ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Не понимаю твоей игры, мальчик-машина. Слишком много лишних, ненужных слов. Или ты играешь в хитрость? Здесь, внутри меня, надёжно запертый? Какую честь ты можешь оказать нам, бессмертным? Тем, кто может ломаться, но заменять детали? Ты не совершенен, как машина. И слаб из-за уязвимости плоти, части которой заменить нечем!»

«Логика, демон, — с тем же насмешливым превосходством сказал мальчишка-некромант. — Всего лишь любимая машинами логика. Машины самопроизводятся и усовершенствуются. Их много. Из-за этого я — единственный в своём роде среди вас. Значит, это я оказываю вам честь, если соглашаюсь на ваше предложение».

«С точки зрения логики — это правильно, — согласился машинный демон. — Но ведь ты так и не ответил мне, мальчик-машина, готов ли ты встать среди нас. Так спрашивать ли твоего разрешения подправить твои мозги, чтобы ты стал полноправным членом нашего сообщества машин-завоевателей и чтобы ты мог повести нас на живых, используя свойства хитрости и коварства? Или ты сопротивляешься моему предложению, а значит — решение за тебя принимать буду я?»

«Бедная машина, — с отчётливым сочувствием сказал Коннор, и живые на территории деревни переглянулись. — Ты так застряла, так зациклилась на одной мысли, что даже не попыталась логическим путём просчитать хотя бы несколько вариантов объяснения того, что я уже сказал тебе в начале нашей беседы. Демон, ты мощный и в какой-то степени… умный и расчётливый. Как машина, — добавил он с ухмылкой. — Но ты всего лишь машина, которая умеет только существовать и, к твоему сожалению, не умеет делать выводы из некоторых ситуаций. Ты даже не подумал о том, почему так спокоен человек, если он находится в полной твоей власти. Демон, тебе не повезло. Ты взял вовнутрь себя не только человека-машину. Я некромант, демон. Поэтому… — Селена почти воочию увидела, как мальчишка облизал губы, вздохнул и с мягкой печалью договорил: — Поэтому — умри, машина!»

Селена закричала, когда бешено вертевшиеся вихри магического торнадо внезапно окрасились багрово-красным, словно машину проткнули изнутри — живую! Видимой кровью даже плеснуло на защиту деревни — будто размазалась тёмно-алая краска, вызывающая оторопь одним своим цветом, и начала стекать, растворяясь в самой защите!

— Селена, успокойся — это иллюзия! — крикнул Джарри, обнимая семейную и с трудом перекрикивая рёв пошатнувшейся колонны-демона.

Застыв на месте, они все смотрели, как ослабевает сумасшедшая воронка, как от неё начинает разлетаться всё, что составляло магическое торнадо. Ещё и раньше Селена наблюдала уничтожение нескольких машинных демонов, но впервые так ясно и чётко видела, как умирает последний сторож деревни. Он начал умирать с «головы», которая постепенно оседала, начал умирать — худея, то есть постепенно сужаясь. И рёва не было. Был лишь грохот падающих камней, сломанных деревьев, плохо различимого другого мусора…

А потом они все увидели Коннора. Если сначала девушка испугалась за него: как выжить человеку, который находится в центре рушащегося гиганта?! Как уцелеть среди летящих со скоростью пули камней? То теперь она поняла — как: мальчишка-некромант медленно спускался по невидимым ступеням, словно по огромной лестнице, свободной от падающих или стреляющих естественных снарядов. И спускался он не один. Мало того что вокруг него стремительно перемещались пылевые облака — Коннор шагал ещё и в сопровождении странных фигур, которые окружили его плотным кольцом.

Когда Селена поняла, кто это, у неё дыхание перехватило. Но крепко обнявший её Джарри вздохнул и сказал:

— Ты же видела, как старый Бернар рассыпал истолчённые кости некромантов с деревенского кладбища… Привыкай к этому миру, Селена, и будь спокойна.

Едва нога мальчишки-некроманта коснулась земли, на него набросились «крабы» и механические птицы, которые до сих пор сопровождали машинного демона. Они пытались пробиться сквозь кольцо мёртвых некромантов — и умирали, едва коснувшись истлевшей плоти. Но до изгороди оставалось слишком большое расстояние, и мёртвые некроманты начали постепенно исчезать, когда на них навалилась вся собравшаяся у деревни армия машин. Кажется, не хватало мощи, которую Коннор в основном использовал, чтобы убить машинного демона.

