ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она хозяйка места, деревни. Она предложила детям приют. И она будет драться, если надо, чтобы доказать, что она не обманщица, пусть даже обман будет невольным, не зависящим от неё! И драться будет изо всех сил!

Ведомая странным боевым чувством, Селена спустилась в подвал, зажгла огонёк на ладони и осмотрела помещение уже с другой точки зрения. Да, этот подвал подойдёт для ледника, в котором будут храниться скоропортящиеся продукты. Надо будет спросить у Джарри, есть ли возможность сделать вход в подвал из кухни, чтобы Веткину и остальным домовым было удобней. А то домовые сейчас на «кабанью» веранду бегают через всю столовую и гостиную. Дети их не всегда видят с продуктами, но… Дети сыты, но воспоминание о голоде вбито в них слишком сильно, чтобы парочкой обедов это воспоминание можно было бы убрать насовсем. Это называется: сами сытые, но глаза голодные. А ведь в доме много оборотней. Нюх-то у них тоньше, чем у остальных. Каково этим мальчишкам и девчонкам постоянно бегать мимо «кабаньей» веранды? Хорошо ещё, никто из них не осмелился на воровство, как боялась одно время Селена.

Так что ещё один плюс к ведению хозяйства — этот кухонный спуск в подвал. А ещё плюс… Селена очень сильно надеялась, что после войны с машинами детей, хоть некоторых, возьмут в город их родные — которых ещё поискать бы надо. Но пока война продолжается. И неизвестно, сколько ещё детей придётся принимать. А ведь и Чистильщики сразу спросили, можно ли будет найденных детей отдавать сюда, в деревню. Значит, после того как освободятся веранды, надо бы к ним присмотреться как к жилым помещениям. Хотя бы до холодного времени. А там — посмотрим. Может — их и утеплить удастся…

Она присела на нижнюю ступеньку лестницы с веранды. Посмотрела наверх. Опустила глаза. Дел много. Но посидеть, подумать тоже надо. Хотя о чём тут думать. Слишком много чего сделать надо успеть за короткое время. А ещё Джарри сказал, что скоро местный праздник. И ведь неплохо бы проверить к нему, как поспела кукуруза, через которую они постоянно ездят. За мыслями о кукурузе потянулось раздумье: а как будут они потом ездить, если кукурузу убрать? Поле-то запустует, их машина как на ладони будет… Ну ладно, убирать полностью необязательно, можно просто наломать початков: что-то, помнится, слышала ещё в своём мире, что нужно брать так называемые молочные початки. Но ведь стебли и сами могут потом полечь. Тайком тогда не наездишься. С другой стороны, какое-то время вообще ездить не придётся.

Праздник… А что будет в самом конце, когда не будет проблем с магическими машинами?.. Селена поёрзала, размышляя. Мир-то довольно развитый. Наверняка должны быть какие-то правила насчёт официальных отношений. Или Джарри, назвав её семейной, в каком-то магическом плане сделал это уже официально?..

Селена тоскливо взглянула в темноту подвала. Не слишком ли она озабочена своим положением при маге? Тут вот-вот в деревню машинные демоны ворвутся, а она… Нет. Не слишком. Чтобы драться с машинами, надо быть совершенно уверенной…

И хмыкнула. Есть же человек, у которого можно поспрашивать втихомолку обо всём! Как же она забывает об Илии!

— Селена, — негромко сказали сверху. — А ты чего здесь сидишь?

Коннор. Не дожидаясь ответа, он быстро спустился по лестнице и спрыгнул мимо девушки. Огляделся. Присвистнул. Обошёл сухое прохладное помещение и вернулся к Селене, независимо держа руки в карманах.

— Сижу, придумываю, как превратить подвал в кладовую, — вздохнула девушка.

— Я посижу с тобой?

— А как же братство?

— Мирт и Колин к сестрёнкам в сад побежали. Хельми с ними — хочет ближе познакомиться с Люцией. Мика ушёл в гараж — он придумал, как приспособить плоскодонку перевозить кабанов, чтобы не тратить топливо для машины. Экономный, — ухмыльнулся Коннор, присаживаясь рядом.

— Интересно, почему это вы на занятия не пошли? Я думала, посовещаетесь — и к старому Бернару. А вы разбежались кто куда. Тебе ведь тоже учиться надо.

