ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какой?

Не отвечая, Иллир посмотрел на ламию, и она отвела взгляд. Я уловил, что они обменялись мысленными посланиями, которые мне слышать не полагалось. После чего Отири вскочила и, глядя на императора, выпалила:

– Не вмешивайся, Иллир!

– Спокойно, девочка. – Полубог щёлкнул двумя пальцами, и ламия плюхнулась на своё место. – Ты оттягиваешь серьёзный разговор со своим избранником, а зря. Он всё видит и понимает, и твоё молчание расценивается как двойная игра. По сути, так оно и есть, и мне это не нравится. Никогда не нравилось. Ни в то время, когда я был жив, ни позже, в дольнем мире, ни сейчас, когда я обрёл возможность вернуться к людям.

– В чём дело? – вклинился я в разговор.

Вновь обмен взглядами между Анхо и Отири, и полубог спросил:

– Уркварт, ты знаешь, что должен стать мужем этой прекрасной молодой леди? – кивок на ламию.

– Да.

– А понимаешь, что после этого произойдёт?

– В общих чертах.

– И как ты к этому относишься?

– Настороженно.

– Во-о-от! – Иллир назидательно поднял указательный палец. – Это нормальная реакция всякого самостоятельного мужчины, который не до конца понимает, что ему уготовано.

– А при чём здесь то, что я хочу у тебя учиться?

– При том, Уркварт, что знание даст тебе силы, а поскольку методы у меня нестандартные и рассчитаны на резкий подъём ученика, произойдёт это довольно быстро. Разумеется, если ты выживешь. И чем ты будешь сильнее, тем больше людей отвернётся от тебя, и рядом останется только Отири.

– Не может быть. – Я не поверил Иллиру. – Меня любит жена. У меня есть семья и ребёнок. За моей спиной дружина, и рядом всегда готовы встать друзья. Так не бывает, чтобы все близкие люди взяли и отвернулись.

– Бывает, граф, ещё как бывает. – В голосе императора слышалась грусть. – И дело не в зависти или каких-то нехороших чувствах. Нет. Ты помечен знаком богини, которая уже определила основные вехи твоей жизни. А когда ты будешь приближаться к уровню «паладин», то начнёшь стремительно меняться. И то, что раньше казалось тебе важным, превратится в досадную мелочь. Люди вокруг это почувствуют и поменяют своё отношение к тебе. Это будет происходить вполне естественно и закономерно. Друзьям станет не до тебя, и они отдалятся, ведь дружить можно с равным или с тем человеком, кто близок по духу и имеет общий интерес. Воины будут подчиняться, уважать и выполнять любые приказы, но ни один из них не захочет сблизиться с тобой. Жена охладеет, а братья станут смотреть на тебя как на героя, однако не будут воспринимать графа Ройхо как старшего родственника. Кирпичик к кирпичику – и получится стена, которая оградит тебя от людей. И знаешь, что самое интересное? Ты сам построишь эту стену и будешь рад.

– Это неизбежно?

– Почему же? Всего этого можно избежать. Прогони ламию, отрекись от Кама-Нио, оставайся на прежнем уровне по силе и знаниям, и сможешь прожить жизнь обычного человека. Скорее всего, не очень долгую, и твоё имя быстро сотрётся из памяти людей. После чего в дольнем мире граф Ройхо станет кормом для демонов, или, если за тебя замолвят словечко духи предков, ты войдешь в свиту одного из староимперских богов. Печально? Да. Но ты никому и ничем не будешь обязан.

Я посмотрел на Отири. Что скажет она? А девушка виновато отвела взгляд и кивнула:

– Всё так и есть. Ничто не даётся просто так и не делается без причины. Я учу тебя, чтобы ты стал моим мужем и паладином Кама-Нио.

– А что произойдёт, если я прикажу тебе покинуть меня?

– Смерть. Я уйду и умру.

Вот верно говорили мудрецы, что от многих знаний многие печали. Об этом я думал ранее и задумался сейчас. Промолчал бы Иллир, и мои думы остались бы со мной. С ламией поговорил бы или нет? Неизвестно, но, скорее всего, нет. А значит, я продолжал бы двигаться по своему жизненному пути, и происходило бы это тихо, мирно, спокойно и без надрыва. Само собой, если бы меня не убила какая-нибудь тварь или вражеский воин. А теперь что? Взбрыкнуть, горделиво расправить плечи и выкатить грудь колесом, а потом сказать, мол, я сам по себе? Нет уж. Это ничего не даст и приведёт меня к гибели, а изменения в судьбе, о которых говорит Иллир Анхо, – когда они ещё произойдут! Явно не завтра и не послезавтра. Поэтому самый лучший вариант – оставить всё как есть и обучаться у Иллира всему, что он захочет мне дать. А что произойдёт потом, поживём – увидим. Ведь что толку гадать, когда мир полон опасностей, а я нахожусь на войне?

