ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Колр… — тихо позвал Джарри — в надежде, что чуткий дракон услышит.

Тот, остановившись, обернулся. Поспешно подошёл к ним.

— Что?

— В сердце закололо, — неловко сказала девушка. — Не знаю, почему. Вроде в деревне пробежками немного занималась, да и вообще…

— Чья кровь из пятерых у вас есть? Или вы давали кому-то из них свою?

— Как это?

— Она давала кровь раненому Мике, — медленно сказал Джарри, уже внимательней вглядываясь в побледневшую девушку. — И пару раз её укусила Ирма — сестра Колина.

— Сможете превозмочь эту боль? — спокойно спросил дракон. — Кажется, они сейчас попали в нехорошую ситуацию — а вы почувствовали их страх и беспокойство. К тому же все пятеро к вам сильно привязаны в личностно-ментальном плане.

— Конечно — смогу!

И все трое уже не побежали, а помчались.

Они только проскочили первый подъезд этого дома, как под ногами вздрогнула земля — и Селена чуть не упала с внезапно вздыбившегося асфальта. Джарри успел рывком прижать её к себе. И оба невольно пригнули головы: здание с другого, противоположного от них конца загрохотало, над ним взвилось пламя. И это пламя словно съедало дом, потому что огонь с конца дома быстро нёсся к подъезду, у которого застыли они все трое, а по дороге этого огня дом стремительно рушился…

Ад… Селена ничего не понимала, ничего не соображала, кроме одного: сердце болит, потому что страшно этим пятерым мальчишкам. И не просто страшно, а до ужаса.

И она бросилась впереди мужчин, которые кричали ей что-то, но крик пропадал в грохоте бушующего огня и рушащегося здания. Потом она поняла — как-то стороной, что они догнали её и бегут по обеим сторонам от неё. И это утешало, что всё будет хорошо, что сейчас они быстро все вместе найдут мальчишек и вытащат из той страшной ситуации, из-за которой её сердце будто исколото тонкими длинными иглами. Она видела, но не понимала: вокруг падающего дома ревел такой же вихрь, что, будучи в сотни раз страшней, бушевал вокруг деревни.

Как-то мимо сознания мелькнула было мысль, что это какой-то машинный демон-недоросток, так что бояться его нечего, тем более — рядом дракон. Он что-нибудь придумает. А пока главное — найти мальчишек!

Пришлось остановиться, когда тем же вихрем резко швырнуло в лицо огненной волной, колючей от горелой пыли. Девушка скрючилась, закрыв лицо и отвернувшись от дома. Что-то мешало закрываться ладонями — она не понимала, что именно, пока не посмотрела на руки. Долго смотрела — долгие драгоценные секунды, пока не дошло, что в руках у неё те самые камни, которыми она вооружилась ещё в начале моста.

Кто-то схватил её за плечи.

— С тобой всё хорошо?! — прокричал Джарри.

А она не могла ответить, потому что не понимала, хорошо ли это или плохо, если к ногам летит взорванный в острую мелочь строительный материал этого дома, то и дело до них доносит огненные языки — и пусть они не долетают, но дышать сожжённым ими воздухом невозможно. И всё — из-за сердца… Оно болело так, что трудно было выпрямиться. Хотелось ссутулиться ещё больше.

— … У неё шок, — сказал кто-то над ухом.

— Не шок… Сердце, — просипела она. — Мальчишки… Ищите мальчишек!

Она даже не увидела, а почувствовала, как опустело пространство рядом — кто-то ушёл. А потом снова всё завертелось в такой кутерьме, что она плохо различала события: куда-то бежала, кто-то то и дело хватал её за руку, уговаривая не отставать. А потом ей почудилось, что она увидела мальчишек — они бежали ей навстречу, только их почему-то было четверо, а должно быть…

И тут её позвали.

Она не знала, что вошла в подобие боевого транса, поэтому не совсем чётко различала происходящее, не могла разделить его на отдельные события. Именно в боевом трансе всё делается на уровне поднятых поверх сознания инстинктов. И даже вмешавшаяся было Илия ничего не могла поделать. Девушка слышала её крик, её команды, но призрак достичь чего-то в этом особом состоянии Селены не смог.

