ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В столовой осталось братство, Джарри с Селеной и виновники суматохи. Вади в волчьей ипостаси лёг под занавесками, диковато поблёскивая на Колра насторожёнными глазами. Селена заглянула в закуток и ободряюще улыбнулась затихшим домовым и забившемуся в уголок Каму, который чуть не в качестве защиты держал на коленях коробку с кошкой и котятами. Кошка лежала барыней, а котята облепили её, сонно и лениво «обедая». Дворняга Пират лежал рядом с мальчишкой-троллем, на скамейке, жалобно сдвинув бровки, словно понимал, что Каму сейчас тяжело.

— Всё будет замечательно. Не бойся, — тихо сказала девушка виновато глянувшему на неё Каму и вышла из закутка.

В столовой народ уселся за стол переговоров. Во всяком случае — за одним столом сидели мрачный и замкнувшийся Колр, Бернар и Джарри, а рядом — остальные. Хельми всё ещё стоял, потому что малышка-дракончик не собиралась спускаться с его рук — ладно ещё, крылья всё-таки по его повелению втянула и перестала вызывать огонь.

За спиной мальчишки-дракона также стояли Колин и Мика, пытаясь осторожно, без особой болезненности вытащить когти Люции из плеча вздрагивающего Эрно. Молча подошёл Коннор и погладил пальцы дракончика, а потом осторожно приподнял её ладонь с уже втянутыми когтями и положил на плечо мальчишки-дракона. Девочка-дракончик коротко, по впечатлению — на всякий случай, шипнула на Коннора и вздохнула, снова враждебно уставившись на Колра своими косенькими глазищами.

Аманда осторожно подошла к своему семейному и вынутым из кармашка платочком промокнула кровоточащий порез на щеке Колра, оставленный острым краем крыла Люции. Дракон, не глядя, поймал руку женщины — и та сжалась, как и Селена: неужели сделала что-то не то? Исподтишка присматриваясь к ним, Селена подошла к столу, невольно ускорив шаг. Что-то странное в семье Колра. Или ей это только кажется?

Но дракон, всё так же не оглядываясь на семейную, просто придержал её ладонь вместе с платочком возле своей щеки, и Селена тайком выдохнула: не хотелось бы встревать в личные дела Колра.

Оглянувшись на мальчишек, она повела бровью в сторону гостиной.

Коннор качнул головой и кивнул остальным на выход из столовой.

Пригибаясь к полу, через столовую за ними пробежал волчонок Вади. Селена ещё увидела, как Коннор нагнулся к нему и помог перекинуться в человеческую ипостась. А Колин быстро набросил на мальчишку свисающий с ручки кресла балахон — в последнее время их начали оставлять по всему дому: оборотни, конечно, старались соблюдать основные неписаные правила дома, но всякое бывало. И Селена рассудила, что легче оставлять для детей одёжку, чем жёстко требовать от них выполнения правил.

Ещё раз оглянувшись на детей, затихших в гостиной, Селена подошла к столу, за которым сидели основные представители взрослых в её доме. Викар и Асдис — не в счёт. Они сразу отказались сидеть на редких, но необходимых совещаниях в доме, который дети, кстати, прозвали Тёплой Норой. Это случилось, после того как Селена придумала и рассказала младшим сказку про потерявшихся детёнышей, а братству сказка понравилась не меньше, чем Ирме с её малолетней бандой. Так вот — Викар сказал, что не стоит им двоим заниматься какими-то общественными делами в деревне, потому что их судьба пока не решена. И что их с Асдис ждёт после возвращения в город — тоже непонятно. Всё-таки они военнослужащие, а тут вон как повернул случай.

Не было за столом переговоров и ещё одного взрослого — Вилмора, молодого оборотня, которого стражи деревни — магические демоны-торнадо — попытались использовать, как ключ к закрытой для них деревне. Несмотря на жёсткое и сильное лечение Бернара и старания помогающих старому эльфу девочек-магичек, Вилмор не мог пока даже встать, настолько страшно его искусали машинные ласки.

Селена почти рухнула на стул и, набрав воздуха, спросила:

— С чего начнём?

— Я не с-собираюс-сь обс-суждать с-со вс-семи с-свои с-семейные дела, — ровно сказал Колр, исподлобья оглядывая сидящих за столом.

— В таком случае, почему бы вам не пойти домой? — враждебно сказала Селена.

