ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джарри поднялся со скамьи и, свысока взглянув на мальчишек, неожиданно жёстко сказал, явно в первую очередь адресуясь к мальчишке-некроманту:

— Никто никуда не выйдет — тем более изучать всякие машины. Это — зарубите на носу! Будете изучать их, только спрятавшись за защищённой изгородью.

Коннор ничего не ответил. Он высоко поднял голову, хотя всё равно было видно, что он с трудом сдерживает чуть не ярость, и деревянно прошагал к лестнице на мансарду. Мальчишки из братства (Колин забрал Вади с собой) потянулись за ним.

Бернар с Колром ушли в гостевой дом. Следом за ними, как ни странно, — Александрит. Вероятно, теперь, когда над ним провели обряд и он поверил, что все действия магов и дракона в самом деле направлены на помощь ему, вампир больше не чувствовал себя одиноким.

— Почему ты с ним так резко? — упрекнула Селена семейного уже в защищённом кабинете, да ещё надев кольцо, блокирующее от братства.

— Чтобы он поверил, что это запрещено, — усмехнулся Джарри и привлёк её к себе. — Он раздражён, что не пришлось пойти в военный поход. Он раздражён, что есть маги — сильней его. Что обряд над Александритом провели именно они — и так легко, как ему пока не сделать. Я переключил его на иные мысли. Насколько я его знаю, он теперь будет постоянно торчать у изгороди, наблюдая и изучая. В общем, теперь я спокоен, что он не сбежит из деревни — куда-нибудь в подпространства, чтобы в одиночку добраться до города с машинами. Он устал за этот день и за эту ночь. Поддразнить его было легко. Прости, что пришлось устроить этот представление.

— Сейчас, когда ты объяснил, это и впрямь выглядит иначе, — задумчиво сказала Селена. — До утра время есть. Давай спать.

А засыпая, снова невольно улыбнулась, вспомнив, как мысленно гладила себя по голове, хваля за умные мысли, которые на поверку, точней на практике, оказались ненужными. «Спи, — приказала она сама себе. — Завтра обдумаешь всё. Утро вечера мудреней». И снова улыбнулась: главный итог ночи всё равно удачный — удалось спасти жизнь Бериллу и его старшему брату.

21

Для кое-кого в Тёплой Норе утро началось очень поздно. Большинство её жителей уже сбегали на завтрак, а потом ушли в учебно-гостевой дом, поторапливаемые Викаром и Асдис. Невыспавшаяся, оттого и недовольная Селена, только и успев расчесаться и умыться, выбрела из кабинета, наверное, самая последняя. Даже Джарри уже успел куда-то уйти, хотя ему тоже пришлось побегать ночью: ребята, провожавшие Александрита на кладбище, стукнули и магу в кабинет. Это Колр попросил, чтобы на обряде присутствовал семейный хозяйки места.

Ирма, которая носилась по гостиной, как попавшая в ловушку летняя муха, с разбегу прыгнула на девушку. Веса волчишки Селена почти не почувствовала: та предусмотрительно, чтобы не согнали сразу, обвила её талию ногами и крепко обняла за шею. Из-под столика радостно выглядывали малыши-оборотни, а за ними сопел малыш Берилл, который ворчал, что они всё закрыли и ему ничего не видно. Вади с привычной насторожённостью выглядывал из-за занавески в кухню.

— Вы почему не на улице? — строго спросила Селена. — Почему не на площадке с качелями?

Волчишка обнюхала ей ухо и захихикала туда же:

— А мы прячемся! Там страшный брат Берилла ходит и всё смотрит! А Берилл его боится! Селена, ты такая тёплая!.. А Коннор ушёл куда-то — и Бернар ругается, что он обещал ему что-то показать и не показал. А Хельми говорит — Коннору мешать не надо. А Мирт сказал, что мешать не надо, но лучше бы его не оставлять одного. А старший дракон сказал, что Коннору это полезно. А Бернар опять стал ругаться. Селена! Скажи Каму, что нам можно играть с котятами! Они уже большие, а он их нам не даёт! А Тиграша котятам вчера вечером принесла крысу, и мы с ней играли, а потом…

— Стоп! — поспешно велела девушка. Живот конвульсивно сжался. Если сейчас волчишка скажет, что они эту крысу потом все вместе съели!.. Её затошнило.