И ясность наступила именно тогда, когда девушка увидела: мужчины побежали навстречу бегущим им мальчишкам. А её позвали. Позвали те самые инстинкты. Позвала та самая ментальная связь с мальчишкой, который считал себя сильней всех, но который не смог бы выжить без неё, без Селены.

И Селена кинулась в рушащийся дом.

Она вбежала в подъезд и помчалась вперёд — по длинному коридору к живой стене разрушений, которая гнала перед собой пыльную душную волну. И успела пробежать довольно много, прежде чем увидела пятившегося к ней Коннора. Мальчишка, кашляя от взрывающейся пыли, отступал медленно, держа руки ладонями вперёд, как будто ожидал, что вот-вот на них положат некий не очень большой груз. А дом перед ним изнутри падал и падал! И не просто рушился, а заваливал страшное нечто, что пыталось вылезти из-под завалов. Это нечто тускло поблёскивающей рекой серебра выползало, вытекало из-под обрушенного здания, несмотря на то что Коннор пытался похоронить его под гигантской массой здания.

Момент истины: мальчишка не сможет убить эту аморфную тварь именно потому, что она аморфна. Он всего лишь отвлекает её от своих друзей, не подозревая, что помощь вот она — близко. Значит, надо спасать мальчишку, потому что иначе ему придётся убивать эту тварь вечно!

И Селена, не слыша надрывающейся, взывая к ней, Илии, бросилась к Коннору.

Серебристая река рвалась к нему прорывающимися отдельными языками. И даже в них чувствовалась странная жажда: река была голодна! Она желала сожрать живое!

Никогда бы Селена не подумала, что способна на такое. Но боевой транс, в который она невольно ввела себя, держа наготове метательные камни, буквально швырнул её вперёд, когда мальчишка оказался перед оконным проёмом довольно больших размеров. Она сбила с ног его, ничего не подозревающего, сосредоточенного на удерживании жуткой аморфной твари, поэтому и не сопротивляющегося. И вместе с ним вылетела в этот оконный проём, упала на дорогу за домом, а потом — от плеснувшей вслед за ними серебристой волны — вскочила и, схватив пока ничего не соображающего Коннора (он тоже только что очнулся от транса, в котором сохранял сосредоточенность на враге), потащила его к соседнему дому.

Там — двое мужчин, они помогут ребятам, но здесь они вдвоём, и надо попытаться выжить… Коннор как будто услышал её. В глазах блеснуло пониманием при взгляде на неё. Он промолчал, но побежал уже по-настоящему, а не тащась на поддержке.

— Стой, — наконец негромко выдохнул он. — Куда мы?

— За тот дом!

— Его это не остановит!

— А что можно сделать? Обрушить дом — этого мало!

Задыхаясь от бега и полыхнувшего в их сторону чёрного дыма, они всё-таки остановились. Селене показалось, что в дыму снова блеснуло серебро.

— Дай мне три кольца и один браслет! Быстро!

— Держи!

«Илия, что он делает?» — лихорадочно спросила девушка, глядя, как Коннор опять выставил ладони с её магическими безделушками горстью, не обращая внимания, что серебро уже отчётливой рекой мчится к ним.

«Я не понимаю, как он это делает… Но… Он собирает силы отовсюду! Но это странные силы! Я таких никогда не видела! Они опасны!»

Серебро, дышащее ощутимым голодом, остановилось только на мгновения — и этих мгновений, когда тварь словно плотоядно разглядывала, сколько же перед ней пищи, хватило Коннору, чтобы размахнуться и бросить (Селена невольно качнулась следом) мелочь, наполненную силой, не в серебро перед ним самим, а в самую гущу. И, опоздав буквально на секунду, девушка бросила туда же свои камни, пронзительно крича в душе: «Это напалм!»

10

Большинство людей, встречаясь с каким-то понятием лишь эпизодически, воспринимают его отложенным в дальний уголок памяти фактом, который постепенно тускнеет и заносится пылью других, часто ненужных фактов. Спроси у кого-нибудь, что такое напалм… Слышали многие, а объяснить внятно сумеют вряд ли. У каждого своя сказка на этот счёт.

В воображении Селена видела вспышку огня, которая мгновенно возрастает в десятки, а то и сотни раз. Огонь появляется из ниоткуда, а потом — становится… горячо.

23
{"b":"261701","o":1}