ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Их ждали. Причём не просто так, а зажгли фары, чтобы им видно было, куда идти.

Оглянувшись на ограду, Селена застыла на месте: драконы уже не купались в наполняющей их силе, а танцевали. И она, бессильно опустив руки (осознание, что в безопасности, тоже не проходит даром), невольно улыбнулась их неожиданно прекрасному движению.

— Что? — на ухо спросил Джарри, слегка покачивающийся.

— Драконы, — ответила она.

Он взглянул на изгородь и устало улыбнулся.

— Джарри, как ты себя чувствуешь? — встревоженно уже спросила Селена, вспомнив, сколько силы он пропустил через себя, разгружая Коннора.

— Ничего. Сейчас всё будет хорошо.

— Коннор, ты как? — спросила девушка, обняв ладонями похудевшее лицо мальчишки и вглядываясь в его глаза, благо теперь свет был. Кажется, с глазами всё в норме. Хоть это слава Богу…

— Я-а норма-ально, — сказал Коннор, растягивая звуки так, как растягивал обычно Хельми, только не шипящие, а гласные. — Только, кажется. Я переел силы.

Он покачнулся и чуть не упал. Джарри снова подхватил его и усмехнулся.

— Ладно, Мика довезёт нас. Пошли.

Дальнейшее происходило очень деловито: маг с мальчишкой, зевающим от переизбытка силы, на руках вошёл в пассажирский салон, за ним — девушка. Мика и в самом деле довёз их до дома. Здесь Джарри не просто вышел из машины, но и поднялся на мансарду и оставил Коннора спать в комнате мальчишек.

Чуть не разругались с Бернаром: тот требовал прямо сейчас поселить его в одной комнате с Миртом, а тот упрямо отказывался. Наблюдавшая за ними, несмотря на усталость, Селена сообразила, что старик ни к чему не придирался бы, если б не увидел: мальчик-эльф живёт в одной комнате не только с сильным магом, вампиром и драконом, но и с оборотнем. Хорошо, что этого не понял Колин — он сразу упал на кровать и уснул. Но Бернара всё-таки уговорили выждать до утра, чтобы решить все проблемы со вселением, а пока ему предоставили бывшую комнату Коннора.

Долго думали, как быть с Камом, но эту проблему помогли решить домовые, осчастливленные привезёнными солью и макаронами. Расплывшись в довольных улыбках при виде тролля-подростка, они велели ему занять ту самую скамейку возле кухонной печи, где однажды спала Селена в ожидании охотников. Кошка, доброжелательно принятая домовыми, оглядела кухню, съела поданное ей угощение — торжественно поданное. Перед мальчишкой просто поставили тарелку и велели: «Ешь быстро!» Собаку приласкали, подивились её трусости и, тоже выдав порцию, разрешили на первый раз оставить её с хозяином.

Джарри и Селена смылись втихаря, пока домовые наводили порядок на кухне.

Только оказавшись в кабинете, оба облегчённо вздохнули: неужели эта часть ночи закончилась? За окнами уже начинало сереть… Оба быстро легли, и, прильнув к Джарри, поддерживаемая его сильными, тёплыми руками, девушка успела подумать: а ведь они все, кто рванул в пригород, самые настоящие авантюристы…

5

Проблемы начались с утра. Сначала личные. Открыв глаза, Селена вспомнила, что видела сон, который одно к одному повторился уже не во второй и не третий раз. А потом забыла содержание сна, хотя было что-то в нём тревожное. С другой стороны, Джарри и Селене пришлось встать рано, поскольку сейчас новичков хоть и мало, но оба настолько необычные, что за ними глаз да глаз нужен. Да и за своими — тоже не сахар! — конечно. Глаз нужен — в смысле. Не до снов, в общем.

Выяснилось, что оба уже на ногах. Ну, насчёт Бернара Селена не сомневалась: Коннор сразу сказал, что старик мучается бессонницей. Наверняка он только отдыхал в выделенной для него комнате. Когда Селена вышла из своего кабинета прямо на улицу, он стоял на границе сада и рассматривал его. Именно рассматривал, так как любоваться нечем: в саду довольно ещё неубранно, всё растёт вперемешку с сорняками, хоть девочки и стараются за ним ухаживать. Но — дети. А сад три года как запущенный.

— Доброго утра, Бернар! — сказала Селена. — У нас сейчас завтрак. Вам принести в комнату, или придёте в столовую?

— Доброго… — неохотно отозвался старик, лишь покосившись на неё, но так и не обернувшись. — Приду.

