ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она почувствовала, что опускается куда-то вниз. С трудом, но сообразила, что маг опускает её на матрас. В следующую секунду поняла, что лежит. И — прохладно. А потом рядом появилось тепло. Живое.

— Насчёт поразительно гениального меня ты мне расскажешь чуть позже, а сейчас — спать, — уже из её снов донёсся сонный голос Джарри.

24

Проснулись с трудом — к ужину. Проснулась. Когда Селена поняла, что они спали целых полдня, она было в ужасе хотела взвиться с постели и помчаться смотреть, как и что там, в доме. Но один взгляд на всё ещё спящего Джарри — и она затаила дыхание, лишь бы не разбудить его.

Это она, приехав домой, начала командовать и руководить. Ему-то пришлось тяжелей: мало того что пришлось в лес за кроликами сбегать, так он ещё, благо Коннор рядом оказался и можно было отослать его с этими кроликами домой, остался охотиться на кабана. А потом ещё и освежевал его. И снова пришёл в деревню. С грузом… Нет, будить мага девушка не решилась. Она снова тихонько опустилась рядом, опершись на локоть, и стала смотреть на лежащего напротив мужчину, сама не замечая, что мягко улыбается ему.

Теперь-то он не мог контролировать себя. Лицо чувствительно отяжелело и выглядело просто усталым. Складки вокруг рта, которые появлялись, когда он улыбался, тоже отяжелели — в беспокойство, даже во сне. Упрямый рот так и не расслабился. А брови вообще сдвинулись, словно Джарри и во сне думал о чём-то тревожащем его. И Селене так захотелось разгладить эти русые брови пальцем — мягко, осторожно. Или потрогать его еле виднеющуюся здесь, в тёмном углу кабинета, светлую щетину на упрямом подбородке. Или пригладить его волосы, встрёпанные во сне. Но она не стала двигаться, разве что положила на матрас, рядом с его ладонью свою (с удивлением обнаружив на пальце блокирующее от братства кольцо — когда маг успел ей его надеть?), а потом легла рядом — и потихоньку задремала.

На этот раз проснулись одновременно. Как уж и когда это случилось — неизвестно, только проснулась Селена лёжа головой на плече Джарри. Вместо подушки. Чуть повернула голову — ап, а он близко-близко смотрит ей в глаза и усмехается.

— Вот интересно… — прошептала она.

— Что?

— А вдруг мы в этом кабинете, замагиченном, ничего не слышим, а вокруг ничего и нет? — И Селена прислушалась.

— Имеешь в виду, что наши детишки весь дом погромили — и только кабинет им оказался не под силу?

— Ага.

— Щас встанем и пойдём — посмотрим, — пообещал он — и не встал. И только тихо улыбался, глядя на Селену…

Она ещё успела подумать: век бы так…

Тонкий серебристый перезвон вдруг раздался над головами.

Джарри будто взорвался, стремительно вскочив на ноги.

— Что происходит?! — охнула Селена, вскакивая за ним.

— Кто-то появился у изгороди — рядом с лесом! Перед тем как войти с кабаном, я оставил на лесной изгороди парочку сигнальных заклятий!

Он плясал на месте, прыгая на одной ноге и быстро надевая штаны, так что за те же мгновения Селена нырнула в свою рубаху, снятую нерасстёгнутой, и, чуть не смеясь, думала только об одном: рабочий день продолжается!

Он схватил со стола брошенный на него Открывающий меч. Она похлопала себя по карманам, проверяя, — камни на месте. Оба метнулись из кабинета почти одновременно: Джарри впереди — и сразу к гаражу, она — за ним.

Перед домом детей было мало. Несколько человек проводили удивлёнными взглядами быстро рванувшую по деревне машину, но ни крикнуть, ни спросить у почти удирающих взрослых никто не успел.

Машина пролетела мимо домов к лесной изгороди и резко встала.

Наверное, с минуту маг, обессиленно опустив руки, смотрел на сидящего на изгороди крупного орлана, чистящего перья на вытянутом крыле, прежде чем начал монотонно, хоть и со вкусом ругаться.

От смеха, когда смысл ситуации дошёл до неё, Селена повалилась лицом в плечо Джарри и обняла его. Так, трясясь и тряся его, она и отсмеялась. Когда же она отлепилась от его плеча, он уже успокоился и только насмешливо поглядывал то на раскрасневшуюся от смеха девушку, то на лес.