– Я согласен учиться и не отвернусь от Кама-Нио.

Анхо одобрительно кивнул, а ламия улыбнулась. Для них всё складывалось хорошо. А для меня? Не знаю.

Глава 6

Империя Оствер. Река Иви-Ас. 3.03.1407

К укрепрайону у переправы Уч-Канафат, который мне предстояло оборонять, дружина вышла без происшествий. Мы прошли через сожжённые имперские деревушки, добрались до реки Иви-Ас и по наплавному мосту, который не развалился только потому, что его дополнительно укрепляли маги великого герцога Канима, перебрались на правый берег, оказавшись среди своих. Барон Виран Альера уже успел закрепиться и был готов к обороне. Припасов у нас имелось достаточно. Воины выглядели бодро, и тёплых блиндажей, где люди могли отдыхать, хватало всем.

В общем, на позициях был порядок, и, объехав укрепрайон, который простирался на шесть километров вдоль реки, я отправился на доклад к Гаю Куэхо-Кавейру. Ставка герцога находилась невдалеке от нас, возле второй переправы. Сюзерен, как обычно, был загружен делами, поэтому о боестолкновении с демонами он меня особо не расспрашивал. Гай принял рапорт, получил в подарок голову демона, поудивлялся моей удачливости – вот и всё. Пока суд да дело, поездка и разговоры, а затем военный совет, пролетели ещё сутки, и я вернулся в расположение бригады. Здесь, в полуподземном бункере, который мог выдержать обстрел магическими снарядами и был построен напротив разрушенного моста через реку, я провёл совещание с офицерами. После чего скинул управление на Вирана и отправился в своё логово – просторный командирский блиндаж позади командного пункта.

– Ну что, – входя внутрь и сбрасывая с плеч покрытый снегом плащ, обратился я к Иллиру Анхо и ведьме, которые сидели подле железной походной печки и о чём-то разговаривали, – начнём моё обучение?

– Начнём. – Император, маскировавшийся под наёмника-северянина, кивнул на лавку рядом: – Садись, Уркварт.

Я сел и стал греть над печкой озябшие руки, а Отири пошла к выходу. Я было хотел спросить девушку, куда она направляется, но ламия меня опередила:

– Вернусь через несколько дней. Пробегусь навстречу республиканцам. Посмотрю, как они.

Полог на входе взметнулся и опал. Ламия ушла, а я спросил Иллира:

– Ты её послал?

– Да. – Анхо согласно мотнул головой. – Пусть прогуляется, развеется и мысли в порядок приведёт. Ей резкие изменения тоже непросто принять, не кукла ведь, а живое существо, и душа у девушки ранимая.

Спорить с Иллиром я не собирался. Раз он говорит, что так надо, значит, так и есть. Для меня основным моментом было знания получить и определиться, что делать дальше. Очень уж хотелось стать таким, как Иллир, сильным, мощным и практически непобедимым существом. Эта цель затмила очень многое, хотя иногда я чувствовал, что зря сближаюсь с культом Кама-Нио. Однако порой я подходил к этой теме с другой стороны и понимал, что если оставлю всё как есть, то могу не дожить до конца войны, которая не только не утихает, а, наоборот, набирает обороты. Мятежники, республиканцы, демоны, наши враги на материке Мистир, а вскоре, как говорит Анхо, ещё и дари с манкари пожалуют. Все они против империи, а следовательно, и против меня. Хватит ли мне сил удержать Данце и сберечь в хаосе войны своих близких? Вряд ли. Я, конечно, крутой вояка – жизнь и обстоятельства сделали меня таким. Но на общем фоне мои силы не велики. Так что прочь сомнения, надо повышать свой профессиональный уровень и увеличивать мощь, а вопрос цены – дело десятое. Рано или поздно за всё приходится платить, и я готов расплатиться по счетам личной свободой. Но это потом, а пока меня никто особо не напрягает.

16
{"b":"254218","o":1}