ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Джарри! Он там! Он задержит машинного демона!

— Коннор! Договариваемся! — крикнула Селена, ожившая, услышав первую хорошую весточку. — Ты сможешь перехватить контроль над демоном, пока Джарри перетаскивает Александрита?

— Легко! — любимым словечком откликнулся мальчишка-некромант. Он напряжённо застыл, вглядываясь в происходящее уже так близко, и закричал: — Он взял его под контроль, опутал заклинаниями! Селена, Джарри сумел!! И там Колр! Он перекачивает силу в изгородь!

Мальчишки заорали что-то невнятное.

Александрит только сумел подняться, как машина лихо развернулась перед калиткой в изгороди, и его отшвырнуло к скамьям. Берилл и малыши-оборотни крепко вцепились в парня-вампира, удерживая на месте. Но машина остановилась. Коннор чуть не выбил дверцу, торопясь.

— Выходите! Выходите быстрей!

Селена сама схватилась за Александрита, ошеломлённого видом медленно крутящейся громады машинного демона. Девушка помогла вампиру подняться на ноги и сильно потащила его за собой. Кажется, он пришёл в себя после удара Коннора. Во всяком случае, за живот больше не хватался.

Берилл первым проскочил калитку. Колин поднял двух малышей-оборотней и перенёс их через магическую защиту. Совершенно растерявшийся парень-вампир послушно подчинялся всем приказам девушки, за что Селена была ему благодарна.

— Придётся немного выждать, — сказала она, тяжело дыша и глядя на «смену караула» — Коннора и Джарри.

— Выждать чего? — намертво приклеившись взглядом к гигантской колонне торнадо, машинально спросил Александрит.

— Вы сами не пройдёте в деревню, — объяснила Селена. — Вас пронесёт Джарри, мой семейный. Здесь очень сильная защита.

Ни слова не говоря, Александрит подошёл к калитке и попробовал её рукой. Кажется, наткнулся на что-то упругое и покачал головой. И снова застыл взглядом на бешеной вертушке машинного демона.

Если честно, Селена очень надеялась, что он сможет пройти сам. Но… Как кровь Ирмы, так и кровь Александрита не были достаточно связанными с кровью братства.

Сначала неясное ощущение, а потом многоголосый шум невольно заставили Селену оглянуться на деревню.

К изгороди неслась Ирма — с непрерывным пронзительным визгом. Точней — неслась не к изгороди, а к беглецам, присевшим возле неё. А за волчишкой — вся Тёплая Нора! Ну вот… Ещё и эти!..

Коннор принял у Джарри контроль за машинным демоном, и семейный поспешил к калитке. Ни слова не говоря, смерил взглядом покорно ожидающего своей участи Александрита, как бы прикидывая его вес, и, подняв его под мышки, в два шага поставил на территории деревни.

— Уводи всю толпу, Селена, — велел семейный. — Не надо бы им такое видеть.

Понимая, что Джарри говорит не о привычном детям машинном демоне, а о надвигающейся армии машин, Селена принялась наводить порядок в толпе и командовать, подталкивая детей к Тёплой Норе.

Это оказалось не так-то просто.

Ирма обливалась слезами, обнимая малышей-оборотней и Берилла. Каждый из детей старался дотянуться до малолетних беглецов, чтобы просто дотронуться или похлопать по плечу. Пока Селена ждала Джарри, оборотней-малышей успели одеть в балахоны — но не в привычные для оборотней Тёплой Норы, а в обычные рубахи, которые сняли с себя Хаук и Моди. Им-то Селена и скомандовала взять малышню на руки, для начала отодрав её от вцепившейся в них Ирмы, ревущей так, что остановить её трудно. Вильма, и сама заливаясь слезами при виде своих воспитанников, взяла Ирму на руки, расцеловала Берилла и малышей и только после этого первой зашагала к дому.

— Кто эта девочка? — с недоумением спросил Александрит, наблюдая, как Вильма то и дело оборачивается к Моди, несущему Берилла, и что-то радостно говорит ему насморочным от плача голосом.