— Пошли? Погуляем? — предложила Селена. — Раз уж доехали…

Они выбрались из кабины и подошли к изгороди. Вечерний лес уже издалека мягко дышал прохладой и тёмно-зелёным богатством листвы и травы. Казалось, вечер подступает из него самого — из его довольно густой чащобы, до которой ещё добраться надо, пройдя опушку, богатую лишь редкими кустами. Солнца уже не видно, но пока довольно светло.

— Думаешь, стоит погулять? — озадаченно спросил маг.

— А когда мы ещё вдвоём сможем просто погулять?

— Ты права, — признал Джарри. — Открывать изгородь не будем?

— Так перепрыгнем, — легкомысленно отмахнулась Селена.

И перепрыгнули. Медленно, не спеша пошли, пересекая опушку, к лесу. Если честно, то Селена очень и очень обрадовалась нечаянной возможности побыть с Джарри наедине. Судя по его улыбке и частым взглядам на неё, он радовался не меньше.

— Джарри, как ты думаешь, что будет потом?

— Потом — это когда? Когда закончится война с машинами?

— Да. Что будет с детьми, с нами?

Он удивлённо покосился на неё.

— С нами? Ты подразумеваешь, что с нами тоже может что-то случиться? Мне казалось, в любом случае мы останемся вместе. Где бы ты хотела жить после войны?

— Пока не знаю. Я не видела вашего города, но мне и здесь нравится. Ещё себе целый дом приобрести. Хотя… С милым и в кабинете рай. Меня больше тревожит, что будет с нашими детьми. Ну, если кому-то повезёт, их найдут родители. А что с остальными? Что будет с Коннором? С Хельми?

— Ривер предупредил, что многие маги погибли и что в деревне остались пустые дома. Тебе не кажется, что в его словах есть определённая подоплёка? — задумчиво спросил Джарри. — Ведь, в сущности, деревня ополовинена. Думаю, Ривер не возражал бы, если бы дома погибших заняли новые жильцы. Мне кажется, Коннор, как и Хельми, не отказался бы жить здесь. Я видел его, когда он был в лесу. Он человек свободы. В лесу ему нравится. В городе всё равно есть какие-то ограничения, а вот в деревне… — Он помолчал, вглядываясь в тёмные тени приближающегося леса. — Вот и Колр решился остаться здесь — и это вместо того, чтобы попытаться найти место в уединении.

— А ты не думаешь, что он хочет здесь остаться из-за человеческой семьи?

— Решает дракон. Всегда. Селена, а ты его не спрашивала, почему он так легко решился обучать и всех остальных ребят, а не только Хельми?

— Нет. Мне показалось, он сделал это специально, чтобы Хельми побыстрей к нему привык, а если заниматься с кучей его друзей, это выполнить легко. Вообще, из него неплохой педагог, — вынужденно признала Селена. — Ребята ходят к нему не просто с удовольствием, но и с интересом. Правда, я очень боюсь за Эрно. Ты знаешь, что он дружит с Камом?

— Знаю. Только он не дружит, а скорее — ходит к нему, чтобы воспользоваться его закутком.

— И что ты думаешь? Говорить об этом дракону?

— Не знаю, Селена. Меня это… ну, удивляет. Мальчишка дрался с оборотнями — и смело. Столько времени и столько расстояния прошёл, защищая малышку-дракона… И вдруг… Прячется в закутке тролля.

— А я его понимаю, — задумчиво сказала девушка. — Он наконец попал в защищённое место. Но до сих пор не может отрешиться от опасности, к которой привык. Ему просто необходимо защитить спину. Что он и делает в запечье Кама.

— Ты сможешь это объяснить Колру? Иначе он будет думать, что в семье трус.

— Объяснить… Наверное, придётся. Да, Джарри, — вспомнила она. — Почему Колр удивился, когда узнал, что Вальгард мне назвал своё имя?

— Я тоже удивился, — усмехнулся маг. — Человек спросил дракона, как его зовут, — и тот ответил? Это же чудо из чудес. Так не бывает.

— Ну вас, — рассердилась девушка. — Зашоренные вы какие-то здесь. Я-то думала, что имена драконов с магией связаны, поэтому Вальгард, прежде чем представиться, замялся с ответом. А тут опять — расовые предрассудки!

59
{"b":"261701","o":1}