ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да, я, подчас, поражаюсь тому, как, ПО-ВЗРОСЛОМУ, вы мыслите, как манипулируете людьми и даже тому, как вы... извините, Витя... врете... НО! Мне безумно интересно, чем все это закончится. И если все закончится успешно, то... ТАКОГО мне не сможет предложить никто иной.

Он замолчал и вопросительно смотрел на меня.

Что тут скажешь? И надо ли говорить... Я подошел к столику и снова налил в бокал, затем развернулся к "своему директору":

- Закончиться все должно нашей ПОБЕДОЙ. Другой вариант для меня неприемлем. Да, вы правы... ТАКОГО больше никто предложить не сможет.

Я поднял бокал и улыбнулся:

- За победу!... за НАШУ победу!

Клаймич узнал цитату и немного нервно засмеялся.

Хрустального звона не получилось, наполненные бокалы стукнули глухо.

"Не беда... Главное, я чувствую - ДЕЛО СДВИНУЛОСЬ С "МЕРТВОЙ ТОЧКИ".

***

Этой ночью я долго не мог уснуть.

Мысли... Много мыслей...

Но они не путаются. Мозг функционирует холодно и ясно... Пропали эмоции и чувства... Глаза открыты, но темнота не помеха. Я вижу счеты...

СЧЕТЫ ЖИЗНИ.

Костяшки судеб и событий, поступков и смертей, подвигов и мерзостей... Они равнодушно скользят перед моим внутренним взором. Они просто отмеряют меру. Костяшка туда, костяшка сюда...

И снова ничего не предопределено. Костяшки могут лечь, как уже легли, а могут и в новой конфигурации. Им все равно.

Мой мозг, с пистолетными щелчками, перебрасывает костяшки слева направо: СССР - щелк, ПОБЕДА - щелк, БАМ - щелк, СЧАСТЬЕ - щелк...

А теперь костяшки пошли в обратном направлении. Только сейчас их щелчки больше похожи на стук молотка в гробовую крышку. Афганистан - тук, Предательство - тук, Перестройка - тук, Ненависть - тук...

И снова слева направо: Брежнев - щелк, Щелоков - щелк, Романов - щелк...

И обратно: Андропов - тук, Горбачев - тук, иуды - тук...

Мама - щелк, Дедушка - щелк, "Red Stars" - щелк, Леха - щелк...

Соблазн - тук, эгоизм - тук, слабость - тук, уныние - тук...

Костяшки гуляют влево и вправо... Я решаю и приговариваю, я - судья и палач, я горд собой и презираю себя, я - сын своей Страны и своего Народа...

Да, я догадываюсь о ЦЕНЕ. Я догадываюсь, что мне придется СОВЕРШАТЬ. Я понимаю, кем мне придется СТАТЬ.

Я считаю... пересчитываю... примеряюсь...

Я не могу ошибиться. Не имею права. Мы все уже один раз ОШИБЛИСЬ...

Или на "той стороне" трудились более опытные и знающие СЧЕТОВОДЫ. Какая теперь разница... Все в моих руках. Теперь на "этой стороне" Я.

Я - последний солдат погибшей Империи.

Солдат, который волей НЕВЕДОМОГО, видел к чему привела победа ЗЛА. Солдат, который желает победы ДОБРА. Но не нашел другого способа его достижения, кроме еще БОЛЬШЕГО ЗЛА.

Чувства вернулись.

МНЕ СТАЛО, ПО-НАСТОЯЩЕМУ, СТРАШНО.

(Конец второй книги)

68
{"b":"270621","o":1}