ЛитМир - Электронная Библиотека

– Иллир, убивай его! Убивай!

Император не оплошал. Он метнулся на врага, и его плеть опустилась на голову драконида. Однако магическое оружие ничего не смогло ему сделать, а затем Ушии-иир дернул за «Чёрную петлю», и она оборвалась. Моё плечо вывернулось, и я рухнул на колени. За прозрачной силовой преградой что-то кричала Отири, лицо которой исказила гримаса боли и отчаяния, и я подумал, что она действительно меня любит. А потом от боли и шока я стал терять сознание и, прежде чем рухнуть на камни, потянулся к последнему кмиту, «Полному восстановлению».

Как я его применил, не помню. Однако успел это сделать, наверное, по привычке и практически сразу пришёл в себя.

Темнота… Боль… По лицу течёт кровь… Левую руку не чувствую… Впрочем, вскоре это прошло. Целебное заклятие подействовало замечательно. Как обычно. Мозги немного прочистились, боли и судороги отступили, рука вправилась, а кровь запеклась. Рядом с моим телом рубились Иллир и драконид, и император проигрывал. Я попытался разглядеть их магическим зрением, и у меня это получилось.

Два энергетических сгустка мечутся рядом и дёргаются. Один светло-жёлтый – это Иллир, и его оболочка тускнеет. А другой – тёмно-красный, практически багровый с ярко-зелёной окантовкой, и к его вершине присоединён энергоканал, бледненький такой, и где-то я его уже видел. Где? Вспомнил. На острове Данце, когда Неназываемый пытался высосать жизнь из Отири. Тогда её спас только мой клинок из метеоритного металла. Так, может, он поможет и сейчас? Пожалуй что так. Всё равно ничего больше нет, не кинжалом же полубога резать.

Я приподнялся. Слегка подкинул меч, примерился, поймал его за рукоять, а затем метнул в направлении демона так, чтобы он прошёл над головой Ушии-иира. Раскручиваясь, словно пропеллер, клинок просвистел по воздуху и рассёк бледную нитку, которая соединяла драконида с дольним миром и делала его сильнее. Внешний защитный купол, который окружал место поединка, моментально исчез. После чего Отири (не растерялась, красавица) метнула в демона молнию, которая вонзилась ему в спину, и вот этот удар уже достиг своей цели. Драконид замер, а тут и другие ламии подключились. На демона обрушился очередной шквал магических зарядов, и он, разворачиваясь, попытался удрать, подпитки-то от бога нет. Однако Иллир находился рядом и, сделав длинный выпад, преобразовал плеть в копьё, и острие этого оружия вошло дракониду точно в правый глаз.

Ушии-иир умер мгновенно. Попадание в мозг даже полубог не перенесёт, особенно если удар был нанесён другим полубогом, пусть даже менее продвинутым. Мощное тело драконида рухнуло наземь. Иллир Анхо остановился над ним и потянул на себя копьё, которое опять изменило форму и стало превращаться в меч. Ламии и паладины добивали демонов, которые не успели сбежать, таких оставалось всего двое или трое, и мой горнист, словно на заказ, скорее всего по команде Квиста, протрубил «Сбор!». А ко мне подскочила Отири, которая присела рядом, поймала мой взгляд, и я увидел, что её глаза наполнены слезами. Она плакала. От счастья, что ли? Возможно, чай, не чужие мы, через многое вместе прошли, и такая искренность чувств с её стороны не могла остаться без ответа. Пусть даже если они навеяны сверхсуществом по имени Кама-Нио. Плевать! Любовь – она любовь и есть, и, хотя я отношусь к ламии как к другу, учителю и боевому товарищу, всё запоминается.

– Помоги встать, – попросил я Отири.

Она вскочила, рукавом жреческой мантии смахнула слезинки и протянула мне ладонь. Я поднялся и огляделся. Перевал был покрыт свежими ямами и оплавленным камнем. Кругом вонь, которая исходила от мёртвых демонов, и ещё мои ноздри улавливали запах крови. Победа без жертв не обошлась, и только на том пространстве, которое я видел, лежало несколько мёртвых оборотней и не менее двух десятков моих дружинников. О раненых и говорить нечего, от магии и осколков пострадал каждый четвёртый, не иначе. Но основные итоги я собирался подводить позже.

