ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Достаточно того, что он сделал для нас, - отвечает Ястреб. – В чем бы о ни был повинен - его долг оплачен сполна. Велиал один из нас. И мы задолжали ему достойные проводы. Такие, каких не могли себе позволить в преисподней, прощаясь с павшими братьями.

Иосия недоуменно смотрит на них, затем на Раффи, и тот снова кивает.

- Как разожжем огонь? – спрашивает Термо.

- Могли бы горючим, но он сказал, чтобы я к нему больше не прикасалась, - отвечает мама, указывая на Иосию.

- И ты не прикоснешься, - соглашается он. - Мы сделаем небольшое исключение ради церемонии и только. – Он возвращается к грузовику и забирается в кузов.

- Зачем ты взяла в обитель бензин? – удивляюсь я.

- Чтобы спалить дотла ангельское гнездо, - отвечает мать. – Собиралась забрать тебя и заодно сжечь этот гадюшник. Но призрак мне не позволил.

Иосия возвращается с канистрой топлива.

- Она и так нанесла значительный урон. А при попытке устроить масштабный пожар ее бы точно поймали. – Он качает головой, опуская канистру на землю. – Я до сих пор не понял, как ей удалось все провернуть, а мне – убедить ее в том, что ты была в Велиале. Я и сам в это верил с трудом.

- Как так?! – взвивается мама. – Хочешь сказать, она могла прятаться в ком-то другом, а мы спасали первого попавшегося демона?

- Забудь, мам. – Я беру ее за руку и отвожу в сторонку. – Позволь им заняться похоронами.

Иосия поливает бензином тело Велиала.

- Не передумали? – спрашивает он.

- Велиал заслужил эту честь, - отвечает Ревун.

Иосия кивает и делает шаг назад.

А мама выходит вперед, в ее руках зажигалка. Она подносит ее к клочку ткани, который затем передает Термо, тот кидает ее на пропитанное бензином тело Велиала.

И оно вспыхивает.

Волосы словно искры: загораются и исчезают. Пламя перекидывается на сморщенную кожу, затем на брюки – и вот Велиал объят им целиком. Огонь плавит под ним асфальт, обдает жаром открытые участки моей кожи. Воздух насыщается гарью, смешанной с едва уловимым запахом паленого мяса.

Пятеро выступают вперед и подхватывают горящие ноги, руки и плечи Велиала.

Я порываюсь им помешать, но Раффи преграждает мне путь.

- Что за черт? – спрашиваю я. – Они же погибнут!

- Будет больно, но они исцелятся, - отвечает Раффи.

Хранители взмывают в небо. Распахнутые крылья бьются в унисон на фоне утренней зари.

Я все жду, что они вот-вот вспыхнут как спички. Их нагоняет еще одна группа товарищей и помогает нести ношу, объятую пламенем. Остальные крест-накрест летят под ними, сформировав сеть. Мелкие останки срываются с высоты, но догорают еще на пути к Хранителям. А те, что покрупнее, Хранители ловят: один за другим.

- Ни единая часть не коснется бренной земли, - говорит тихим голосом Раффи. – Братья рядом, они не позволят ему пасть.

Тем временем Хранители продолжают свой необычный танец на фоне рассветных небес, под огненным дождем из Велиала.

ГЛАВА 47

Я стою у дерева на обочине и смотрю вдаль. Хранители закончили со своей церемонией и летят обратно.

- Нам нужно вернуться, - говорит Иосия. Вот-вот объявят суть Испытания и начнется официальный набор команд. – Он бросает взгляд на Хранителей, и я знаю, что его беспокоит. Содранная кожа, клочки перьев – убедить остальных примкнуть к подобным созданиям будет непросто.

- Мы должны попытаться как-то на всех повлиять, - отвечает ему Раффи. – И работать придется с тем, что у нас есть. Либо сотни наших братьев падут, либо начнется гражданская война – нельзя допустить ни того, ни другого.

О, я не стану лить слезы по ангелам Уриила, если те отправятся в ад. Поделом им.

Раффи обращается ко мне:

- В гражданской войне моего народа полем боя станет твой мир, и его сравняют с землей, кто бы ни победил.

Прямо как в преисподней, и мы повторим судьбу адских тварей: оголодаем, сойдем с ума и будем дрожать в тени, страшась своих новых господ.

