ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я знаю, что должна пропустить это мимо ушей. Верить ему нельзя – что бы он ни сказал. Знаю. Но любопытство прожигает меня насквозь. Я опускаю сестру у открытой двери.

- Пейдж, возвращайся в постель.

После недолгих уговоров она наконец скрывается в доме.

Повернувшись к Велиалу, я облокачиваюсь на перила крыльца.

- Что ты о нем знаешь?

- Интересуешься количеством его дочерей человеческих? Как думаешь, сколько сердец разбилось о великого архангела Рафаила?

- Хочешь сказать, он сердцеед?

- Хочу сказать, он бессердечный.

- Ты всерьез пытаешься мне втолковать, что он поступил плохо? Что ты не заслуживаешь быть прикованным цепью как бешеный зверь?

- Твой ангел отнюдь не святоша. Да и другие тоже.

- Спасибо за науку. - Я разворачиваюсь, чтобы зайти в дом.

- Ты мне не веришь, но я могу показать, - говорит он спокойным тоном, будто ему по большому счету плевать, верю я или нет.

Уже на пороге я застываю.

- Я, знаешь ли, не фанатка жутких парней, предлагающих кое-что показать.

- Этот меч под плюшевой игрушкой, с которым ты повсюду таскаешься, не только блестит, - говорит мне Велиал. – Он умеет показывать… разное.

Тело покрывается мурашками. Откуда он знает?

- Я мог бы поделиться пережитым по вине архангела, от которого ты без ума. Нам всего лишь нужно касаться меча. Одновременно.

Я оглядываюсь:

- Считаешь меня дурой? Никакого тебе меча.

- Он мне и не нужен. Держать его будешь ты, а я – только касаться.

Я сверлю его взглядом, пытаясь понять, в чем подвох.

- С чего бы рисковать потерей меча, чтобы просто узнать, врешь ты мне или нет?

- О каком риске мы говорим? Меч для меня неподъемен, он не позволит отнять себя у владельца. - Велиал говорит со мной, как с идиоткой. – Так что ты ничем не рискуешь.

Я представляю себя в состоянии транса за просмотром воспоминаний в непосредственной близости к Велиалу.

- Благодарствую. Нет.

- Боишься?

- Я не глупа.

- Свяжи мне руки, закуй в цепи, засунь в мешок и запри в клетке. Делай, что хочешь, раз так боишься старого демона, который и на ноги встать не может. Но все и так с тобой будет нормально, меч не станет мне подчиняться.

Я внимательно смотрю на Велиала, силясь разгадать его игру.

- Ты и впрямь боишься, что я тебе наврежу? – спрашивает он. - Или просто не хочешь знать правду о своем драгоценном архангеле? Он вовсе не тот, кем кажется. Он лжец и предатель, и я могу доказать. Меч не позволит солгать – его не купишь сладкими речами, воспоминания не исказишь.

Меня одолевают сомнения. Я в курсе, что надо бы взять и уйти; забыть обо всем, что он несет.

Но я приросла к крыльцу.

- У тебя свой интерес, демонстрация правды здесь ни при чем.

- Конечно же, свой. Вдруг ты меня отпустишь, как только поймешь, что именно он, а не я, на деле плохой парень.

- Так ты теперь, значит, хороший?

Тон Велиала становится холодным:

- Будешь смотреть или нет?

Я стою, купаясь в солнечном свете, любуюсь прекрасной панорамой залива и зеленью холмов, в синем небе плывут пушистые облака.

Мне стоит пройтись по острову – я могла бы обнаружить что-то, что нам пригодится. Надо придумать, как помочь сестре. И вообще заняться чем-то полезным вместо поиска приключений на свою задницу.

Но сон меня не отпускает. Был ли Велиал одним из Хранителей Раффи?

- Ты был… ты когда-то работал с Раффи?

- Можно и так сказать. Служил под его началом. Было время, когда я пошел бы на все ради него. Без малейших раздумий. Но затем он предал меня и так же поступит с тобой. Это в его природе.

- Ты лгал моей сестре ради забавы. Но мне не семь, я не одна и не боюсь, а потому прекращай свои коварные манипуляции.

- Как знаешь, крошечная дочь человеческая. Все равно не отнесешься серьезно к тому, что я тебе покажу. Ты так верна своему архангелу, что вряд ли поверишь, будто он являлся источником невыносимых страданий.