— Селена… — мальчишка, сидя на ступеньке рядом, прикусил губу, как будто не решаясь сразу признаваться. — Мне не надо учиться. Я же говорил… В голове у меня столько всего, будто мне ввели туда все учебники.

— Хм… У меня в голове тоже всего полно, если я постоянно об этом забываю.

Они посидели молча, а потом мальчишка осторожно, не глядя на неё, спросил:

— Селена, а тебя правда не страшит, что я наполовину машина?

— Где ж наполовину? — искренне удивилась девушка. — Из тебя драконы столько имплантатов вынули — небось, и половины не осталось. Так что гордиться нечем!

— Наверное, только ты и Джарри считаешь, что я полноценный человек, — раздумывая, сказал Коннор.

— Ага… А ещё братство, — тоже задумчиво сказала Селена. — А ещё Ирма со своей компанией. А ещё твоя группа, которую ты постоянно спасал в пригороде… Коннор, по-моему, ты прибедняешься. К тебе никто не относится как… В общем, как ты думаешь. Ты для всех сильный и умный мальчишка и сильный маг. Скорее всего, это ты ежеминутно помнишь, что напичкан имплантатами, и невольно видишь, что другие смотрят на тебя как на машину. Попробуй забыть, что ты машина. Будешь очень удивлён, когда поймёшь, что об этом думал только ты.

— Ты уверена?

— Конечно, — вздохнула Селена и обняла мальчишку за плечи.

27

— Точно не боишься?

— Точно-точно!

— Смотри — я предупредил…

В следующий момент Селена, самонадеянно решившая, что с таким предупреждением готова ко всему, задохнулась от удара ногой в живот и отлетела к одному из столбов, на которых держался дом. Столб находился в метрах двух за спиной. Врежься она в него, позвоночник не сломала бы, но… В последний момент расслабилась и грохнулась сбоку, ухватившись за брус, когда-то деливший подвал на несколько секций. Руку больно дёрнуло, зато промелькнула радость, оттого что инстинктивно не согнулась от боли и смогла вспомнить о бру… Быстрый шаг спешащего к ней. Ей даже показалось, она услышала, как свистит воздух, когда он поднимал ногу — ударить её снова, чтобы не дать встать… Лопатками опёрлась о пол — и, всё ещё судорожно хватая воздух ртом, вскинула ногу навстречу уже прыгающему на неё. Попала! Глазам не поверила!

Коннор рухнул сбоку и, задыхаясь, как она, с короткими выдохами засмеялся.

Она со стоном приподнялась на локтях.

— Ты… ещё смеёшься… Ой, мамочки, как больно…

— А мне… нет, что ли… Повторим?

— А… мы встать… сможем?

— Щас… Встану и помогу.

Она засомневалась — охнул он, падая, тоже довольно болезненно. Но мальчишка, отлежавшись буквально секунды, встал так, словно и не падал, а просто уселся на пол отдохнуть. Встал одним мягким движением — завораживающим, змеиным по грации и по ощущению опасности от него. Шагнул к ней и протянул руку.

— Вы с ума сошли?! — возмущённо сказал Мика, заглядывая в подвал с верхней ступени лестницы. — Из-за чего подрались? Чего не поделили? Нет, я понимаю — Коннор дерётся. Но почему с тобой, Селена?!

И всё братство, слегка ошеломлённое увиденным внизу, скатилось по лестнице. Коннор к этому времени, слегка разочарованный, что потренироваться не дали, успел поднять девушку с пола и помочь ей встряхнуть от мусора и пыли штаны и рубашку.

— Ничего страшного, — сказал он снисходительно ребятам, — мы тут один ударчик отрабатывали. Ну — повалялись немного. Ну — синяк скоро появится. Не страшно, Мирт или Хельми рядом — подлечат. Правда, Хельми?

— Правда, — сосредоточенно сказал мальчишка-дракон, обошёл девушку и дотронулся пальцами до её поясницы, отчего она немедленно вскрикнула. — С-селена, я с-сейчас тебе с-сниму уш-шиб, только… Потерпи.

Твёрдые пальцы чуть поднажали на болезненное место, но, предупреждённая, девушка стерпела боль, которая постепенно тупела, переходя из острой в слегка ноющую. После чего Селена посмотрела на ласково улыбающегося Коннора и тоже ласково сказала:

— Хельми, а теперь посмотри, всё ли в порядке с животом Коннора.

66
{"b":"261701","o":1}