ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как такое возможно? Я же всего лишь призрак.

И тем не менее он смотрит. Глаза налиты кровью, что кажется абсолютно нормальным явлением при жизни в вечно тлеющем и задымленном мире. Он злится, но ему любопытно. Демон будто бы даже обижен: какой-то непрошеный гость смеет за ним следить.

- Ш-шпион, - злобно протягивает он. – Ты не отсюда. - Его слова похожи на шипение сотни змей, но отчего-то я их понимаю.

Как только демон произносит слово «шпион», я становлюсь объектом внимания адских тварей. Их глаза расширяются – они не верят своему счастью. И тут до меня доходит – я и впрямь уже не невидима.

Демон вглядывается в меня своими красными глазами, а после щелкает кнутом. Головы, привязанные к концам разветвленного стека – кричащие, жаждущие крови и плоти, – летят в моем направлении.

На их лицах отражается смесь безысходности и надежды. Они отчаянно рады шансу вгрызться в меня. В разинутых ртах я вижу сломанные зубы; а волосы, которым следует развеваться в обратном направлении, тянутся прямо ко мне.

В тот же момент атакуют адские твари, обнажая клыки и когти.

Я делаю шаг назад и оступаюсь.

Хочу развернуться и убежать, но неровная почва не позволяет – я падаю на острые стекла и кости.

Головы все ближе.

А я продолжаю падать…

…и падать…

***

А приземлившись, запинаюсь и шлепаюсь на задницу.

Я снова на острове, а Велиал снова бескрыл и иссушен – он лежит передо мной на земле.

И тут из его спины появляется адская тварь. Она бросается на меня, растопырив когти.

Я кричу, пятясь назад.

Тварь задевает плечо, но сама пролетает мимо. Руку заливает кровь.

Кончик меча по-прежнему касается спины Велиала. Я пытаюсь его отнять, но натыкаюсь на сопротивление, будто с обратной стороны что-то тянет его на себя. Я чувствую натяжение связок и сухожилий в моей руке, словно клинок стал ее продолжением.

Из меча, будто двое из ларца, появляется еще пара адских тварей. Они выскакивают сквозь рану на спине Велиала, и та начинает обильно кровоточить.

Они материализовались из его воспоминаний.

Мне наконец удается вытащить меч, и я сразу откатываюсь подальше от Велиала.

Демонята кувыркаются в полете и с глухим стуком приземляются на лапы в саду. Пьяно шатаясь, они трясут головами, оглядывая двор. Щурясь на солнце, вскидывают ладони и прикрывают непривыкшие к яркому свету глаза. Это дает мне секунду, чтобы вскочить на ноги и перевести дух.

Твари тоже не медлят. Все, что мне остается – поднять меч и просто размахивать им перед собой.

Мне везет, поскольку противники выглядят дезориентированными, а один из них и вовсе спотыкается на месте. Они сразу меняют тактику и стараются держаться подальше от клинка.

К сожалению, растерянность примитивных демонов длится недолго. Они кружат на безопасном от меня расстоянии, пока приходят в себя, но хитрые глаза неусыпно следят за каждым моим шагом. Эти твари умнее тех, с которыми я боролась во сне.

Одна делает ложный выпад, другая пытается напасть со спины. Где же третья?

Пропавший из виду демонёнок выпрыгивает из-за куста и наступает сбоку.

Я кружусь, держа меч повыше, готовая атаковать. Хватка на рукояти становится тверже с каждым моим движением – ангельский меч, а не я, избирает тактику боя. Он заходит под идеальным углом и рассекает твари живот – та падает на траву, содрогаясь и истекая кровью.

Я прекращаю вертеться и отбрасываю ногой демона, который пытался напасть сзади.

Он приземляется рядом с забором, но мигом поднимается и начинает шипеть.

Двое выживших отступают, не сводя с меня глаз.

Они разбегаются и, взлетев, исчезают за деревьями.

Велиал посмеивается:

- Добро пожаловать в мой мир, дочь человеческая.

- Мне следовало знать, что ты планируешь меня обдурить. – Тяжело дыша, я зажимаю рану на плече, пытаясь остановить кровь: пальцы быстро становятся скользкими, а футболка мокрой.

Велиал садится прямо, звеня цепями. Он куда подвижней, чем я думала.

