ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно.

– До прибытия наших войск из Тегаля, Изнара, Вентеля и Корунны есть двенадцать часов, и ещё сутки полки и дружины будут собираться в полевых лагерях за городом. Итого – тридцать шесть часов. Успею ли за этот срок все организовать?

– Сомневаешься в себе?

– Немного.

– А ты не сомневайся. Напрягай агентов, плати золотом, угрожай и прикрывайся моим именем. Делай что хочешь, но приказ выполни.

– Господин граф, а если герцог Гай выделит вам другой участок для обороны?

– Насчёт этого не переживай, сюзерен – мой друг и многим мне обязан. Поэтому разберёмся с ним по-свойски, так сказать.

– Как скажете, ваша милость. Разрешите идти?

– Разрешаю, и чародея с собой возьми – одно из хранилищ набито трофейными магическими артефактами. – Я посмотрел на мага, кареглазого шатена не старше девятнадцати лет, и спросил его: – Кстати, как тебя зовут?

– Вайдар Скамар.

– Поступаешь в распоряжение полковника Керна.

Тайный стражник, коего я впервые поименовал этим званием, согласно которому он автоматически становился бароном, пусть даже «домашним», как-то сразу расправил плечи и приподнял подбородок. А маг слегка поёжился:

– А кто же вас защитит, если вдруг произойдёт магическое нападение?

«Эх, парень, – посмотрев сначала на чародея, а затем на ламию, которая выглядела хрупкой и беззащитной, подумал я, – знал бы ты, кто рядом с тобой, наверное, подштанники обмочил бы. Ведь это природный убийца-ликвидатор демонов и фанатичная жрица, которая обладает огромной силой. Но тебе этого знать не положено».

– Я в состоянии себя защитить, Вайдар. Ступай. Мы в городе, а враг далеко, и рядом со мной оборотни. Пока ты нужен в другом месте.

Больше вопросов не было. Чародей, которого я выбрал в самый последний момент как лучшего и наиболее сильного ученика школы, и Керн вышли, а я скатал карты, сел за стол и жестом предложил Отири тоже сесть. Словно примерная ученица, ламия аккуратно расправила свой балахон и разместилась напротив. После чего я откупорил бутылочку вина, по запаху определил, что это благородный напиток столичных имперских виноградников, и разлил тёмно-красный напиток в два бокала.

– Выпьем? – предложил я ламии.

– Думаешь, можно расслабиться? – Она взяла бокал.

– С дороги и перед началом новой военной кампании немного можно.

– Хорошо.

Мы выпили. Терпкое вино освежило пересохшую гортань, и я подумал, что сейчас подходящий момент поговорить с Отири о её планах относительно меня. Захотелось обострить ситуацию и обозначить все подводные камешки в нашем сотрудничестве. Однако – не судьба. В зале появился один из телохранителей, доложивший, что прибыл лейтенант Эрик Бергман. Кто это, я вспомнил не сразу, но сосредоточился, и, отложив разговор с ламией до другого благоприятного момента (кстати, это делалось уже не в первый раз), я приказал впустить республиканца, который перешёл на нашу сторону.

Бергман мне сразу понравился. Подтянутый скуластый мужчина с гривой чёрных волос. Затянут в потёртый мундир. Заметно, что не богат. Но чувствуется присутствие рядом с ним женщины. Вероятней всего, жены, которая за ним следит. Выправка военная, вооружён ирутом и парой кинжалов, как и я. В общем, родственная душа.

– Господин… – Барон хотел доложиться по форме, как принято в регулярных полках империи. Но знаков различия на мне не было. Поэтому он замялся.

– Можете называть меня господин граф или, если вам удобнее, комбриг. У нас всё просто, ведь мы – феодальное ополчение. С дисциплиной, правда, в моей бригаде строго, но общение между командирами накоротке.

Республиканец меня понял правильно, но решил доложиться как положено:

– Господин граф, лейтенант Бергман по вашему приказанию прибыл.

– Располагайтесь, лейтенант. – Я кивнул на место рядом и, когда он сел, задал первый вопрос: – Вы в курсе, что сейчас происходит на нашем участке фронта?

– Более-менее, господин граф. Армия Канима была переброшена на другое направление, куда именно, мне неизвестно, а вместо неё сюда выдвигаются резервные части. Так говорят в лагерях за городом, а правда это или нет, мне неизвестно.

