ЛитМир - Электронная Библиотека

Поэтому я не сопротивлялся. И, естественно, вскоре моя личность была полностью установлена. Все-таки я был в Черном списке, так что прикинуться пострадавшим или каким-нибудь посторонним у меня бы не вышло. Меня заковали в специальные силовые наручники и отправили в камеру Центра Правосудия, находившегося прямо на станции, которую я видел из окна бота, когда эвакуировался с корабля Хью.

Кстати, о нем и о корабле. Никто на нем не выжил, а сам марканский транспортник развалился на несколько кусков, вследствие полученных многочисленных повреждений своего корпуса от нескольких каменных глыб, которые были прихвачены с собой грузовозом при гиперпрыжке из астероидного поля. А после еще раздалось несколько взрывов, которые не оставили спасателям ни одного шанса на спасение кого-бы то ни было с борта «Бродяги».

Угрюмый Хью все же не смог обмануть смерть и сбежать от нее. Он не умер от рук начинающих пиратов – бывших шахтеров, но умер от собственных действий. Мне даже было немного жаль его. Что ни говори, а поступок был довольно смелый и рискованный. Глупый, но смелый.

Впрочем, его смерть и смерть всех остальных на его борту не была признана моей виной. После проведенного быстрого ментосканирования было доказано, что к уничтожению «Бродяги» я не имею ни малейшего отношения. Хотя это мне не слишком помогло. Так как и без этого события на мне висел очень внушительный список правонарушений. Как там говорила та чиновница-регистратор новых заключенных:

– Нападение и захват кораблей Звездного Содружества.

– Массовые убийства граждан различной категории нескольких государств, входящих в состав Звездного Содружества.

– Уничтожение имущества корпораций, официально зарегистрированных на территории Звездного Содружества.

– Нападение на колонии, находящиеся под юрисдикцией Звездного Содружества.

– Торговля краденым товаром без разрешения и уплаты налогового сбора.

(Этот момент заставил меня удивленно распахнуть глаза, и появилось желание показать пальцем на женщину, зачитывающую мои проступки, а потом покрутить пальцем у своего виска.)

– Установка незарегистрированных нейросетей, имплантов и баз со специальностями.

– Организация преступного сообщества с целью осуществления космического разбоя.

– …

В общем, она тогда долго перечисляла всякого рода преступления, в каких меня обвиняют. Даже упомянула с точностью все мои налеты. Что поделать, скрыть что-то от ментосканирования было невозможно. Даже при быстром и поверхностном варианте.

Это было несколько часов назад. После меня отвели в камеру, дали поесть и поспать. А сейчас я уже направлялся в суд для выслушивания своего приговора. В отличие от Земли, тут правосудие осуществлялось очень быстро. Тем более, над таким, как я. Все-таки Черный список был не лучшей рекомендацией. Хорошо еще, что меня вообще еще не казнили. Хотя имперцы в последнее время такое уже не практикуют, предпочитая отправлять преступников на пожизненное.

На это я и рассчитывал, когда сдавался без активного сопротивления. Все-таки если бы меня ждала смертная казнь, то я скорее всего предпочел бы умереть, будучи на свободе, чем находясь в заключении. Например, можно было, разогнавшись на том грузовом боте, врезаться в спасательный шлюп, на котором летели имперские десантники. Уйти в мир иной, захватив с собой компанию врагов, всяко лучше, чем медленно умирать от инъекции яда (на территории империя Арна раньше практиковали именно такой вид казни).

Но меня ждал суд и, по всей видимости, пожизненное заключение. Оставалось только выяснить, где именно…

– Гражданин третей категории Кастор Риз, известный в пиратских кругах как капитан Кастор Риз. За многочисленные преступления против цивилизованного общества Звездного Содружества вы приговариваетесь к заключению в Мир Страданий номер девять на всю вашу оставшуюся жизнь. Приговор будет приведен в исполнение в течение следующих семидесяти двух стандартных часов.

