ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— К нам — это в деревню. Х-хельми может рассказать, ес-сли ты захоч-чешь выс-слушать. Там можно не боятьс-ся маш-шинных демонов. Деревня хорош-шо охраняетс-ся.

— Дракон? — задумчиво выговорил старик. Он оказался лыс, с бородой и тощ. — Там, где дракон, место хорошее.

«Ну всё, — прошептала Илия, как будто старик мог её услышать. — Пропал Мирт».

— Хочу предупредить, — вмешался в разговор Джарри. — В деревне есть не только дракон, но и оборотни, вампиры и просто человеческие существа, среди которых и маги. Если вы не захотите общаться с ними, вам придётся остаться здесь.

— Но мальчик тоже с вами? — надменно спросил старик.

Он не сказал — мальчик-эльф, но все сразу поняли, о ком он говорит.

— Да, он с нами.

— Тогда мне придётся ехать в вашу деревню, — брезгливо выговорил старик. — Маленького эльфа нельзя оставлять без присмотра.

И замолчал. Он молчал, пока его вели к лестнице, потому что сам от голода плохо передвигал ноги, а есть на ходу не захотел. Молча принял к сведению, что и дальше придётся довольно долго идти пешком. Дождался, пока все нагрузятся, и снова пошёл вместе со всеми, хотя держаться старался рядом с Миртом. И в упор не замечал, что постоянно опирается на предложенную ему руку Селены.

Девушка не знала, как относиться к тому, что видит и слышит. С одной стороны, её поражало, что старик смог выжить в этом голоде и постоянном напряжении в ожидании, когда нападут машинные демоны — в конце концов, старик Бернар, как он нехотя представился, столь немощен, что вряд ли сможет обороняться, случись что-нибудь. С другой — эльфийская спесь, которую она уже однажды наблюдала в Аэроне, липовом полицейском, так и пёрла из этого типа.

Единственное, на что она надеялась, это уже в деревне заявить о том, что здесь она хозяйка — и что этот старик будет выполнять именно то, что скажет она.

Потом её сменил Мирт, и старик ощутимо навалился на него — хоть и не специально: видно было, как он устал от ходьбы — но стало заметно, что маленький эльф про себя здорово раскаивается, напросившись на эту «прогулку по пригороду».

Освободившаяся же от цепкой хватки старика, Селена подошла к Джарри и некоторое время, отдыхая, шла рядом с ним.

— Джарри, — шёпотом сказала она, — почему всех этих людей раньше не нашли? Ведь у городских магов тоже наверняка есть свои поисковики. Я так поняла, что это просто — отыскать любого человека поисковиком?

— Люди не сидят на месте. Городские маги выходили за теми, кто не успел эвакуироваться. Проверяли дома одной улицы — переходили к другой, а в это время в проверенный дом прятался человек, который не знал, что здесь ходят с поиском. А потом… Ты же слышала Коннора. Помнишь, что он сказал по поводу этих поисков? Уже есть легенда, что маги, ищущие людей, потом не отвозят найденных к их родным. А увозят куда-то в другое место.

— Не удивлюсь, если Коннор сам верит в эту историю, — задумчиво сказала Селена. — Особенно если учесть, что ему стёрли память. А если с ним случилось именно это? Его нашли, но использовали для создания оружия? Может, он смутно помнит об этом?

— Любопытная версия, — пробормотал Джарри.

Они уже благополучно проскочили три дома и оглядывали дорогу, отделяющую их от набережной, когда вдруг послышался металлический звонкий перестук тонких ножек. Все отпрянули к стене дома, возле которого стояли, пережидая, пока «краб» уйдёт подальше. Кажется, он их не заметил. Поскольку, постояв у стены положенные десять минут, стаи «крабов» не дождались. Как объяснил Джарри, этот одинокий был разведчиком. Заподозри он что-то не то, мигом бы созвал остальных.

На набережную перешли быстро и спокойно: Джарри отдал свой не очень тяжёлый груз, разделив его между Селеной и Камом, взял на руки старика Бернара и быстро перебежал дорогу. Кам, всё так же — с невозмутимой кошкой на руках, бежал за ним след в след, как и пригнувшаяся, оглядывающаяся по сторонам собака.

