ЛитМир - Электронная Библиотека

– Телепорт включился…

– Как?!

– Не знаю… – кривясь от боли, прошипел Некке и добавил: – В городе не менее ста пятидесяти чародеев… Они развеяли наши помехи… Посмотри…

Лукас кивнул назад, и король проследил за его взглядом. Двигающиеся вслед за королём маги остановились, а затем один за другим стали опускаться наземь. Имперские чародеи, которые не могли находиться в Тальгере, нанесли свой удар, а значит, рядом не только они, но и основные силы имперцев.

Словно вторя мыслям Хаука, в городе часто-часто захлопали магические гранаты, а чистую синеву небес запачкали чёрные шлейфы огнешаров и росчерки молний. Армия мятежников сама вошла в город, который стал для неё ловушкой, и самозваный король, окинув придворных бешеным взглядом, прокричал:

– Сигнальщики!

Трубачи, молодые парни в накидках с гербом рода Ратина – рука в стальной латной перчатке на синем щите, – поднимая надраенные до зеркального блеска медные горны, выбрались из-за спин придворных. И в этот же момент Лукас Некке выпустил повод королевского жеребца и стал медленно сползать с седла. Свита короля впала в лёгкий ступор. Многие ещё не осознавали, что происходит. Придворные смотрели на Хаука, и король, надо отдать ему должное, не растерялся:

– Играть отступление! Магам продублировать приказ!

Сигнальщики вскинули горны и протрубили отход.

К Некке бросился один из свиты, помог ему спуститься, а к королю приблизились два генерала – вчерашние сотники герцогской гвардии, молодые, рьяные и малоопытные.

– Мы ждём приказаний, ваше величество! – поедая сюзерена преданными взглядами, дружно рявкнули военачальники.

Шум боя в городе нарастал и приближался к воротам. Не успевшие войти в Тальгер войска срочно оттягивались в поле. Наиболее опытные командиры находились на острие провалившейся атаки, и положиться король мог только на себя да на придворную шушеру. Но никогда до сего момента он не командовал войсками, максимум, что доверял ему отец, – манёвры конного полка. Однако Хаук постарался сохранить самообладание и, указав генералам на холм, с которого недавно спустился, отдал приказ:

– Закрепиться на высоте! Собрать в кулак всех воинов, которые вырвутся из Тальгера, и держаться до наступления темноты! Командующим назначаю тебя! – Король ткнул в сторону ближайшего придворного полководца. – Если удержите позицию, каждый станет графом! Если нет, то лучше умрите в бою, ибо слабаки мне не нужны! Всё! Выполнять!

– Есть!

Генералы помчались навстречу отступающим войскам, а Хаук привстал на стременах и погнал свиту к ослабевшим магам. Он понимал, что этот бой ему теперь не выиграть и если воинов король ещё мог набрать или нанять, то магов взять было негде. Следовательно, требовалось оставить заслон, который имперцы наверняка уничтожат, а он сам и чародеи должны бежать и соединиться с идущей вслед за авангардом основной армией.

Спустя краткое время, когда ослабевшие чародеи и Лукас Некке были погружены в фургоны, из города стали выходить отряды под знаменами императора, которые преследовали разрозненные группы королевских вояк. Это были гвардейские соединения, полки Резервной армии и ветераны Восточной кампании. Хаук Ратина не видел всех штандартов, но и то, что он заметил, говорило о многом. Марк Четвёртый Анхо самолично прибыл уничтожить взбунтовавшегося вассала, дабы другим неповадно было, и молодой государь появился не один. Вместе с императором на материк Анвер пришли элитные полки великого герцога Ферро Канима и дружины ещё нескольких крупных аристократов.

«Проклятье!» – надеясь, что сумеет оторваться от погони, мысленно прошипел король и впервые пожалел, что решил отделиться от империи. Он поверил жрецам Неназываемого, которые заверили его, что Марк Анхо не сможет ему ничего сделать, потому что у него нет сил. Но когда дошло до дела, выяснилось, что резервы всё же есть, и они очень внушительны.

Пши-и-и! Бум-м! – над головой короля пролетело ледяное копьё, кусок замёрзшей воды весом под сотню килограммов, который рухнул невдалеке, и Хаук, дёрнув поводьями, погнал своего жеребца прочь от города. К демонам всё! Он хотел жить, а имперские маги наверняка уже заметили его, и, значит, обстрел должен был усилиться…

– А хорошо он удирает! – поднимаясь на городскую стену и глядя вслед самозваному королю, усмехнулся Марк Четвёртый Анхо, молодой статный брюнет в багровом плаще.

