ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А ты? Ну, на показательных! По делу разве?

Фредди усмехнулся.

— Дурак ты, хоть и умный. Подумай — поймёшь.

Андрей упрямо дёрнул плечом, но промолчал.

— Ладно, — спокойно сказал Эркин. — Пошли.

— Пошли, — кивнул Фредди, беря ключ.

Из гостиницы они вышли вместе, но Фредди заметил группу цветных пастухов в чистых рубашках и замедлил шаг, закуривая. Пусть парни со своими идут. Они поняли и нагнали тех, смешались с ними. Да, так будет лучше. И им, и ему. У каждого своя компания. Так уж заведено, и спорить с этим глупо. И накладно.

ТЕТРАДЬ ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Бал начался в сумерках и продолжался до рассвета. Костры и иллюминация на киосках и палатках, военные прожекторы и самодельные факелы. Городской оркестр на русском грузовике и ещё один сюрприз военной администрации. Когда этот маленький зелёный грузовик-фургончик только подкатил к лугу, многие опасливо отошли подальше, подозревая в нём тюремный автомобиль. Но двое русских деловито принялись соединять какие-то провода, на крыше фургончика установили гроздь мегафонов, и над лугом грянула разухабистая модная два года назад мелодия. Так что танцы начались даже раньше запланированного. Крейг переговорил о чём-то с русским радистом, махнул кому-то рукой, и через несколько минут в фургончик принесли стопку пластинок. Самых модных. У Крейга всё есть. В дар. Старцев, смеясь одними глазами, поблагодарил Крейга от лица русской администрации и уже тихо сказал, что, по его мнению, лучшую рекламу музыкальным новинкам трудно придумать.

— Приятно встретить понимающего человека, — ответил Крейг.

Обменявшись любезностями, они разошлись.

Вряд ли кто из бывших на этом балу, а был там фактически весь Бифпит, смог бы потом последовательно и связно вспомнить и рассказать. Слишком много встреч, событий, ссор и объяснений в любви, музыки, спиртного, танцев… Парочки наскоро убегали в темноту за окраины луга, и многие потом возвращались для продолжения веселья, сменив партнёра или партнёршу. Бойко торговали мелкой галантереей и всякой подарочной чепухой. Всевозможные прохладительные и горячительные напитки, сэндвичи и пирожные, дешёвые пирожки и дорогие фрукты… Изящные лёгкие столы и стулья в стиле парижских кафе и толстые брёвна, положенные вокруг горящего в яме костра, на котором жарятся прямо на решётке куски мяса… Люди теряли, находили друг друга и снова теряли. У профессиональных опытнейших сплетниц разбегались глаза…

Миссис Энтерпрайс одновременно показывалась в разных концах луга. Она успевала всё. Остальные дамы-патронессы не могли, да и не хотели угнаться за ней.

— Присядьте и отдохните, миссис Присси, — становил её стремительный бег Джонатан. — Выпейте со мной.

— Спасибо, Джонни, — миссис Энтерпрайс опустилась на стул с максимально возможной для её возраста грациозностью. — Вы настоящий джентльмен. От стаканчика виски ни одна леди не откажется.

— Вы — настоящая леди, — с чувством сказал Джонатан, целуя сухую сморщенную лапку.

— Благодарю, Джонни, — миссис Энтерпрайс хихикнула и со знанием дела продегустировала поставленный перед ней стаканчик. — Ваши чемпионы и здесь блистают. А вы скромно сидите в тени.

— На то они и чемпионы, чтобы блистать, — улыбнулся Джонатан, — а я скромный лендлорд. Похвастаться нечем.

— Ну-ну, Джонни. Не прибедняйтесь. Ваши бычки и ваша команда — главные сенсации Бифпита. Фредди мы знали и раньше, — она снова хихикнула, — но я не ожидала, что он такой знающий судья. А ваши пастухи… Но только ваш чемпион по борьбе несколько застенчив для чемпиона.

— Наверное, он просто не встретил вас. Тогда бы он не затруднялся с выбором.

— Спасибо, Джонни. Так я надеюсь на протекцию? — миссис Энтерпрайс откровенно полюбовалась его смущением, но тут же по-матерински участливо похлопала его по руке. — Ну-ну, Джонни, я всё понимаю. Кстати, вы помните мисс Круазон и её чёрный жемчуг?

— Разумеется. Он, кажется, пропал?

— Да, в заваруху. Пропадали люди, целые семьи, что уж говорить о вещах. А сейчас они начали всплывать.

— Люди?

— Нет, — миссия Энтерпрайс грустно улыбнулась. — Пока всплыл только жемчуг мисс Круазон, а она сама… думаю, мы встретимся только на Страшном суде. А жемчуг… пережил её. И потихоньку поплыл. И знаете куда, Джонни? Опять в наши края. Думаю, через месяц он появится здесь. И вообще, — миссис Энтерпрайс задумчиво смотрела на Джонатана, но видела явно что-то другое, — вещи оказались долговечнее людей. Вещи всплывают. А люди… никогда. Вот ожерелье Дианы, вы слышали о нём, Джонни?