Я прочищаю горло, прежде чем уточнить:

- А не к тому ли все уже идет?

- Цивилизация пала, но человечество – нет. Небольшие группы людей остались по всей планете. Апокалипсис не предполагает истребления целой расы. Это просто грандиозное событие накануне Судного дня. Но тон, заданный ему Уриилом… - Раффи качает головой. – Возможно, кто-то и выживет в этом кошмаре, но на людей они мало будут похожи.

Какими были адские твари до Нашествия на их родину?

Я стараюсь не думать о будущем, но порой все же приходится, и тогда я допускаю, что однажды ангелы завяжут со своим буйством. Наш мир придется восстанавливать по крупицам, но где-то там обязательно будут люди…

Саранча, восставшие из мертвых, примитивные демоны… Нас уже вытолкнули за грань человечности. Если так и продолжится – земля станет новой преисподней.

- Тебе нужно уйти, - говорит мне Раффи. – Людям здесь точно не место.

- Но я же твой Подручный в Испытании.

- Никто о тебе не вспомнит после того, как увидит Хранителей.

- А может, ты ищешь предлог не возвращаться в грузовик со мной и моей мамой?

Его губ касается легкая улыбка.

Мы вместе идем к машине.

- Куда ты отправишься? – спрашивает Раффи.

- Не знаю… - С каждым шагом мы ближе к «прощай». – Безопасных мест не осталось. Разве что лагерь Сопротивления.

Раффи немного хмурится.

- Исходя из того, что мне показал Оби, те люди преисполнены гнева и страха. А это опасная комбинация, Пенрин. Они убили бы каждого из нас, будь это в их силах. – Под нами он, конечно же, подразумевает ангелов. – Им не важно, как именно нас уничтожить: чумой или на секционных столах.

- Они – мой лучший вариант, - говорю я. – К тому же ты знаешь, где лагерь и сможешь меня найти, рассказать, как все прошло. Если, конечно, захочешь…

Он оглядывает мои волосы, изучает черты лица и наконец кивает.

- Справишься с Испытанием?

- Обязательно. - Он крепко сжимает мою ладонь. Его руки такие теплые.

И вот он их убирает.

- Ты уж постарайся. И помни свое обещание! Чтобы ангельской ноги здесь не было после твоей победы.

Я неохотно снимаю с себя ножны и какое-то время просто держу их в руках, наслаждаясь весом оружия, к которому так привыкла.

Ничего не поделать: Раффи вернул крылья, а значит, пора отдавать и меч. Странно, что он не забрал его сразу. Оба томились в разлуке. Кроме того, он не сможет драться без своего клинка.

Вот только… Мишутка делал меня особенной. Больше чем просто девчонкой. Истребительницей ангелов!

- Он скучал по тебе, - говорю я Раффи.

Тот медлит, глядя на меч. Он не касался его с тех пор, как спас меня на арене.

Аккуратно приняв клинок, он держит его на вытянутых ладонях. Сердце пропускает удар – примет ли меч хозяина?!

Вместо того чтобы камнем упасть на землю, меч остается в руках, и Раффи с облегчением закрывает глаза. Похоже, он не пытался вернуть свое оружие лишь потому, что не был уверен, что все пройдет хорошо.

Долгие годы Раффи провел один, меч был его компаньоном. Страшно подумать, как тяжело далась ему эта потеря.

И так приятно видеть его счастливым. Хотя эта сладость горчит.

- Прощай, Мишутка. - Пальцы пробегают по ножнам.

Раффи снимает плюшевого медведя в свадебном одеянии.

- Уверен, он хочет оставить это тебе. - На его губах играет улыбка.

Я забираю медведя и прижимаю его к себе – шерсть все такая же мягкая, но без стальной сердцевины гладить ее непривычно.

Мы подходим к кабине грузовика, и я забираюсь на водительское кресло. Он заглядывает в открытое окно, будто хочет что-то сказать – между ключиц покачивается иссушенный плод, преподнесенный демоном из преисподней. Раффи наклоняется ближе.

И дарит мне поцелуй.

Неторопливый, нежный. От которого я таю. Раффи ласково гладит мое лицо, и я прижимаюсь щекой к его ладони, млея от теплых прикосновений.

А затем Раффи отходит на пару шагов назад.

40
{"b":"259163","o":1}