– Да, – согласился с ним тесть, великий герцог Ферро Каним. – Пожалуй, нам его не догнать, слишком быстро он понял, что происходит.

– Ничего, ещё достанем предателя. – Император вздохнул, посмотрел на отца своей жены и спросил: – Продолжаем наступление, как задумано?

– Конечно, – кивнул Каним. – Сейчас разобьём тех, кого бросил Ратина, пленников отправим в штрафные батальоны, пусть искупление зарабатывают, а затем сразу марш. Ваша армия наступает на Хаука, а моя охватывает противника с левого фланга, уничтожает идущие на помощь мятежникам отряды из Шаир-Каша и окружает этого мерзавца. Затем мы смыкаемся, давим сопротивление, захватываем столицу герцогства и наводим здесь порядок. Это первый этап, а далее разбиваем теократа и его степных союзников, оставляем на месте сильные гарнизоны, которые смогут сдержать заокеанских гостей, если таковые появятся, и возвращаемся на Восточный фронт.

– Если нам ещё будет куда возвращаться. – Император поморщился. – Республиканцы могут развалить Восточный фронт, и следующая линия обороны, на которой мы сможем их остановить, – это внутренние провинции империи.

Несмотря на внешнее спокойствие, император переживал и сомневался в правильности своих действий. Великий герцог это понимал и, если бы они были одни, возможно, похлопал бы юношу, которому пришлось быстро повзрослеть, по плечу, так сказать, по-родственному, и поддержал бы его. Однако рядом находилась свита императора: генералы, полковники гвардии, придворные маги и жрецы, а также летописцы, которым предстояло описать славную эпоху правления Марка Четвёртого. Поэтому Ферро Каним, коего время от времени тоже посещали беспокойные мысли, лишь слегка улыбнулся и сказал:

– Думаю, наши дворяне пару месяцев продержатся. Мой сын, герцог Гай Куэхо-Кавейр, граф Тегаль, герцог Корунна, рыцари провинции Кашт-Рихх, воины из Вентеля и дворяне из Эверцна, Уркварт Ройхо и другие благородные люди. Такие не отступят. Они костьми лягут, но выполнят приказ.

Уркварт Ройхо… Император вспомнил этого отчаянного, целеустремленного и непредсказуемого графа, который хранил в своей голове очень много секретов. По-хорошему, следовало бы им заняться вплотную и раскопать, что скрывает этот аристократ из древнего рода, на знамени коего красуется руна «Справедливость». Однако шла война, ресурсов и людей не хватало, и было не до того. Тем более граф сохранял преданность императору и, невзирая на сложное военное время, не только охранял северные территории государства, но и смог захватить пару островов Ваирского архипелага. А это дорогого стоило, поскольку расширение имперских границ взбодрило простых граждан и ощутимо пополнило государственную казну. Ну и, кроме того, действия Ройхо на время приструнили наглых пиратов и одёрнули некоторых аристократов, которые сейчас могли бы выступить на стороне мятежников-сепаратистов, но остались под рукой императора.

«Да, – подумал Марк, – если бы на Восточном фронте все дворяне действовали и поступали как этот беспокойный граф, я был бы уверен, что республиканцы не пройдут и, даже более того, будут разбиты. Но таких людей, к моему великому сожалению, у нас совсем немного. Впрочем, пару месяцев имперские аристократы продержатся, в этом Каним, наверное, прав. Главное, чтобы мы телепорты из-под контроля не выпустили, а земли и города отобьём, дайте только срок».

Глава 1

Империя Оствер. Ахвар. 23.02.1407

Гремят барабаны. Развеваются на ветру шитые серебром и золотом цветные штандарты. Топают по брусчатке городских улиц стройные колонны пехоты. Во главе отрядов – бравые командиры в начищенных доспехах, как правило сливки имперской аристократии, на чистокровных дарнийских жеребцах-тяжеловозах. Вслед за ними – конница из вассалов и чародеи имперских магических школ. Толпа зевак славит полководцев, девушки улыбаются бравым офицерам, мальчишки бегут вдоль улиц, а сердобольные пожилые женщины, многие из которых потеряли на войне своих детей, украдкой смахивают слёзы и передают солдатам узелки с горячим хлебом или фруктами…

2
{"b":"254218","o":1}