ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старик будто лепил что-то на расстоянии вокруг травмированной ноги, бормоча себе под нос заклинания — Селена поняла это по повторяющемуся ритму звучащих фраз. И с каждым мягким прикосновением воздуха к раздутой синюшной коже боль уменьшалась и уходила куда-то внутрь… Наконец, Бернар встал и бросил:

— Думать о себе надо. Думать! Слишком многое от вас зависит! Холить и лелеять себя надо. Чтобы сама здоровая была, чтобы чувствовала себя хорошо! И тогда остальные вокруг себя так же чувствовать будут! Кому нужна больная хозяйка!.. В первую очередь о себе думать надо, понятно?

Вполголоса ругаясь на неразумных, он отошёл на кухню, где уже проскочившие через столовую домовые почтительно ожидали его у рукомойника с полотенцем. Селена быстро и неловко влезла в штаны, после чего, одёрнув на себе одежду, обернулась к Мирту с сестрой.

— Как дела?

— Она меня не помнит, — грустно сказал мальчишка. И тут же просиял: — Зато она заговорила! Правда, Оливия?

— Правда, — сказала девочка и снова зевнула. — Я спать хочу.

— Мирт, на втором этаже приготовлена комната, — предупредила Селена. — Она на вас двоих. Там две кровати. Так что можешь отнести туда Оливию и поспать сам. Если что-то понадобится, зови Аманду — я её предупрежу. Да, и не дёргай сестру. Постепенно она и сама вспомнит…

— Селена! — позвали из гостиной.

Мирт подхватил на руки Оливию, которая нисколько не возражала, всё ещё сонная и, кажется, ещё до конца не понимающая, что с ней произошло. И вышел вместе с девушкой. В гостиной Селену ждала целая компания взволнованных мальчишек и девчонок. Мирт кивнул девушке и быстро пошёл к лестнице на второй этаж. А Селена подошла к позвавшим её, отмечая, что компания не так уж и большая: четверо из братства, а с ними два оборотня. Братство как-то странно смущено и в то же время, кажется, чем-то обрадовано.

— Что случилось?

Одичавший оборотень снова забился в угол между креслами и рычал оттуда на всех, хоть и был в человеческой форме. Рычал тихо, потому что не меньше Селены удивлённый Колин то и дело дёргал его за ременной поводок. Рычит на своих, на оборотней? Странно. Или они ему незнакомы, поэтому рыча предупреждает? Или не узнал в них оборотней?..

— Селена, это Вади! — быстро сказала Ринд, девочка-оборотень.

— Да? — озадаченно сказала девушка. — Я должна его знать?

— Ой, Селена, прости! Это мы его знаем! Стефан выбросил Вади, потому что он не смог держать человеческую форму, когда спал! Мы потом искали его, но не смогли найти. Мы хотели его подкармливать, но следы уходили слишком далеко от дома.

— Подожди, Ринд, — задумчиво сказала Селена, лихорадочно размышляя, хотя это трудно было делать: перед глазами всё плыло, да и сами глаза здорово слипались. Вади. Из группы Стефана. И они только что как раз были в микрорайоне Стефана. Ну да, мальчишка только из этой группы и мог быть. Когда ушёл, наверное, сразу наткнулся на группу одичавших взрослых оборотней, да так с ними и остался. — Ринд, кто был близко знаком с вашим Вади? Кто дружил с ним? Или он ни с кем не успел подружиться?

— Он дружил с Хауком, — сказал мальчишка-оборотень, тоже из группы Стефана. — Хаук его и привёл к Стефану.

Дикарь вдруг замолчал, глядя на него. Дети и девушка удивлённо уставились на него. Замолчал? Селена сообразила первой: замолчал при имени Хаука!

— Так позовите его сюда!

Молчаливого и застенчивого мальчишку, только недавно обнаружившего в себе задатки сильного мага, оборотни позвали немедленно. Он прибежал, запыхавшись — играл в теннис, когда его разыскали. Хлопнул за собой дверью и огляделся.

Вади выполз из простенка между креслами и сел на полу.

— Ха-аук…

Оборотень выговорил имя друга, заикаясь, с такой сильной судорогой, что Селена с трудом сдержала желание договорить за него.

— Привет, Вади, — сказал мальчишка и сам присел на корточки.

А Колин, с облегчением выдохнув, встал с кресла и вручил мальчишке-магу поводок.