Уже на мосту двоим из компании пришлось пережить потрясение. Ну ладно — Селена. Она до сих пор плохо привыкала ко многому. Но старик Бернар…

На середине моста будто из ниоткуда выпрыгнул-таки бумбум. Его двойная тарелка резко загудела. Девушка знала, что это, — Илия объяснила ещё раньше: машина собирается выстрелить подобием гранаты, за что «краба» и прозвали бумбумом. Селена, напуганная, поспешила было назад, но со стариком, которого она снова вела, быстро двигаться не получалось. Хотя сам Бернар, тоже поневоле испуганный, и помогал, быстро переступая немощными ногами. Вперёд быстро выступили Джарри и Коннор. Оба встали так близко с Селеной, что она увидела всё в подробностях.

Джарри ещё только целился, а Коннор… Он будто хотел ударить кого-то — так резко вбросил левую руку — ладонью вперёд, к «крабу», в легко узнаваемом жесте: «Стой!» Внезапно на сгибе ладони рука мальчишки резко удлинилась, будто из-под кисти вылетело ровное лезвие, — что-то стремительно пыхнуло из этого удлинения! Яркий огненный свет блеснул на мгновения — и «краб» свалился всё с тем же металлическим стуком на асфальт. Он-то выстрелил не успел.

«Ничего себе! — выговорила Илия. — Ну и красота в руке у парня!»

Ошарашенная Селена секунды спустя только и могла, что смотреть, как деловито, с еле слышными металлическими щелчками вкручивается под кожу и под кисть мальчишки ствол-имплантат. Как замер и старик Бернар, неверяще глядя на руку Коннора, в которой спряталось странное и страшное оружие. Впервые на его лице, пусть и приглушённо темнотой, девушка увидела настоящее ошеломление. И даже усмехнулась, хотя самой было не по себе.

Коннор глянул на Селену исподлобья. Она кивнула ему: ничего, ничего, всё хорошо, а вслух сказала только одно:

— Ты молодец. Быстро среагировал. — А потом обратилась к старику-эльфу, напомнив о себе: — Бернар, идёмте дальше.

Старик снова заковылял рядом, а она вспомнила, как впервые узнала, что за имплантаты введены в человеческую плоть обычного мальчишки. Как сказал тогда Коннор? «Кажется, мне повезло, что до сих пор не было ситуации, когда нужно стрелять. У меня пропал пулемёт из правой руки». Зато, как сегодня выяснилось, пулемёт остался в левой. С трудом девушка совладала с дрожью. Чего-чего, а слабости перед этим стариком показывать она не собиралась.

4

Несмотря на то что все норовили сбросить тяжесть на Кама, покорно готового тащить всё, девушка строго-настрого запретила это делать.

— Вот отъестся — я ещё посмотрю, можно ли ему тяжёлое носить!

Впрочем, тяжести было немного. Соль в пачках распределили на каждого поровну — и никто не возмущался. Уж по два килограмма дотащат все. А привесок в виде не слишком увесистых пачек макаронных изделий отягощал лишь неудобством — очень уж толстые пачки. Хорошо ещё — сообразили взять с собой небольшие мешки с наскоро нашитыми лямками. Закинул такой за спину, лямки на плечи — и вперёд.

Каму, кстати, тоже мешок нашли в подвале: завязали на его концы узлы верёвок, найденных тут же, — и персональный рюкзак готов.

— Тем более — Кам уже отягощён пассажиром, — улыбнулась Селена, взглядывая на железно спокойную кошку на руках съёжившегося мальчишки, и все засмеялись, и только слева в этом негромком смехе она расслышала тихое ворчание Бернара: «Придумали ещё — церемониться с троллем!»

«Я хозяйка! — жёстко, но мысленно сказала она, принимая во внимание состояние старика. — И мне решать, с кем церемониться, а с кем — нет!»

«Почему не скажешь этого прямо ему в лицо?» — поинтересовалась Илия.

«То же, что и с Камом: поест, придёт в себя — там уже посмотрим, как с ним разговаривать!»

«Логично».

С Илией интересно разговаривать мысленно. Ещё перед походом Селена спросила у неё, как это — мысленный диалог — проделать, чтобы в разговор не вмешался Координатор. Илия предложила в этот момент думать о браслете. Тогда Координатору точно не засечь их мысленной беседы… А с Илией всё-таки легче во многом: будучи призраком, она то и дело приглядывала за тем, чтобы хозяйке идти было легче, — предупреждая о всевозможных преградах на тёмном пути.

8
{"b":"261701","o":1}