Дракон смолчал. И Селена, кажется, понимала — почему. Попытайся он сейчас пойти домой, будет скандал. Ведь кроме Эрно надо будет забрать Люцию. А у девочки сейчас только одна реакция на взрослого дракона — злобное шипение и боевой огонь, который хоть и слаб по причине малолетства дракончика, но всё же силу имеет. И даже Аманда положения дел не спасёт. Правда, есть вариант, когда Люцию может нести Эрно. Но захочет ли терпеть дракон, что именно в человеческого мальчишку вцепится дракончик — и не расстанется с ним, пока не успокоится? А успокоение — это уверенность малышки, что с Эрно ничего плохого не произойдёт. Малейшее негативное чувство Колра к мальчишке — и снова будет истерика.

— Хорошо. Давайте всё-таки поговорим, — ровно сказала Селена. — Колр, вы сказали, что я не понимаю ваших законов, извечных и непоколебимых. Надеюсь, вы простите меня, если я для начала обращусь к Бернару. — Старый эльф высокомерно взглянул на неё, но Селена, всё ещё пытаясь удержаться от выброса злости, спросила: — Бернар, вы старше. Всегда ли в вашем краю законы соблюдались без изменений?

— Вы понимаете, что вы делаете, леди Селена? — неожиданно спокойно спросил Бернар. — Вы дискредитируете дракона. В наших и своих глазах.

— Уважаемый Бернар, — закипая, медленно выговорила Селена, — я не очень умею разговаривать на разные темы, но иной раз могу попробовать сказать какую-нибудь гадость. И вам, Бернар, не кажется, что дракон дискредитирует сам себя?

— Прекратите говорить обо мне как об отс-сутствующем, — бесстрастно сказал Колр.

— Колр, вы разговариваете с разъярённой человеческой женщиной, — уже сквозь зубы высказала Селена. — Если вы сами подставились, то терпите. Я уже не впервые сталкиваюсь с тем, что образ справедливого и мудрого существа, который мне навязали с моего появления здесь, является абсолютным мифом. А чтобы дальше не психовать — не вам, а мне… Колр, скажите напрямую: у вас ведь раньше семьи не было? Вы были внутри семьи? Не собственной?

В спокойном лице дракона не шевельнулась ни чёрточка. Только лежащую на столе ладонь дракон стиснул в кулак.

— В моём мире тоже всё не так благостно, как мне хотелось бы, — угрюмо сказала Селена. — Но есть кое-какой опыт, который может пригодиться и здесь. В моей стране, да и по всему моему миру законы менялись — и чаще всего очень круто после войн. Здесь и сейчас идёт война. Да, она застылая и с переменным успехом. Ваш город стал стеной на пути магических машин и не даёт им пройти к другим государствам. Вы встали почти щитом. Но, Колр, взгляните на реалии. Ваши законы начали меняться с того момента, как во главе вашего правительства встали существа, которые раньше предпочитали не вмешиваться в дела других рас. Под угрозой смерти оказались все, кто живёт на этих землях — и дальше. Это и заставило драконов принять активное участие в делах города.

— Не только это, — неохотно сказал Бернар. — Сами драконы оказались под угрозой уничтожения, как принимающие на себя первый удар от врага.

— Взаимосвязано, — пожала плечами Селена. — Я хочу сказать применительно к нашей ситуации следующее. Да, драконы принимали и принимают на себя удар, но… Вспомните, как попала к нам Люция. Не будь рядом Аманды и Эрно — выжила бы девочка в той ситуации, в которой погибла её мать? — Она снова взглянула на дракона. — Колр, я знаю, что трудно принять многое из нового. Но вам придётся смириться с тем, что дети не признают границ и рамок в таких делах, как общение. Если им не вдалбливать каждый день: это можно — а это нельзя. Этот хороший, а этот — плохой. Вместо того чтобы пугать Эрно, вы даже не удосужились спросить у мальчика: а почему ему так нравится бывать у Кама? Понимаю, что времени на размышления не было. Вы только-только узнали о мальчике и сразу обозлились. Но сейчас у вас время есть. Так задайтесь вопросом: почему Эрно чувствует безопасность не с вами, сильным и мудрым, а рядом с троллем — с тем самым, которого вы презираете. К Бернару, между прочим, тот же вопрос: рядом с Камом многие наши проблемные дети чувствуют себя спокойно. Та же Оливия не плачет, хотя вне дома она довольно часто бывает… плаксивой.

2
{"b":"261703","o":1}