ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, Кама-Нио раньше звали Нион, а Марай – это Неназываемый, который смог выжить?

– Да.

– А как Кама-Нио стала богиней?

– Просто. Мир Ирнан, который сейчас носит имя нашей богини, и многие другие миры остались без власти. Кто-то должен был занять место Марая, и у нашей госпожи это получилось. Она долго воевала за миры своего врага, что-то потеряла и что-то приобрела. Но потом всё стабилизировалось, и она обратила своё внимание на меня. Насколько понимаю, я похож на её мужа.

– Да уж, история, конечно, занятная. Но что ожидает нас дальше?

– Война, Уркварт. Битвы здесь и в дольнем мире. Сражения и схватки, и так до победного конца. У кого сил и бойцов окажется больше, тот и останется.

– Это мне понятно. Вопрос в другом. Дольний мир, в котором войны могут идти тысячелетиями, меня особо не интересует. Как это коснётся нас, тех, кто живёт в мире Яви, и лично меня?

– Ты неглупый парень и давно знаешь ответ на этот вопрос. Так ответь на него сам. Сможешь?

– Попробую. – Я стал перебирать наиболее предсказуемые варианты нашего будущего. – Начнём с самого плохого. На империю и нанхасов навалятся со всех сторон, кстати, это сейчас и происходит, и остверов вместе с северянами пустят под нож. Наша кровь и души пойдут на корм демонам, которые служат Неназываемому, а на святилищах имперских богов будут стоять храмы Древнего. При таких раскладах всё, что я могу, – это удерживать Ваирский архипелаг, создать базы на полуострове Аста-Малаш и заключить свой собственный союз с нанхасами. Однако меня всё равно прикончат: сколько ни бегай, а конец один. Вариант номер два. Кама-Нио и ты продолжите нам помогать. После чего от обороны мы перейдём к нападению на тылы противника. Акции в восточных республиках серьёзного результата не принесли, но они замедлили врага, а значит, эта тактика правильная. Далее мы отобьём заокеанских агрессоров, выстоим, но понесём огромные потери, и империя, если её не поддержать, всё равно развалится. В этом случае я смогу себя хоть королём объявить, никто не будет против, или же принять семью императора, а затем дать толчок для возрождения государства. Ну и третий вариант. Мы расколошматим всех врагов, а потом сами перейдём в наступление и одержим убедительную победу. Но это лишь в том случае, если Неназываемый перестанет подкидывать в наш мир свои подкрепления, а он не перестанет это делать. В общем, будущее я вижу в тёмных тонах. Вот если бы я имел доступ к информации о планах Кама-Нио, тогда мог бы высказываться точнее.

– Ха! – усмехнулся император. – Я с богиней уже много веков, но и мне неизвестно, что она планирует. Однако обстановку ты видишь правильно. Основная цель противника – захватить планету, уничтожить храмы имперских богов и подчинить живущих в этом мире разумных, а наша – перемалывать его силы, держаться до последнего бойца и по возможности контратаковать. Как на твоей родине когда-то говорили: «Велика Россия, а отступать некуда». Так, кажется?

– А ты бывал на моей родине? – удивился я. – Или считываешь информацию из моей головы?

– И считываю, и бывал. Много где побывать довелось, в том числе и на Земле.

Я задумался.

– Учитель, а можно такому, как мне, из мира в мир перейти?

– В твоём теле нет. – Иллир покачал головой. – Раньше были порталы, но они давным-давно порушены. Слишком опасная это штука и для людей, и для богов. Поэтому путь один – через дольний мир. Но там слабак не пройдёт, особенно если он не знает, куда идти.

– А посмотреть, что сейчас на родине происходит, реально?

– Это можно. Однако не сейчас. Будет время, помогу тебе родню навестить и на Алексея Киреева посмотреть. Но, по-моему, смотреть там не на что. Ты не узнаешь самого себя. Ещё вопросы имеются?

– Миллион.

– Спрашивай, пока в сон не провалился.

– Иллир, у тебя уже были ученики?

– Только при жизни. Детей своих учил и самых сильных остверских магов. Конечно, не так, как сейчас, но не одну сотню воинов и чародеев воспитал.