- Оттого, что вместе с тобой явились адские твари, воспоминание ложью не стало. Откуда мне было знать, что они проберутся сюда? – Удивленным он вовсе не кажется. – То, что случилось с Мирой, – продолжает Велиал – случится скоро с тобой. А твой драгоценный Рафаил будет за это в ответе. Однажды и я считал его своим другом. Он обещал защитить Миру. Теперь ты знаешь, что случается с теми, кто ему доверяет.

Дрожа, я поднимаюсь по ступеням и прохожу в дом. Мне ни минуты нельзя оставаться в обществе этого кошмарного создания.

Мне хочется ударить себя за то, что повелась на россказни Велиала. Хотя нужды в этом больше нет – он сделал все за меня.

ГЛАВА 9

Я нахожусь на кухне и пытаюсь отмыть с себя кровь в тот момент, когда возвращается Раффи.

- Что случилось? – спрашивает он, сбрасывая на пол пластиковый пакет для мусора и тут же бросаясь ко мне.

- Ничего. Я в порядке. - Мой тон холоден и неприветлив. Я думаю о том, чтобы прикрыть рану, но ткань разодрана в клочья. Старая укороченная футболка держится на раненом плече буквально на паре ниток. Наряд мог бы быть сексуальным, не будь он насквозь пропитан кровищей.

Раффи убирает мою руку от плеча и наклоняется ближе, разглядывая царапины.

- Мертвая тварь со двора? – Его дыхание ласкает кожу на шее – он слишком близко ко мне. Я отступаю на пару шагов назад, ощущая прилив неловкости.

- Ага. И два ее друга.

Он так сильно стискивает челюсти, что на лице играют желваки.

- Не волнуйся, - говорю я. – Дело не в том, что я рядом с тобой.

Он склоняет голову набок:

- А с чего ты взяла, что я так решу?

Упс. Говорил ли он, что твари охотятся за мной? Или я знаю об этом только из воспоминаний Мишутки?

Можно ему соврать, но… Вздохнув, я понимаю, что всем рано или поздно приходится признавать свои недостатки. Мой заключается в том, что я никудышная лгунья.

- Я, эм… видела кое-что через твой меч. Случайно. По крайней мере, в первый раз.

- Кое-что? – Он скрещивает руки на груди, сверкая глазами. – И что, например?

Я принимаюсь кусать губу, лихорадочно соображая, что ему на это ответить.

Раффи опускает глаза на некогда свой меч, лежащий на барной стойке. И, кажется, сияние Мишутки меркнет под его интенсивным взглядом.

- Он делился с тобой воспоминаниями обо мне?

Мои плечи слегка расслабляются.

- Так ты знал, что он на это способен?

- Я знал, что он был мне верен, я ему доверял, – обращается Раффи к Мишутке.

- Я думаю, он не имел в виду ничего дурного. Просто пытался научить меня обращению с собой. Я же никогда не владела мечом.

Раффи продолжает говорить не со мной, а с клинком:

- Одно дело вынужденно отказаться от носителя, ошибочно приняв его за падшего, и другое – раскрывать детали личной жизни бывшего хозяина.

- Слушай, - перебиваю я. – Мне и без вашей перепалки странностей хватает; владение полуразумным мечом с лихвой покрывает лимит таковых. Не мог бы ты просто забыть о том, что случилось?

- Что он тебе показал? – спрашивает Раффи, но тут же поднимает руку: - Стой! Не говори. Не хочу знать о том, что ты видела меня пляшущим под любимую музыку в нижнем белье.

- Ангелы носят белье? – Вот черт, лучше бы я молчала, а то рою себе яму – глубже, глубже и глубже.

- Нет, - качает он головой. – Это просто фигура речи.

- О, - я киваю, стараясь выбросить из головы сцену с Раффи, танцующим под какую-нибудь рок-композицию, предположительно голым. – Кстати, о странностях! Адские твари попали сюда через меч.

- Что?

Я прочищаю горло.

- Эта тварь, которую ты видел на лужайке, и две другие – все они выбрались из Велиала, когда я касалась его мечом. – Я все еще надеюсь, что мне не придется признаваться во всем, но Раффи, похоже, прошел через ангельскую школу допроса, потому как вытягивает из меня все больше информации.

8
{"b":"259163","o":1}