23

Иногда, обучая Селену основам боевой магии в кабинете, Джарри хулиганил: в момент её полной сосредоточенности он делал резкую подсечку — и девушка падала в его подставленные руки. После чего, визжащую и хохочущую от неожиданности и радости, он кружил её по всей комнате, а потом с шутливым торжеством укладывал свою добычу на матрас.

… Бессонная ночь. Двое проблемных детей, проблемы которых всё тянутся и тянутся… Происшествия, которые растут снежным комом… Господи, пусть появится Джарри и устроит ей подсечку!.. Упасть бы и уснуть!

Вроде разрешилась проблема с Вади. Но вот стоит совершенно растерянный Хаук с ременным поводком от своего недавнего друга, который теперь жмётся к его ногам (и выглядит это уже не странно, а ужасающе), и не знает, что делать дальше. Колину-то хорошо: сбросил проблему со своих плеч — и свободен. А что делать Хауку с одичавшим оборотнем?

Селена протёрла тяжелеющие веки, как в детстве, когда только-только встала ото сна, а просыпаться не хочется, и спросила:

— С чего начнём? — И, видя, как недоумённо смотрят на неё, объяснила: — С чего начнём внедрение Вади в нашу компанию? Он сейчас более-менее не голоден. Отвести его в наш дом? Или всё-таки попросить старика Бернара посмотреть его? И сразу вопрос, ребята: захочет ли Бернар лечить оборотня? Да ещё такого, как Вади?

— А почему бы не спросить об этом у самого старика Бернара? — жёлчно спросил старый эльф, бесшумно появившийся за спиной девушки.

Мальчишки сразу притихли, а Ринд сделала короткое движение в сторону — явно сбежать. Только Коннор недовольно выкарабкался из кресла, где недавно только пристроился поспать, и встал, судя по всему, готовый к серьёзной атаке или обороне.

— Почему не спросить? — насупившись, отозвалась Селена с ударением на «не спросить». — А страшно! Пока не спросили — надежда есть. А спросишь — надежды не останется.

— Что с ним? — всё так же жёлчно поинтересовался старик.

— Сильный порез на животе. Хельми ударил крылом. А ещё проблемы с деформацией человеческого в нём. В пригороде на нас напала стая одичавших оборотней. Уж кому — кому, а вам эта проблема должна быть известна: Чистильщики сказали — они к вам бегали довольно часто с укусами и ранами. Пока мы отбивались от них, ранили Вади. Ушли бы. Но Колин заметил, что он жив. Не бросать же живого. Вот и…

Она замолчала, угрюмо всматриваясь в старого эльфа, который так презрительно глядел на Вади (тот опять рванул за кресла — Хауку пришлось броситься следом, чтобы не задушить ремнём), что углубились морщины вокруг искривлённого рта. Но морщины разошлись, когда Бернар надменно сказал:

— Любопытно.

А потом, не сводя сузившихся глаз с еле видной в кресельной тени головы Вади, проговорил странные слова. Они прозвучали не просто странно, но торжественно. И произвели впечатление на всех. Коннор удивлённо нахмурился, во все глаза глядя на старика, будто понял, что именно тот сказал. Ребята-оборотни уставились на старика так, как будто он сказал что-то очень знакомое, но непонятное. Хельми поднял голову, словно вслушиваясь в издалека прозвучавшую музыкальную фразу. А минуту спустя, после того как фраза отзвучала, Вади выполз из своего шаткого убежища и, не поднимаясь с пола, медленно, всё так же страшно заикаясь (Селена видела, как судорога заставляет его почти задыхаться), ответил — всего, кажется, два слова.

Бернар ухмыльнулся.

— Надо бы позвать Колра. Дракон гораздо лучше меня должен говорить на древнем наречии оборотней, которое таится в их памяти. Итак, Хаук, Вади — твой друг?

— Мы искали еду, — обстоятельно объяснил Хаук. — Стефан послал (о Стефане Бернар знал от Селены). На меня напали «крабы». Вади спас меня. А потом я привёл его к Стефану. Но Вади плохо держал форму. Стефан выгнал его.

— Мы потом искали его, — добавила Ринд. — Но он слишком далеко ушёл.

— Хельми, ты знаешь древнее наречие оборотней? — поинтересовался старый эльф.

— Нет. Х-хельми слыш-шал, но не знает.

56
{"b":"261701","o":1}