– А почему ты открыто не объявишь, кем являешься, и не возглавишь империю?

– Этим я обозначу себя, и меня наверняка быстренько прихлопнут: ударят в спину – и всё, никаких шансов на возрождение. Ну и, кроме того, это вызовет раскол в обществе, которое и так бурлит. Значит, надо помогать ост верам не напрямую. Вот сам посуди: появляюсь я перед Марком Анхо и забираю у него корону. Мол, ты, потомок, постой рядом, а я сейчас наведу порядок. Он это примет, а потом начнёт обо мне плохое думать и искать повод уничтожить великого предка. А затем меня богиня на другое направление перекинет, и что дальше? Снова Марку начинать всё сначала? Нет уж. Пусть всё идёт как прежде. Воины дерутся, крестьяне пашут землю, маги заклятия плетут, жрецы богам молятся, небожители в дольнем мире сидят, а полубоги с демонами иногда появляются среди людей. Нельзя, чтобы смертные во всём полагались на покровителей из дольнего мира. Неправильно это, и не надо их к этому приучать. Поражение? Значит, сам виноват. А если победа, то твоя, гордись и радуйся. И если бы не появление Неназываемого, который решил выползти из той норы, где он столько лет просидел, так бы оно и было.

– Понятно. А что, если перебросить из технологического мира сюда несколько танков или пушек?

– Чепуха это.

– Но почему?

– Причин несколько, но главных две. Первая: технология не дружит с магией, и танки, даже самые надёжные, очень быстро сломаются. Вторая: если это сделаем мы, то и противник зевать не станет. В этой войне вроде бы как нет правил, но они тем не менее есть. Если суждено миру быть магическим, так тому и быть, а создание техномагической химеры может очень дорого обойтись всем, кто живёт на планете.

– А как же порох? Мне известно, что при своей жизни ты создавал стрелецкие батальоны и артиллерию.

– Было такое. Да вот только закончилось всё это пшиком. Маги быстро научились воспламенять порох на расстоянии, и стрельцов вместе с артиллеристами пришлось распустить.

– Иллир, а дольний мир… он какой?

– Каждому это пространство видится таким, каким он его представляет себе при жизни. Я этим специально интересовался, и для тех же самых драконидов дольний мир – это нечто вроде сырых бескрайних джунглей. Для орков – долины, для эльфов – лес, а с людьми всё сложно, ибо мы разные. Лично я, когда нахожусь там, за Кромкой, вижу ровную голую равнину, и большинство остверов представляет себе то же самое, потому что так нас научили. Но одно неизменно для всех: это живительные реки энергии, которые пронизывают весь дольний мир. Озёра, из которых эти реки вытекают, да дворцы, которые боги выстроили по своему желанию. Они как островки, где каждый видит только то, что задумано небожителями.

– А как выживают существа этого мира?

– Ты имеешь в виду тех, кто умер, но не попал в сектор богов?

– Да.

– По-разному. Но в основном как и здесь. Кто был никем, тот идёт на корм более сильным или в услужение им. А кто обладает знаниями, тот приспосабливается, старается вновь обрести былую мощь и вернуться обратно в мир Яви, ибо настоящая жизнь только здесь. Впрочем, об этом разговор надо вести отдельный и обстоятельный. В двух словах всего не расскажешь.

Вопросы, вопросы и снова вопросы. У меня их было очень много. И пока я обдумывал следующий, сам не заметил, как заснул.

Ночь пролетела, словно один миг. Только глаза закрыл, а уже наступил рассвет, и всё началось по новой. Обход позиций, осмотр катапульт, проверка боеготовности подразделений, военный совет и возвращение в блиндаж, где я получил новые знания и опять допоздна разговаривал с учителем.

Глава 7

Империя Оствер. Провинция Ахвар. 13–14.03.1407

– Что-то ещё, господин граф?

Полковник моей армии барон Виран Альера поднял голову от расстеленной на широком столе карты и посмотрел на меня. В его взгляде был вызов и ожидание серьёзного разговора. Он не понимал, что со мной происходило, и потому беспокоился. Я это видел и, окинув взглядом офицеров дружины, которые находились на командном пункте, сказал:

18
{"b":"254218","o":1}