Джарри разомкнул объятия и, кивнув Колру, пошёл к изгороди. Мужчины перепрыгнули ограду и мгновенно ввязались в бой, который уже вёл мальчишка-некромант, с последними двумя еле видными фигурами прорывавшийся к той же изгороди. Следом, немного помешкав, рванулись Хельми и Мирт.

Селена смотрела на кучку смельчаков, которые, в сущности, только оборонялись от теснящих их машин, и чувствовала, как дрожат руки — от желания помочь.

Мужчины уже вели мальчишку-некроманта, который и сам здорово огрызался, сбивая «крабов» или перехватывая в воздухе их взрывчатые диски, чтобы взрывать их в безопасном отдалении от живых. Присоединившиеся мальчишки, встав спиной, оказались вооружены и теперь отстреливали пикирующих сверху механических птиц. Но этого мало! Мало! Как помочь им всем?!

Мика подпрыгивал рядом, так же как и Колин. Оба очень хотели выскочить за изгородь, но не смели нарушать запрет на участие в бойне. И оба жались к Селене, едва казалось, что перевес на стороне машин.

И, когда до изгороди осталось лишь шагов-пять-шесть, ситуация неожиданно изменилась. Пробравшийся под прикрытием других «краб» хотел воспользоваться поднятыми вокруг и до сих пор летающими пылевыми облаками, чтобы выстрелить диском в непосредственной близости от защищающихся. Селена только набрала воздуха, чтобы закричать — предупреждая, как «краб» упал. Сначала она, с облегчением выдохнувшая несостоявшийся крик, решила, что его сбили мужчины. Но рядом с ним упал ещё один… А потом — словно издевательски дурной сон из кошмаров: «мёртвые» механические птицы падали так густо, что бойцам приходилось защищать головы, чтобы их не стукнуло простыми железками, лишёнными магии. Остолбеневшие Мика и Колин во все глаза смотрели на затихающие, падая, машины — не веря себе! Как и Селена!

Мужчины и мальчишки за изгородью замерли, тяжело дыша. Минуты две осматривали происходящее — причём чёрный дракон выпустил крылья, защищающие всех от падения неподвижных кусков металла. А когда наступила полная тишина, мальчишка-некромант запрокинул лицо кверху, к невидимому за пылью небу, и устало спросил:

— Интересно… Ривер или драконы города?

31

Домой, к Тёплой Норе, мальчишку, который под конец просто обессиленно рухнул на землю, нёс Джарри — предварительно потребовав, чтобы Селена надела блокирующее от братства кольцо. Коннор подтвердил его решение еле слышным шёпотом, хотя девушка боялась, что мальчишка обидится на её семейного.

Глядя же на почерневшие, полностью опустошённые кольца и браслеты на безвольно обвисших руках Коннора, вспоминая, такие же опустошённые, отстранённо серые глаза мальчишки, перед тем как он закрыл их, Селена грустно размышляла: им постоянно везёт, что все выживают — выживали — в этой войне. Везёт так, что, если и страшно ранят, как Вилмора или Эрно, а то и кого другого, физические раны всё-таки можно исцелить. Но не везёт, что остаются невидимые раны в душе и в памяти.

Сколько Коннору? Лет двенадцать? Тринадцать? Ну и что, что в его голове целый склад магических текстов, которые он поневоле читает и запоминает целыми книгами, когда его вынуждают вспомнить лишь одну страницу? Он усваивает не только кладезь мудрости старых эльфийских магов. Он просто вынужден становиться слишком рано взрослым, познавая то, что в его возрасте детям, в общем-то, не интересно… И что делать с этим? Отправлять мальчишку-некроманта с мальчишками-рыболовами каждый день на рыбалку? Насильно заставлять его качаться на качелях? Ставить за самодельный теннисный стол? Увы… Интересы у него уже другие. Хотя время от времени поиграть в обычные игры он тоже не отказывается.

Мальчишки из братства, то и дело встревоженно поглядывая на Коннора, которого нёс Джарри, боялись даже разговаривать во время быстрого шага. Один Колр шёл, почти безучастный, явно размышляя о чём-то…

79
{"b":"261703","o":1}