ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Два ангела вытаскивают из клетки пятнистых тварей и выходят с ними вперед. Демонята, и впрямь, крупноваты и ярости в них больше, чем у тех, в чьей компании их изловили.

- Эта порода не эндемична, - констатирует Уриил. – Взгляните как следует – эти твари явились из преисподней.

Ну, в общем-то, так и есть. Мои соседи по купе из Велиалова ада.

Ангелы затихают.

- Все вы помните, как мы истребили этот коварный вид – стерли с лица всех известных миров, дабы избавиться от присущей им изощренной жестокости и дурной привычки организовывать бунты, - говорит Уриил. – Единственным местом, в котором они по-прежнему могут жить, является преисподняя. – Он переводит взгляд с одного присутствующего на другого. – А преисподнюю, как мы знаем, никто не покидает по собственной прихоти. Адские твари, паразитирующие в этом мире, обмельчали и поглупели, а эти, что очевидно, недавно прибыли со своей дьявольской родины. Они подчинялись приказам этого демона, - он указывает на Велиала.

Выглядит он кошмарно, будто его снедал коварный недуг. И хотя он еще не исцелился, открытые раны стали затягиваться. Кожа по-прежнему в струпьях, но местами ее покрывают розовые полоски нового эпидермиса. При этом спина продолжает кровоточить, словно отрезанные крылья препятствуют регенерации тканей.

- Где-то там врата преисподней были открыты, - говорит Уриил. – Где-то там таится чудовище и выпускает на волю созданий своих. Где-то там без нас миру приходит конец. - Он делает паузу. – Я обещал раньше и обещаю сегодня: голосуйте за меня и к утру превратитесь в легендарных воинов апокалипсиса. Рафаил отсутствует. С Михаилом та же история. Выберете одного из них в качестве Посланника и к тому времени, как они наконец поведут вас в битву, вся слава пройдет стороной. Когда вернутся наши блудные братья, вас может уже не стать, или хуже – вы растеряете форму, окажетесь неготовыми. Кто знает. Всякое может случиться.

В толпе раздаются сдавленные смешки.

- И второе, что я хотел бы вам показать, - говорит Уриил. – Эту девчонку.

Меня выводят в центр сцены.

- Тех, кто прибыл недавно, благодарю за преодоление огромного расстояния ради участия в выборах. Многие из вас пропустили битву на пляже. Ту битву, в которой наш брат погиб от руки дочери человеческой. Но, уверен, слухи до вас дошли. И знайте – они правдивы. Девчонка – столь же тщедушная, коей и выглядит – каким-то образом подчинила своей воле ангельский меч. – Уриил выдерживает драматическую паузу. – Потрясает другое – этим клинком она отняла жизнь одного из нас.

Он замолкает, позволяя слушателям переварить информацию. То, что мой меч обезоружил целую армию воинов, Уриил оставил при себе. Знали бы эти пернатые, что альфа-клинок носит имя Мишутка.

- Я поймал ее в кратчайшие сроки, чтобы свершить правосудие. Пора отомстить за павшего брата.

Толпа отвечает безудержным ликованьем.

ГЛАВА 30

- Уриил убил архангела Гавриила! – Я тыкаю пальцем в объект своих обвинений. – И состряпал фальшивый апокалипсис, чтобы стать новым Посланником!

Гомон стихает. Я в курсе, что мне никто не поверил, но, видимо, тему сочли интересной и меня готовы послушать.

- Не верите на слово – расследуйте это дело!

Уриил фыркает.

- Для нее будет мало и преисподней. Девчонку стоит отдать на растерзание адским тварям. У нас под рукой делегация этих монстров.

- Что, никаких разбирательств и адвокатов? Даже не притворимся? Хорошенькое правосудие! – Знаю, такими заявлениями жизнь себе не продлишь, но я слишком распалилась, чтобы закрыть свой рот.

Уриил приподнимает брови.

- А это мысль! Ну что, устроим ей суд?

К моему удивлению, ангелы принимаются скандировать:

- Суд! Суд! Суд!

В таком же тоне публика Колизея требовала смерти гладиатора.

Уриил простирает руки, чтобы утихомирить толпу.

- Значит, суду быть!

Спасибо, уже не хочется.