Озадаченная приказом, Ирма посопела в ухо Селены и сказала:

— Пират крысы испугался. Ты — тоже?.. Почему Пират большой, а крыс боится?

— Потому что крыса — это неприятно.

— Зато вкусно!

Селена стремительно поставила на пол волчишку и ринулась к двери из гостиной. Вдогонку услышала авторитетное возражение от кого-то из малышей-оборотней:

— Кролики вкусней!

… Потом пришлось посидеть на кровати, потому что стошнило конкретно. Горло болело; во рту, промытом несколько раз, всё ещё чувствовалась горечь. И передёргивало от недавней гадости не раз, хоть и старалась не вспоминать короткого разговора с детьми. Сидела с закрытыми глазами, постепенно успокаиваясь… Тихий стук двери, шаги по комнате. Шелест совсем близко. Тёплые ладони взялись за её, безвольно опущенные.

Селена открыла глаза.

Джарри сидел перед ней на корточках и улыбался.

— Ирма сказала — ты сбежала от них, потому что…

Она выдернула руку из его захвата и поспешно положила указательный палец на его губы.

— Не надо… Меня сейчас опять… — И снова поморщилась.

А чуть позже она сидела на его коленях, в его мягких объятиях, и с трудом сдерживала истерический смех, точней — хихиканье, как у Ирмы: он тоже укачивал её, успокаивая! Как ребёнка!.. Но что самое интересное — ей это было приятно!

Он потёрся щекой о её щёку и, всё ещё улыбаясь, заглянул в глаза.

— Успокоилась? Хочешь молока? Веткин передал — вон на столе кувшин стоит.

Селена взглянула на стол, представила вкус густого козьего молока и содрогнулась.

— Я немного поголодаю, ладно? Ребёнку это не повредит.

Джарри скептически взглянул на неё, соболезнующе погладил по голове и сказал:

— Тогда иди на кухню. Кам тебя уже заждался — с чаем Бернара.

Вот уж после этих слов она не выдержала — и расхохоталась.

… Спустя какое-то время, когда Джарри ушёл на строительство сеновала, Селена подумала, что неплохо бы незамеченной смыться из дома и погулять. Цель прогулки была определена сразу: она помнила о картошных полях, но постройка сеновала навела на мысли: неплохо бы посмотреть лужайки на берегах деревенской овражной речки. Смогут ли они, в случае долгосрочной блокады обеспечить коз не только картошами, но и сеном?

Сейчас-то, благодаря малышне, козы с удовольствием жуют нарванную для них траву: малыши воспринимают коз (возможно, благодаря смешным маленьким козлятам) почти как Тиграшу с котятами — только ба-альшую такую Тиграшу и с рогами! И потому — что оборотни, что малыш Берилл, а ещё присоединившаяся к ним сегодня утром Оливия (кстати, а где Люция?) с удовольствием висят на заборчике вокруг козьего загона, бросая ненасытным животным где-то надранную траву. Мимо них, висящих с писклявыми воплями и визгом — слава Богу, под наблюдением Вилмора, Селена и прошмыгнула на улицу. Про себя подумала: «Раз Вилмор разрешает детям кормить коз — наверное, траву дети носят съедобную. Но надо будет поинтересоваться у Анитры — точно ли так».

Проверка показала: трава на лужайках после недавних дождей подросла выше колена и густа настолько, что шагать просто в ней невозможно: надо обязательно высоко поднимать ноги, иначе запутаешься в травяной чаще. И девушка сделала себе зарубку на память — спросить у Джарри, есть ли у них в хозяйстве что-нибудь вроде косы.

Спустившись к речке, она оглядела сооружение, ставшее плотиной для их речки. Мда… Это похоже на земляную насыпь, укреплённую деревенским срубом. А речка внизу постепенно поднималась в довольно глубокой чаше. Поднималась, потому что затопила часть привычных берегов — даже трава уже ушла под воду. Селена вздохнула: кажется, без рыбы они не останутся. А потом, когда война закончится, можно будет оставить запруду, только в самой насыпи проделать канал для стока лишней воды. Сейчас-то её, лишней, нет. Кажется, Колин и Мирт оказались правы: рукотворный пруд наполняют именно донные ключи… Уходя на постройку сеновала, Джарри сказал, что он успел сбегать к Лесной изгороди и что речушки больше нет.

53
{"b":"261703","o":1}