Я стоял в небольшом сером помещении, которое здесь называлось залом суда и которое нисколько не походило на земные судебные залы. На небольшом возвышении, что-то вроде кафедры с креслом, находился старик-судья, одетый в серо-синюю форму, которую носили чиновники империи Арна. В паре метров перед ним стоял я, за невысокой металлической оградкой. Позади меня стояли два давешних моих охранника. Вот и все. Никаких прокуроров, адвокатов, зрителей или прессы. Все простенько и со вкусом.

Хотя, может быть, в новостях и мелькнет где-нибудь упоминание об еще одном осужденном захваченном пиратском капитане. Но на это рассчитывать вряд ли приходилось. Впрочем, я этому был весьма рад, слава меня не прельщала.

Чуть покрутив головой и поморщившись от обруча на моей голове (его слишком туго затянули), я молча ждал, пока этот старый хрен закончит свои разглагольствования по поводу неизбежного наказания для космических разбойников. Будь моя воля, я бы приложил его телекинезом об его стол, а потом, подтащив тело поближе, раздавил бы его голову ногой, точно так же, как поступил на Тауреле с тем богатеньким психом-извращенцем. Но сделать такой трюк я сейчас уже не мог. Потому что все мои псионические способности были заблокированы специальным прибором, представляющим собой тонкий металлический обруч на моей голове.

Быстро же они нашли способ для подобной блокировки. В профессионализме ученым и инженерам из НейроКом было не отказать. Эти ребята не зря ели свои хлеб с икрой, так сказать.

– …Хотите что-то сказать напоследок? – наконец-то закончил свой бубнеж старый судья про неотвратимое правосудие, который он зарядил сразу же после озвучивание приговора.

– Иди… … – лениво ответил я. Лицо старпера перекосило, ему явно не понравилось мое равнодушное спокойствие.

– Увести, – коротко приказал судья и отвернулся.

Ничего больше не сказав, я направился вслед за охранником, второй шел позади меня и следил, чтобы я вдруг не выкинул какой-нибудь фокус. К большому моему сожалению, никаких фокусов и трюков у меня в загашнике не было. Поэтому дорога до камеры прошла без приключений.

Когда охранники ушли и я, потирая запястья, развернулся лицом к силовым решеткам, то моя челюсть чуть не отвисла до пола от удивления.

В камере напротив моей находилась стройная симпатичная блондинка, в которой я без труда опознал мою старую знакомую – Анну Ларс. И судя по ее вытаращенным глазам, меня тут увидеть она тоже никак не ожидала.

Глава 4

«Люди не меняются в тюрьме. Наоборот – там их личные качества еще больше усиливаются. Трусы становятся еще трусливее, храбрецы – смелее, умные развивают свой интеллект еще больше, а глупцы… А глупцы там обычно погибают».

Тон Заран, глава кафедры психологии столичной Академии империи Арна

Глядя на ту, о мести которой я мечтал последние несколько месяцев, мои мысли сейчас крутились вокруг того, как бы выбраться из своей камеры и попасть в соседнюю. Прямо к этой стерве. А потом очень и очень медленно начать убивать ее, постепенно выдавливая из этой суки жизнь. Капля за каплей, очень-очень медленно.

Удивление от такой неожиданной встречи быстро прошло, осталась только злость и ненависть. И, конечно, желание прикончить эту тварь. Которая бросила меня умирать на планете с климатом, где не бывает положительных температур и полной сильных хищников, всегда готовых разорвать кого угодно себе на обед. До сих пор не могу поверить, что я там продержался столь долгое время и в итоге не просто выжил, но и вырвался оттуда живым.

Судя по ошеломлению и невероятному изумлению на личике девушки, сидевшей в соседней камере, она явно не ожидала, что мне удастся провернуть такой трюк. Можно было поспорить на что угодно, моя тогдашняя пленительница никак не рассчитывала на еще одну встречу со мной.

Я сделал шаг и схватил силовую решетку. И сразу же с проклятиями отдернул руки назад – удар током, под которым она была, не был смертельным, но оказался очень даже болезненным.

18
{"b":"271594","o":1}