Девушка пожала плечами, почувствовала за спиной движение, затаилась, как мышка, улыбаясь. Джарри положил руки на её плечи и осторожно поцеловал в подставленную щёку. Она на миг прислонилась к нему, подняла голову и шаловливо чмокнула его в челюсть — куда уж дотянулась. Смешливый перегляд — и разбежались: она в столовую — узнавать, как там с Камом, он — в приспособленную под гараж сараюшку, где стояла машина, проверить, в каком она состоянии после экспедиции в пригород.

Сначала девушка увидела толпу детей, которые собралась у дверей в столовую, а затем услышала приглушённый смех, сдавленное хихиканье, жуткий вой и деловитое покряхтывание с деловитыми же репликами. Присмотревшись, поняла.

Малыш-вампир Берилл сидел прямо на полу, на его вытянутых ногах разлеглась и мурлыкала довольная кошка, которую бережно поглаживали ладошками. Кошка оказалась «дворянской породы», в слегка заметную чёрную полоску на общем зеленовато-сером фоне. А Ирма и два малыша-оборотня сосредоточенно вытаскивали из-под шкафа с посудой воющую от ужаса собаку, ухватив её за лапы и за шерсть. А домовые, как и остальные дети, умильно смотрели на сам процесс вытаскивания.

Селена, здороваясь со всеми, вошла в столовую между посторонившимися детьми, сбитая с толку: спасать собаку? Нет? Кажется, дети не хотят причинить ей зла? На всякий случай она поздоровалась и с малышами, а счастливая Ирма в ответ радостно завизжала (отчего собака, тоже «дворянка», размером чуть меньше овчарки — по определению девушки, снова жалобно взвыла, пытаясь забиться как можно дальше под шкаф):

— Селена! Мы собачку нашли!!

— Как назовёте? — спросила девушка.

— А нам — можно назвать?! — поразилась Ирма, а два малыша-оборотня уставились на неё с восторгом: собаку ещё и назвать можно по-своему!

— Ну, не знаю, как бы вы её назвали, а я бы Пиратом или Найдой назвала.

— Почему?

— Она же чёрно-белая, морда вся белая, а на левом глазу чёрное пятно. Самый настоящий пират! Пират — это морской разбойник. А Найда — потому что вы её нашли!

— Ты потом нам расскажешь про пиратов? — подозрительно спросила Ирма.

— Расскажу, — пообещала Селена.

— Эй, Пират! Вылезай!

И малышня снова сунула головы под посудный шкаф, и снова горестно взвыла притихшая было собака, в чью ногу снова вцепились и решительно потащили на свет белый. Девушка постояла немного, вздохнула и решила не вмешиваться.

Кам старательно мыл кастрюли и блаженствовал. Изумлённая Селена подошла поздороваться с ним, и тролль-подросток широко улыбнулся ей. Она удержала усмешку: ещё бы его улыбка не была широкой — при таком-то рте!

— Доброго утра, Кам!

— Доброго утра, хозяйка! — улыбаясь, как-то простецки сказал тролль-подросток.

— Меня зовут Селена, Кам.

— Хорошо, хозяйка, буду знать имя твоё.

Ничего не поняв, но решив разузнать у Джарри поподробней, как обращаться с троллями, девушка вышла из кухни. Кажется, в отличие от старого эльфа, мальчик просто счастлив, что его привезли сюда. Если она правильно поняла значение стоящей под его рукой тарелки с рыбьими косточками, именно она причина его счастливого настроя.

— Веткин, — позвала она домового. — Когда будешь накрывать столы, пожалуйста, на стол, наш с Джарри, поставь третий прибор — для нашего гостя.

— Хорошо, леди Селена.

— Веткин, — чуть приглушив голос, озадаченно сказала девушка. — А это нормально, что мальчика, только что приехавшего, вы тут же определили… — Она замялась. — Ну, в посудомойщики?

— Про Кама-то говорите? — расплылся в улыбке домовой. — Так ведь тролль, леди Селена. Он как проснулся, так сразу спросился, что есть по хозяйству сделать. Они ж постоянно есть хотят, а тут ещё и голодный. А правило у них всех такое: работа — за кормёжку. А мы тут как раз наготовили для завтрака, и пора кастрюли мыть. Ну, накормили горячим, что со вчерашнего осталось, поставили рядом и нынешний завтрак ему, и кастрюли. Уж он-то старается! И рыбку ест, и посуду моет!

11
{"b":"261701","o":1}