ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это — грязь!.. — прошипел старый эльф. — Выброси её!

Он смотрел в упор на мальчишку. Ирма, кажется, поэтому и поняла, что «грязь» — это про неё. Она резко замолчала, посмотрела на побледневшего маленького эльфа и задёргалась в его руках.

— Я хочу на пол! — жалко пискнула она. И её старший брат немедленно подставил руки, готовый в любой момент принять волчишку.

Девушка снова, забыв обо всём, рванулась к ней на помощь. И снова Джарри удержал её… Спокойный Коннор буквально ввинтил свой взгляд в глаза Бернара.

— Старик, ты однажды сильно ошибся, — ровно сказал мальчишка-маг. — Мне очень жаль, но тебе, видимо, на роду так написано — ошибаться по-крупному. Ты не можешь приказать Мирту. Ему приказать могу только я.

— Ты!.. — прохрипел задохнувшийся от злобы старый эльф. — С чего ты решил, что можешь приказать эльфу?!

— Я принял его инициацию как мага, — спокойно сказал Коннор. — Только благодаря мне, он жив и в здравом уме.

Селена недоумённо оглянулась на Джарри. Тот кивнул, сдерживая улыбку. В повисшем молчании девушка пока поняла только одно: инициация — значение этого слова она помнила смутно, что-то вроде обряда или посвящения. То есть Коннор, наведший успокоительный сон на Мирта, когда в том внезапно проснулся стихийный маг, каким-то образом принял его инициацию? Стал тем, кто посвятил маленького эльфа — во что? В ту же самую эльфийскую магию?

Бернар недоверчиво взглянул сначала на Мирта, затем — на Коннора. В полном молчании ошарашенных заявлением Коннора детей он рассматривал мальчиков, будто сравнивал их. Но в чём сравнивал?

«Ничего не понимаю», — сама себе призналась Селена, но, вынужденная пока промолчать, снова решилась после завтрака расспросить Джарри об этом странном обряде, который она когда-то восприняла лишь как успокоение Мирта.

Старый эльф, с застывшим на лице надменным выражением, чуть не строевым шагом проковылял всю столовую и вышел мимо застывших у дверей мальчишек.

Выждав почти звенящие от напряжения секунды, Селена уже спокойно поднялась и укорила:

— Мальчики, вы опоздали на завтрак. Пожалуйста, постарайтесь в следующий раз так не делать. Всем приятного аппетита!

Снова все откликнулись вразнобой, но с видимым облегчением, и девушка села, подавая пример — взяла ложку.

Опоздавшие расселись вокруг своего стола, причём Мирт усадил на колени успокоенную волчишку и принялся угощать её своей порцией, обещая отдать половину Пирату, если и он захочет. Бледность его ещё не прошла, но похудевшее лицо стало успокоенней… Когда все в столовой привычно зашумели и зазвякали столовыми приборами, Селена не выдержала. Она взяла кусочек мяса и, улыбаясь, чтобы никто не догадался, что она собирается задать важный вопрос, тихо спросила:

— Джарри, ты мне сейчас хотя бы про инициацию расскажешь?

— А что именно ты хочешь знать?

— Объясни мне про Коннора.

— Когда в эльфе просыпается магия, она может убить его, свести с ума. Ты сама видела, что творилось с Миртом. Обряд инициации обычно проводит эльф, хорошо умеющий принимать на себя весь тот мир магии, который обрушивается на эльфа во время рождения в нём мага. Коннор стал невольным участником инициации, заставив Мирта успокоиться. Он всего лишь наслал на него заклинание покоя, но тем самым невольно подсоединился к магическому миру Мирта. То есть он невольно сделал личную привязку к стихийной стороне обряда. Коннор не стал сильней. Но по законам эльфов, существо, проводившее обряд инициации и оставшееся в поле инициированного эльфа, будет ему почти хозяином. Через два дня после инициации Мирта Коннор пришёл ко мне и сказал, что ему снятся странные сны. Я тоже в этом не слишком хорошо разбираюсь, но, кажется, мир Мирта теперь всегда будет с Коннором. Когда Бернар разглядывал наших мальчишек, он искал эту связь — и нашёл.

— И что теперь?