– В общем-то всё правильно. Оборону на реке Иви-Ас будут держать дружины имперских аристократов, командовать которыми станет мой сюзерен Гай Куэхо-Кавейр. Сил у него не очень много, это не секрет, и он станет изыскивать внутренние резервы провинции Ахвар. Вас это, конечно, тоже коснётся.

– Мы, я и мой отряд, готовы. – Бергман был краток.

– Это понятно, что готовы. Однако я навёл о вас справки, лейтенант, и потому предлагаю вашему отряду влиться не в общее войско, а в мою бригаду.

– Я про вас тоже кое-что слышал, господин граф. Но не понимаю, чем вызван ваш интерес.

– Тем, лейтенант, что у вас самый лучший добровольческий отряд, который состоит не из шкурников и трусов, а из идейных бойцов. Они готовы до конца драться со своими земляками, которых оболванили демоны и жрецы нового бога, и для меня это значит очень много.

– А чем отличается служба в вашей бригаде от воинской повинности в войске герцога Куэхо-Кавейра?

– Тем, что я стану вам платить, обеспечу воинов обмундированием, оружием и припасами. А в армии герцога ничего этого не будет. Разница, по-моему, очевидна.

Офицер помолчал, помялся и спросил:

– Я могу подумать?

– А смысл, лейтенант? Второй раз я предлагать не стану, так что решайтесь прямо сейчас.

– Тогда я согласен.

– Вот и замечательно. Клятву на верность принесёте завтра. Бумагу о том, чтобы ваш отряд выпустили из лагеря военнопленных, получите позже.

Бергман удалился, а ламия хмыкнула:

– Иногда я поражаюсь тебе, Уркварт.

– А что?

– Слишком быстрый ты. Ещё и половины дня не прошло, как мы покинули Изнар, а ты уже и воинов навербовал, и склады вскрыл, и сам себе место в обороне определил. Другой на твоём месте сидел бы, долго размышлял, прикидывал все за и против, а ты – нет. Решил и сделал. Может, именно по этой причине богиня к тебе и благоволит. Как думаешь?

– Всё может быть, Отири, – пожал я плечами. – Богине виднее, кого приближать. Но мысли её закрыты от нас. Кому, как не тебе, это знать.

Ламия промолчала, а я подтянул к себе стопку документов и продолжил их изучение. За окном смеркалось, приближалось время прибытия в город герцога Гая, с которым будут тайные стражники семьи Каним. И как только они разберутся, что происходит в городе, живо меня сюзерену сдадут: мол, Ройхо слишком много о себе думает, а тот потребует от объяснений. Поэтому к разговору с ним следовало подготовиться заранее, и я уже знал, какие доводы ему привести, чтобы нам не рассориться и сохранить доверительные отношения. А то жизнь длинная и планета круглая, не раз ещё друг к другу за помощью обращаться придётся, так что договоримся.

Глава 2

Империя Оствер. Ахвар. 25.02.1407

Ламия проснулась. Она открыла слегка раскосые зелёные глаза и щёлкнула пальцами. По этой команде зажглись два ярких магических светильника. Желтоватый свет растёкся по просторной тёплой спальне, и она встала со своего ложа, удобной широкой кровати с мягким матрасом. Ведьма потянулась всем своим гибким телом, словно кошка, зевнула и подошла к зеркалу в резной деревянной оправе.

Северная ведьма, которая на ночь сбрасывала образ юной жрицы и принимала истинный облик, посмотрела на себя. Миниатюрная и хрупкая, на вид молодая, обнажённая блондинка. Стройное соблазнительное тело, белая кожа, небольшая острая грудь торчком, узкие кисти рук и светлый пушок между ног. Красивая девушка с кровью богов в жилах, которая может многое: колдовать, биться любым оружием, перекидываться в зверя и выживать в таких условиях, при которых невозможна жизнь человека. Но, несмотря на всю свою мощь, она была женщиной. И основным инстинктом, который вёл её по жизни, был инстинкт материнства и сохранения своего вида, который блокировался только одним – прямым приказом богини Кама-Нио. Впрочем, Великая Мать никогда не давила на своих возлюбленных дочерей, которые до сих пор её не подводили. Она предпочитала менять их изнутри, и в итоге ламии делали то, что ей нужно, не по принуждению, а по зову души, ибо такова их природа и таково предназначение – служить богине.

5
{"b":"254218","o":1}