Развернувшись, я направляюсь в дом. Первым делом проверяю, в своей ли комнате Пейдж, спит ли она вообще. Затем прохожу на кухню и заглядываю в шкафы. Мой улов: несколько банок консервированного супа, оставленных нашими предшественниками.

В процессе осмотра дома желание увидеть обещанное Велиалом пилит меня на части. А вдруг я узнаю что-то, что остудит мои чувства к Раффи? Тогда я могла бы отвлечься, вернуться к людям и жить себе дальше.

Стоит подумать о том, что случилось между мной и Раффи – щеки горят огнем. Как мне смотреть ему в лицо, когда он вернется?

Если вообще вернется.

От одной только мысли об этом внутри все сжимается в узел.

Я поддаю ногой валявшуюся на полу декоративную подушку и с мрачным удовлетворением наблюдаю за тем, как она врезается в стену.

Ладно. С меня довольно.

Это всего лишь краткий визит в память Велиала. Люди Оби ежедневно следят за ангелами в надежде выведать хоть что-то. Рискуют жизнями. А у меня в наличии крутейший в мире шпионский девайс, к тому же враг сам предлагает поездку в страну воспоминаний. Меч будет при мне во время этой авантюры, и Велиал прав, ему не отнять и не обратить против меня мой же клинок.

У меня появится шанс избавиться от навязчивых чувств и двигаться дальше. Плюс я буду крайне осторожной.

В любом случае, даже без просмотра Велиал-ТВ, мы с Пейдж вскоре покинем остров, вернемся к Сопротивлению, отыщем маму и поймем, сможет ли Док нам помочь. Вдруг Пейдж будет снова питаться нормальной едой?

И затем мы возьмем и… выживем.

Сами по себе.

Я поднимаюсь наверх за Мишуткой, затем выхожу во двор к Велиалу. Он так и лежит у забора, свернувшись в той самой позе, в какой я его оставляла. По глазам можно прочесть – он ждал моего появления.

- Ну и что я должна делать?

- Мне нужно касаться меча.

Я поднимаю клинок, направляя его в сторону Велиала. Лезвие сияет под солнцем. Меня распирает от желания спросить у меча, согласен ли он на участие в этой затее. Но выставлять себя дурой на глазах Велиала – так себе перспектива.

- Подойди ближе. - Он вытягивает руку, чтобы схватить меч.

Меня обуревают сомнения.

- Тебе непременно надо его держать или я сама могу касаться тебя клинком?

- Можешь касаться сама.

- Что ж, тогда отвернись.

Он послушно ложится на бок лицом к забору. Пыль прилипает к коже. Спина Велиала – сплошь иссушенные мышцы и раны от жал саранчи. Мне вовсе не хочется тыкать в это месиво четырёхкилограммовым клинком, но выбора нет, и я погружаю в него самый кончик меча.

- Дернешься, и я проткну тебя насквозь. – Меня беспокоит, окажется ли прочной связь между мечом и спиной Велиала при таком незначительном контакте; но Велиал моих волнений не разделяет.

Он делает глубокий вдох и резко выдыхает.

Я чувствую метаморфозы в сознании.

Ощущения отличны от тех, когда я внезапно обнаруживала себя невесть где. На этот раз все происходит легче, невесомей, как будто я вольна решать, хочу ли угодить в воспоминание; как будто меч и сам не уверен, куда мы с ним направляемся.

Я тоже втягиваю воздух; убеждаюсь, что прочно стою на ногах в оборонительной позиции, готовая к возможной атаке, а затем закрываю глаза.

ГЛАВА 7

Головокружение длится пару мгновений, и вот я стою на твердой земле.

Первое, что накрывает – невыносимый зной. Второе – запах тухлых яиц.

Под черно-пурпурным небом мчит колесница, запряжённая не лошадьми, а шестеркой ангелов. Хомут и подпруга врезаются в плечи и грудь, по которым струится кровь вперемешку с потом. Ангелы вынуждены прикладывать огромные усилия, чтобы тянуть за собой колесницу, которой правит демон-исполин.

У исполина есть крылья и он способен лететь, куда угодно, если захочет; но вместо того не спеша объезжает свои владения.

Демон настолько велик, что Велиал – дитя на его фоне; крылья горят огнем – отсветы пляшут на влажной коже, отчего пламя кажется настоящим.

6
{"b":"259163","o":1}