— Проблема, где расположить старика, отпала. Мы приготовим ему комнату в соседнем, открытом для нас доме. Там, где мы приготовили комнаты для классов. Второй этаж не занят. Бернар сможет жить там. Тем более ему никто мешать не будет. Но Мирта к нему придётся всё-таки посылать. Кроме Бернара, эльфийской магии Мирта может научить только домашний Рыжий. Но он знает лишь основы. А мальчику учиться надо.

И он снова с удовольствием взялся за рыбу.

А Селена, последовав его примеру, смутно подумала: жаль, что перелом в этой ситуации обеспечен всего лишь инициацией Мирта. Ей, опять-таки смутно, хотелось чего-то вроде громко выраженного всеми детьми протеста против унижения. Когда она поняла, чего именно хотела, чуть не расхохоталась: «Вставай, проклятьем заклеймённый!..»

— Знаешь, Джарри, — чуть склонилась над столом Селена, — во мне, наверное, сильны гены революционеров, которые требовали равноправия для всех.

— Как это? — заинтересовался маг.

— Потом расскажу. — И девушка уже задумчиво добавила: — Никогда не думала, что могу… думать о баррикадах настолько реально — если так, конечно, можно выразиться.

Завтрак закончился спокойно, а затем дети собрались в вестибюле.

— Девочки, я предложила вам взять власть в свои руки, — сказала Селена и улыбнулась последней фразе, — так что — пожалуйста: делайте объявления, кто где сегодня, самостоятельно, без меня.

И старшие девочки принялись рассказывать, как сегодня пройдёт день. Недовольные были: мальчишки не хотели идти работать на поле. Один даже — хорошо ещё в шутку — сказал, что раз теперь в доме появился тролль, то неплохо бы всю тяжёлую работу свалить на него. Селене пришлось вмешаться и напомнить, что работать будет каждый, но совсем немного. После чего ласково добавила:

— Вы ведь ещё маленькие! Работой вас нагружать нельзя!

И с удовольствием выслушала возмущение насчёт «маленьких».

Разнарядка продолжалась…

… Первым закрутил головой Коннор. Селена сначала не поняла: она решила, что он кого-то отыскивает. Но вот рядом вздрогнул Джарри — и тоже принялся «кого-то искать». Мужчина и мальчишка внезапно встретились глазами.

— Изгородь!

И выскочили из дома. Встревоженный Хельми, последним почуявший неладное, — за ними. Естественно, за ними же бегом — Колин и Мика. Селена — не отставала. Как же! Она хозяйка и должна быть в курсе всего, что происходит на территории её деревни! Пусть и не всегда понимает, что именно…

Они пробежали от своего дома до околицы, к танцующим драконам изгороди. Селена ещё про себя поразилась: они до сих пор танцуют! Но два сторожевых дракона на входе не просто танцевали… Они тянулись головами в сторону речки — в сторону пригорода, медленно взмахивая крыльями. Девушка предполагала, почему первым встрепенулся Коннор: именно он этой ночью пропускал через себя силу машинного демона. Затем — Джарри. Он уже очищенную Коннором силу тоже пропускал через себя, став проводником от мальчишки-мага к изгороди. Что же происходит?

Машинные демоны «плясали» неподалёку. Селена знала, что, выйди она за околицу, под ногами ощутит страшнейшую, крупную дрожь земли. Но Коннор и Джарри смотрели в высоту, в пространство между торнадо, взбесившимися при виде людей за неприступной оградой. Там росла пока еле заметная точка. Селена пропустила перед внутренним взглядом обложки магических книг, взглянула снова.

В сторону деревни летел дракон.

6

Возможно, машинные демоны оказались восприимчивы к направленному магическому взгляду собравшихся у изгороди, возможно — крылья громадного дракона создавали ощутимое возмущение воздушных потоков, но только сначала дальнее торнадо, заваливаясь набок всей своей невообразимо грузной тушей, завертелось в обратную от деревни сторону, а затем и все остальные повернулись к одинокому живому существу, летящему в небе.

Затаив дыхание, двое взрослых и пятеро мальчишек следили за медлительным, по впечатлениям, драконом, которого постепенно окружали машинные демоны. Сама того не замечая, Селена сжала руки на груди: смогут ли помочь Коннор и Джарри дракону? «Лётке» они помогли. Но тогда самолётик мнимых полицейских нёсся по прямой, удирая от торнадо. Удобно было создавать для него туннель, по которому он и сумел ворваться в деревню. А дракон…

13
{"b":"261701","o":1}