я до сих пор оставался относительно здоровым, быть не могло.

6
{"b":"271594","o":1}