— Вильма — начинающий маг. Она ухаживала за детьми, за Бериллом и за маленькими оборотнями, с момента как они встретились в пригороде, — рассеянно ответила Селена, постоянно оборачиваясь посмотреть, что происходит за изгородью. — Она даже ушла вместе с ними, когда малышей выкинули из группы Стефана. Берилл, правда, не смог уйти с нею — её не оказалось дома, когда он вернулся с промысла. — Последнее слово она произнесла брезгливо. — Разве Берилл вам о ней не рассказывал?

— Иногда мне казалось, он разучился говорить, — хмуро сказал вампир. — Стефан — это кто? И как у него оказался Берилл? Ваши дети живут все в одном доме? Вы позволяете им дружить между собой?

— Берилл? — удивилась Селена, в его речи и потоке вопросов уцепившись пока что за самое главное. — Ну, он, конечно, немного диковатый — всё-таки жизнь у него не сахар была, но говорить он уж точно умеет. Да и общительный очень. Значит, он вам ничего не рассказал?

С каждым словом характеристики младшего брата Александрит хмурился всё больше. Наконец он сказал:

— Я его таким не знаю. Вы не могли бы ввести меня в курс дела, что здесь происходит и почему меня так агрессивно сюда завезли?

— Начался второй этап войны, — коротко сказала Селена. — Подробней, что именно происходит, расскажу после ужина. Надеюсь, к тому времени мужчины справятся с главным делом на сегодня.

Она остановилась на полушаге. Что-то тихо и хрустально прозвенело в пространстве, словно перекликались хрустальные колокольчики. Запели серебряные драконы-сторожа. Александрит тоже замедлил шаг, заслышав странный звук.

— Что это?

— Коннор закончил перекачивать силу машинного демона в магическую изгородь, — машинально, всё ещё вслушиваясь в звон, объяснила Селена.

— Коннор — это тот мальчик, который… — Вампир недовольно скривился.

— Да, это он.

— Не слишком ли он много себе позволяет?

— Александрит, оглянитесь, — тихо предложила девушка.

Мужчины и братство уже оказались внутри защиты. Судя по тому, что видели и девушка, и Александрит, оказались они внутри вовремя. Две волны машинной армии, огибавшие деревню с двух сторон, чуть не столкнулись у калитки. Селена услышала, как перехватило дыхание у парня-вампира. А потом он повернулся к детям, всё так же разноголосо и взволнованно обсуждающих внезапное появление друзей, не обращая внимания на страшную угрозу.

— Они, наверное, не понимают?.. — спросил он медленно.

— Понимают. Но им пришлось столько пережить, что в деревне они чувствуют себя спокойно, несмотря на все внешние катаклизмы. — Селена тайком вздохнула, вспоминая, как тяжело к жизни в деревне привыкал Моди. — Вы ведь жили в городе?

— Да. Но почему вы в ответ на мой вопрос, не слишком ли много себе позволяет мальчишка-маг, предложили взглянуть на изгородь?

— Коннор — почти главная наша надежда на выживание. Заклинание для уничтожения машинного демона создал именно он. С ним жизнь обошлась тоже очень сурово… — Перед тем как сказать следующее, Селена улыбнулась. — И, Александрит… Кажется, вам придётся познакомиться с Коннором ближе и даже подружиться с ним. Судя по всему, он умеет снимать прОклятое увечье.

19

И последние метры до Тёплой Норы ругательски ругала себя за длинный, несдержанный язык! Зачем? Зачем надо было говорить о Конноре, обнадёживать беднягу, давно живущего ожиданием смерти?.. Правда и то, что Александрит в ответ на радостную весть только недоверчиво скривился, что при его увечном уродстве у Селены вызвало лишь жалость.

Но дома круговерть хлопот завертела и заставила подзабыть о сказанном.

Селена была очень благодарна Вильме, которая, пока растерянный Александрит оглядывался в гостиной, быстро увела малышей-оборотней и Берилла в свою комнату. Хотя поняла, что отбиваться, в случае если парень-вампир начнёт предъявлять претензии, придётся ей самой — как хозяйке Тёплой Норы. Но про Вильму подумала с одобрением: молодец, сообразила, что сама защитить Берилла от его старшего брата не сможет. Если, конечно, девочка это сделала целенаправленно, а не по привычке, забыв, что теперь надо спрашивать у старших, что будет с малышнёй и можно ли уводить их в себе.

47
{"b":"261703","o":1}