Я было сделал шаг по направлению к Иллиру, который снимал с тела убитого Ушии-иира какие-то артефакты, и в этот миг почувствовал на себе взгляд, очень злобный и сильный. Машинально я выхватил из ножен кинжал и сделал пол-оборота влево, навстречу опасности. Промелькнула мысль, что кто-то из недобитых демонов готовится меня убить, но я увидел лишь рваную тень человека, которая отделилась от трупа драконида и, скользя по грунту, приблизилась ко мне.

«Что же это за тварь такая?!» – мысленно воскликнул я, а затем тень попыталась слиться со мной. Снова пришла боль, но не физическая, а душевная. Показалось, что в меня кто-то пытается пролезть и выпивает мою душу. Хотелось закричать, но не получилось. Думал подать знак Отири: мол, выручай. Однако девушка застыла без движения, словно время остановилось. И казалось, что мука, нестерпимая боль, будет длиться вечность. Однако полыхнул огнём мой родовой охранный браслет с семейной руной, и ему вторил травяной узор Кама-Нио на груди. После чего тень, которая не успела оставить на мне свою метку, резко отпрянула и рассеялась.

– Что с тобой?! – Время сдвинулось, ламия снова ожила и бросилась ко мне.

Вот только я девушку уже не видел. Тёмная пелена опять накатила на меня, взгляд померк, и я отключился.

Глава 5

Хребет Агней. Долина Майнест-Фир. 27.02.1407

Иллир Анхо склонился над телом графа Ройхо и приложил ладонь к его лбу. Диагностика прошла успешно. Уркварт дышал ровно. Крепкий организм графа выдержал всё, что с ним произошло во время битвы на перевале, и паладин богини мог бы его разбудить. Однако император не торопился. Жизнь Ройхо вне опасности, пусть отдохнёт, а он пока немного покопается в его голове, благо знаний и умений для этого ему хватало.

Император кинул косой взгляд на застывшую рядом Отири, которая переживала за своего избранника, и вставших за ней офицеров графской дружины. Ведьма старалась сохранять спокойствие, а командиры сотен, маг и оборотень, которые признавали над собой власть лишь одного человека, не доверяли Иллиру, ибо понятия не имели, с кем свела их судьба.

– С графом всё в порядке, – сказал Иллир. – Сейчас я его немного подлечу, и он будет как новенький. Отойдите. Нам надо остаться вдвоём.

Офицеры переглянулись и направились к своим отрядам, а ламия уточнила:

– Мне тоже уйти?

– Да.

Паладин дождался, пока ламия удалится, вытащил из ножен меч и его остриём провёл по земле по часовой стрелке охранный круг. После этого, поджав под себя ноги, он сел рядом с Ройхо, положив оружие на колени, и подумал, что теперь в его мысли не проникнет даже Кама-Нио. Император закрыл глаза, и его разум соприкоснулся с разумом Уркварта.

Зачем он это делал? Да затем, что Ройхо столкнулся с тенью враждебного бога, которая пыталась его подчинить, и выжил. Тень, одна из многих ипостасей Неназываемого, рассеялась и вернулась к своему хозяину. Однако её попытка завладеть душой Уркварта не могла пройти бесследно. Наверняка при слиянии она оставила в голове Ройхо отголоски воспоминаний и чаяний древнего божества, и Иллир хотел их увидеть, пока они полностью не рассеялись. Он никак не мог понять, почему возлюбленная богиня скрывает от него информацию о противнике, и потому решился взглянуть на того, с кем ему приходится бороться. Правда, имелись ещё головы мёртвых демонов. Но монстры были всего лишь исполнителями, которые если и видели нанимателя, то не запомнили его. А тень являлась контролёром, которого Неназываемый приставил к Ушии-ииру, и была частью сверхсущества дольнего мира.

– Хух! – выдохнул Иллир, расслабился и начал работу.

Соприкосновение прошло легко, и мыслеблок графа ему не помешал, ибо установленная магами школы «Гарджи-Тустур» система создавалась по приказу и под контролем Иллира Анхо. Память Ройхо предстала перед императором в виде раскрытой книги, в которой было огромное количество картинок, по сути видеофайлов, и Иллир стал пролистывать страницы одну за другой.

13
{"b":"254218","o":1}