— Да, разумеется.

— Новая версия. Серебро с бриллиантами. И опять… выставлено на очередной аукцион Сойнби.

— Кем, не слышали?

— Продавец желает остаться неизвестным. Видимо, таким же будет желание и покупателя. Правда, — миссис Энтерпрайс улыбнулась, — для русской администрации это не тайна. Я уверена. Они не вмешиваются, пока. Но знают очень много, уже. Ну, я совсем заговорила вас, Джонни, да ещё о таких скучных материях. А на балу надо веселиться, — она рассмеялась старушечьим, но очень приятным смехом. — Берите пример со своей команды, Джонни, я желаю вам удачи.

— Спасибо, миссис Присси, я всегда слушаю вас с удовольствием.

— Надеюсь, и с пользой, — она лукаво улыбнулась. — Ну, я должна бежать. Мои дамы заняты облавой на победителей в борьбе, и весь бал на мне. Посочувствуйте мне, Джонни.

— От всей души, миссис Присси. Вы удивительная женщина.

— Я леди, — очень серьёзно сказала миссис Энтерпрайс и, уже вставая, шепнула: — В это облаве я на стороне дичи.

И убежала, исчезнув в пёстрой толпе. Джонатан допил свой стакан и тоже встал. Нашёл взглядом бармена, и тот кивнул ему. Разумеется, расплата потом и за всё сразу.

Возникающие инциденты рассасывались быстро. Никто не хотел портить бал серьёзными разборками. Конечно, всякое случалось. Но к моменту появления полицейского или шерифа с его помощниками всё улаживалось.

Вот закрутилась небольшая драка среди ковбоев, взвизгнула женщина, но пока Джерри, сопя и взрыкивая, пробивался туда сквозь ставшую вдруг непроходимой толпу, уже кого-то под руки утащили в темноту, а шерифу объяснили:

— Перебрал парень, пусть полежит.

— Пусть, — кивнул Джерри.

Старцев с удовольствием бродил в бальной толпе, ловя обрывки разговоров и зрелищ.

Да, граница между белыми и цветными соблюдается, и охраняют её обе стороны. Как бы само собой. Просто, держатся вместе, своими компаниями, и всё. Да, вон компания белых ковбоев у костра с местным шашлыком на решётке вместо шампуров, цветные… там же, но не вперемешку, а сами по себе… И двое цветных, что забрели на благотворительный базар, прошли вдоль всех киосков и остановились у прилавка с двумя мулаточками. Всё понятно, всё естественно, внешних конфликтов нет и, пожалуй, именно из-за соблюдаемой обеими сторонами дистанции. А вон индеец из команды Бредли. И тоже со своими. А индейцев, кстати, очень мало, большинство уже должно было уехать, остались, в основном, метисы, смесь и трёхкровки, почему же этот не уехал? А Беленький где? Пляшет? Нет, повёл свою даму угощаться чем-то. А это кто? Это же тот парень из игрового номера в «Приме», уголовная мелочь. Задирает Беленького? Да, точно. По идее тут должен вмешаться Трейси, или он оставил парней без присмотра… Ну-ка…

Старцев остановился так, чтобы видеть и слышать, оставаясь незамеченным.

— А мне по хрену что ты там думаешь! — резкий ответ Андрея не остался незамеченным.

Румяная тёмноволосая девчонка, с которой он танцевал, отлично знала, что в драке не смотрят, куда бьют, и быстренько нырнула в толпу. Но Андрею было не до неё. Не эта — так другая. А вот гниду, что так нагло лезет, так видали таких, шестёрка, а туда же… Что у него там, в кармане, нож или бритва? А до хрена что, урою.

— Отвали, шестёрка.

— Ты, позор расы…

— Наклал я на расу твою.

Ножи одновременно сверкнули и столкнулись, лязгнули лезвием о лезвие. И Андрей стоит, зажав свой нож в кулаке, а нож противника на земле, но у того в руке пистолет, нацеленный в живот Андрея. Вокруг мгновенно сомкнулось плотное кольцо цветных пастухов. Парень быстро затравленно огляделся. У всех ножи наготове. И больше одного выстрела ему сделать не дадут. Он успеет выстрелить, но, как падает убитый им, не увидит. Медленно, через силу он убрал пистолет и наклонился за ножом. Но на него уже наступил Андрей. Кольцо разомкнулось, образовав проход и, как только незадачливый защитник белой расы ушёл, рассыпалось, щебечущая девчонка мгновенно повисла на левом локте Андрея, и никто ничего не заметил. И не было ничего.

298
{"b":"265607","o":1}