ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не нарывайся только.

— Катись ты…

Злое и какое-то постаревшее лицо Эндрю. Но вот парень сплюнул и растёр окурок, на мгновение застыл, и снова перед ним любопытный, не понимающий, не сознающий опасности мальчишка.

— Ну, сэр, я буду недалеко, сэр, — просящим тоном.

Опять что ли? Точно. Так и мельтешит эта гнида. Ну, ты мне ещё попадёшься.

— Если что, голову оторву.

— Ага, сэр. Я проживу, сэр.

И ушёл. Артист! Он посмотрел на Эркина. Спокойное, какое-то отвердевшее изнутри лицо.

— Я тоже пойду, пройдусь.

Эркин молча кивнул. На мгновение в глубине его глаз блеснули слёзы. Но тут же парень улыбнулся и кивнул:

— Я пригляжу, сэр.

Он уходил, болтал со знакомыми, возвращался. Эндрю он больше не беспокоил. Парень и впрямь лучше него здесь соображает. В один из своих приходов, он увидел, что Эркин достал остатки своей лепёшки и ест, подкармливая то Принца, то Подлюгу, а на его вопросительный взгляд — не мог же парень проголодаться — улыбнулся и просто сказал:

— Обидно, если пропадёт.

И он не сразу понял, а поняв, задохнулся и с минуту сказать ничего не мог. Парень готовился к смерти. С трупа же никто не возьмёт.

— Может быть, и обойдётся, — наконец смог он выговорить.

— Может быть, — углы губ Эркина дрогнули в улыбке.

Эркин разорвал последний кусок пополам, сунул Принцу и Подлюге и отряхнул руки.

— Оставить тебе покурить?

— Не надо, — и спокойное, — спасибо, сэр.

Уже зная, что означает это обращение, он обернулся. К ним вперевалку подходил Стаут.

— Привет, Фредди.

— Привет, Стаут.

— Как тебе это нравится?

— Так же, как и тебе.

Стаут посмотрел на Эркина и нахмурился.

— Твой парень?

— Да, а что?

— Отойдём, — и, когда отошли, доверительно, — не терплю краснорожих.

Он молча пожал плечами.

— По мне уже черномазые лучше. Воры и бездельники, как и эти, но хоть в спину ножом не ткнут.

— Ты меня для этого звал?

Стаут запыхтел, но смолчал и продолжил:

— У нас тут мыслишка… Поднять стада и на прорыв.

Он кивнул:

— Понятно. А дальше что?

— Думаешь…

Он пожал плечами.

— Ладно, как знаешь.

Отвалил дурак. Вот действительно, если дурак, то это надолго. Он не выдержал и пошёл к заставе. Эндрю где? Глазеет. Русских прибавилось. Ещё офицеры. Чёрт, совсем в их нашивках не разбираюсь. А эти… эти, похоже… похожи на того, что приезжал тогда в резервацию и Эркина мордовал. Как скажи, штампуют их, форма разная, а морды один к одному.

— У вас есть вопросы?

Пора отваливать. Как Эндрю? Только что был здесь… Ого, похоже, начинают. Он быстро миновал очерченный на земле квадрат с красными флажками на углах. Никто ничего не сдал. Таких болванов, чтобы у всех на глазах выйти и оружие положить, не бывает. Да, точно. Три офицера, солдат и… Джерри? Ну, тоже правильно. Шериф, всех знает. Он пристроился в нескольких шагах за ними. Но один из офицеров оглянулся, и пришлось нырнуть в чужое стадо…

ТЕТРАДЬ ВОСЕМНАДЦАТАЯ

…Фредди тряхнул головой. Да, надо признаться, никогда такого страха не испытывал. Так и впервые не за себя. Всегда был один, без напарников. А тут двое на нём. Но держались… Хорошо, что Джонни успел. Тогда, подбегая на зов Эркина, увидел Джонатана, и отлегло. Джонни удачлив. Когда больше не на что надеяться, надейся на удачу. Так и получилось. Джонни был на высоте. Спокоен, улыбчив, вежлив. А у него сдали нервы. Когда увидел холодные насмешливые глаза тех двоих, откровенную… нет, не ненависть, презрение. Они презирали нас, всех четверых. А как они с Эркином… Чудо, что парень устоял на ногах. И на какого чёрта, если ножи разрешены? Нет, прицепиться не к чему, так хоть покуражиться. Имел ведь он дело с полицией, и не раз, а там серьёзных ребят хватает. И прижимали его так, что не вывернешься. И случалось, не выворачивался. И били его, чего уж от самого себя прятаться, били, и сидел… в разных «весёлых» местах. Но это была общая игра. Худо-бедно, но играли по правилам. А проиграл — плати. Но и полиция честно платила проигрыш. А эти… Для них правил нет. Как этот ухмыльнулся, услышав его имя! Сразу холодом от этой ухмылки обдало. И что делать? Выхватить кольт? Одного, ну двоих он бы уложил, успел. А дальше что? Лечь под автомат? И остальные рядом. Парни вообще без оружия. Так ведь эти сволочи тоже… умеют стрелять. Раненому на допросах тяжело. А как велели шляпу снять и начали эти двое на него смотреть, сверять со своей картотекой. Им карты с фотками ни к чему, они всё в голове держат… Вот тогда подумал, что всё, конец… добегался. И самое обидное, что на пустом, что нет сейчас ничего. Что сам голову в ловушку засунул. Старший ковбой. Расхвастался, распустил хвост перед парнями. Они ж верили ему… а сейчас, после его срыва…