Конвоиры подталкивают меня в спину и я, запинаясь, спускаюсь со сцены вниз. Они продолжают свои тычки до тех пор, пока я не достигаю середины бывшего поля для гольфа.

Я верчусь, озираюсь по сторонам и понимаю, что оказалась в центре масштабного круга, который стремительно превращается в купол – ангелы заполняют каждый свободный метр вокруг меня и надо мной.

Многочисленные тела и крылья заслоняют солнечный свет. Я накрыта живым колпаком, из которого нет выхода.

В заслоне из тел образуется брешь, сквозь которую ко мне забрасывают адских тварей. Они шлепаются на землю и тут же принимаются метаться в поисках выхода, но купол непроницаем.

Толпа продолжает кричать:

- Суд! Суд! Суд!

Нутром чую, наши представления о судебном процессе, мягко говоря, расходятся.

Над ареной распахивают последнюю клетку, из которой вываливается и Велиал. Он падает на траву, поднимает голову на Уриила и тихо рычит.

На долю секунды я вижу, как он разгневан, как ранит его предательство, а затем эти эмоции стирает его фирменная ухмылка. Заявление Велиала о том, что он одинок, никем не любим и никому не нужен, подтверждается снова и снова. На какой-то момент, пронзенная состраданием, я забываю, какой он кошмарный тип.

Он бредет на середину арены, поначалу неуверенно, запинаясь, но с каждым шагом к нему возвращаются гонор и даже открытый вызов.

Ангелы приветствуют его громкими возгласами, как фаворита футбольной команды во время финального матча. Пожалуй, ребята не в курсе, за кого они так болеют. Мне известно, кто он и что с ним случилось, но и я с трудом узнаю в нем прежнего Велиала.

Адские твари отчаянно паникуют: они бросаются из стороны в сторону, налетают на живую преграду, отскакивают от нее, но не прекращают попыток найти зазор между телами.

- Что это за суд? – спрашиваю я, догадываясь, каким будет ответ.

- Воинский суд, - отвечает Уриил, паря надо мной. – Это больше, чем ты заслужила. Правила просты: в живых остается только один, и он получает свободу.

В толпе раздаются выкрики одобрения.

- Постарайтесь-ка нас развлечь, - советует Уриил. – Если вам не удастся, судьбу финалиста будут решать зрители.

Ангелы скандируют:

- Смерть! Смерть! Смерть!

А это, наверное, их ответ.

Не знаю, ухватили ли суть адские твари, но они продолжают визжать и атакуют стену из воинов. Ангелы перехватывают одну из них и с силой швыряют на землю, где та остается лежать, ошалело тряся головой. Остальные рычат на подлетающих демонят – чудовища замирают на полпути и немедленно отступают.

- Адские твари! – обращается к ним Уриил. – Одна из вас выживет. – Он поднимает вверх указательный палец, иллюстрируя свою речь. – Убив остальных, - обводит он жестом собравшихся на арене. Говорит Уриил громко, нарочито тянет слова, как если бы обращался к тупому животному. – Убить! – кивает он в мою сторону.

Демонята глядят на меня.

Я инстинктивно пячусь назад. А что мне еще делать?

И натыкаюсь спиной на ангела – звено крылатого купола. Он наклоняется ближе и приглушенно рычит мне в ухо. Я озираюсь, лихорадочно ища выход, а твари уже устремились ко мне.

К своему изумлению я замечаю меч – он лежит на земле между мной и кровожадными монстрами. Уверена, не случайно. Публике хотелось увидеть, как дочь человеческая станет кромсать адских тварей ангельским клинком.

Я бросаюсь к нему со всех ног, поднимаю с травы, но не могу сразу затормозить – падаю, перекатываюсь на другой бок и принимаюсь размахивать мечом еще до того, как снова оказываюсь на ногах.

Первая из подоспевших тварей получает удар. Она визжит, из ее живота хлещет кровь.

Когда вторая летит на меня, я делаю взмах буквально на автомате.

Она слишком близко, на расстоянии дыхания, я чувствую запах гнилой рыбы. Тварь отклоняется, и я промахиваюсь буквально на пару сантиметров.

Выпрямившись, я занимаю устойчивую позицию. Следующая пара ударов вселяет в меня уверенность, я позволяю мечу перехватить контроль. Для него это проще простого. Мишутка убил тысячи тварей подобных этим.

26
{"b":"259163","o":1}