Фредди посмотрел на парней. И словно поняв его, Эркин поскакал, ровняя бычков, к нему на холм.

— Впереди река?

— Да. Надо переправляться.

Эркин улыбнулся:

— Всё будет в порядке, Фредди. Справимся.

Мысли парень, что ли, читать умеет? Или сам тоже так психанул, что до сих пор не успокоится. Начали о бабах говорить, сорвался. Или… или что другое тут. Столько времени держать себя мужику трудно.

Брод Фредди знал, и переправились благополучно. Места шли глухие, безлюдные. И для ночёвки место нашли легко. Сытые бычки улеглись быстро. И с костром, и с водой оказалось без проблем. Развьючили и отпустили пастись лошадей, и сами сели отдыхать.

— Так-то идти неплохо, — улыбнулся Андрей.

— По дереву постучи, — Фредди строго посмотрел на него. — Сейчас брошенными имениями идём. Спустимся на равнину, там тяжело будет.

— Ну, не тяжелее Крутого, — возразил Андрей.

— А это как шмонать будут, — усмехнулся Эркин. — Знать бы, кого они ищут, чтоб не дёргаться попусту.

— Может, сбегаешь, карты у них возьмёшь?! — сразу обозлился Андрей. — Фредди бы прочитал нам…

— Карты посмотреть, это ты, конечно, хорошо придумал, — задумчиво сказал Фредди. — Ты их видел? Какие они? Как вам Дон показывал?

— Я их не видел. Я слышал. Один другому сказал, чтобы посмотрел… картотеку. Я и понял, что они здесь. И видел, как он пачку на столе, где девка сидела, перебирал. Но далеко, и там ещё один подошёл, загородил. — Андрей рассмеялся. — Вот не ждал, что за малолетку сойду.

Рассмеялся и Фредди.

— Я увидел тебя… Ну, мальчишка, и всё. Глазеет по сторонам…

— Ну, лопух лопухом, — протянул Андрей. — Ну, ни фига не петрит. Кому война, а ему игрушки. Вымахал, а дитё дитём. — Андрей смешно передразнивал чьи-то голоса.

Эркин хохотал, держась за живот и складываясь пополам. Фредди от смеха чуть не уронил в костёр свою шляпу.

— Это русские о тебе так? — наконец выговорил сквозь смех Фредди.

— Ну, примерно. Я не все слова понял, так, в общем, — Андрей довольно улыбнулся. — Ну, там один, офицер, прогнать меня хотел, а другой меня дебилом назвал, говорит, пускай себе. Иногда и дураком хорошо побыть.

— Мг. Если б ты ещё с ножом не сглупил…

— Таак, — Андрей сощурился. — Ты мне что, это теперь долго поминать будешь? Может, и я тебе кое-что тогда припомню?

— Интересно, что? — Фредди еле заметно напрягся.

— Найду что, — буркнул Андрей. — Ты тоже… не самый.

— Поищи, — согласился Фредди. — Найдёшь, послушаю.

— Вы бы русских дождались, — предложил вдруг Эркин, — и при них бы выясняли. Или полицию. А то чего при мне?

— А что он тебя подставлял, — озлился Фредди. — Это тебе ничего? Ну, нас с Джонни ладно. А тебя-то…!

— Я Эркина подставлял?! — вскочил Андрей. — Да я тебя…

— Сядь! — Эркин так дёрнул его за руку, что тот не сел, а плюхнулся обратно. — Я тебе травой рот забивать буду. Не подставлял ты никого. Я сам на нож наступил. Ну, соврал бы чего…

— Ты?! — в голосе Андрея презрительное удивление. — Ты и врать-то не умеешь!

— А ты проверял, что ли? — усмехнулся Эркин. — Не нужно пока, вот и не стараюсь. Сиди и не трепыхайся. Что мы друг про друга знаем, наше дело.

185
{"b":"265607","o":1}