ЛитМир - Электронная Библиотека

«Всё как на батальной картине из древних времён, – глядя на человека с ирутом, подумал Койн. – Одиночка против орды врагов. Герой, как он есть. Только интересно, он действительно сможет республиканцев остановить или его уверенность это дутая пустышка? Хм! Посмотрим».

Незнакомец замер. Республиканцы были всё ближе, и кто-то из вражеских чародеев метнул в одинокого оствера багрово-красную каплю огнешара. Однако брюнет был защищён. Вспыхнул светлой плёнкой невидимый купол, и жидкий огонь, ударившись о него, распался и каплями скатился вниз, на многострадальную землю равнины. Оствер же, усмехнувшись, стал действовать. Его меч засиял, словно был сделан из сотен солнечных нитей, и Койн услышал, как незнакомец неестественно громко выкрикнул:

– Это моя империя! Здесь нет вашего бога, а природа помогает мне. И вам, предатели, никто не позволял топтать мою землю! Поэтому смерть вам, шакалы!

Меч неизвестного воина и мага, который, если судить по интонации, считал империю своей, не вообще, а конкретно личной собственностью, распался на тысячи мелких частиц и собрался в шар, маленькое светило, рассеявшее дымный сумрак поля битвы. На мгновение эта масса солнечных зайчиков замерла над полураскрытой ладонью человека, и он метнул их в сторону противника.

Взмах руки, более напоминающий резкую отмашку. С огромной скоростью светло-жёлтые комочки летят туда, куда их направила рука человека. И, игнорируя защиту республиканских жрецов, словно её не существует, они врезаются в прямоугольные щиты народных стражей.

Бум-м-м! Звук удара металла о металл, гулкий и раскатистый, волной прокатился по полю боя, и Койну показалось, что ничего не произошло. Вражеский строй, при первом выкрике оствера замедливший своё движение, как стоял, так и продолжал стоять. Но длилось это недолго, всего пару секунд, а затем воины-республиканцы целыми рядами, словно брёвна, а не живые люди, без криков и стонов стали падать на землю. И когда имперский чародей с помощью несложного заклятия немного усилил зоркость своих глаз, то разглядел, что в щитах и телах вражеских воинов видны небольшие дырочки. Кажущиеся безобидными солнечные комочки, подобно горячему ножу, проникающему в масло, прошли сквозь общую магическую защиту, индивидуальные охранные артефакты, железо доспехов и тела людей. После чего, походя уничтожив два батальона элитных республиканских бойцов, целыми стаями набросились на жрецов Неназываемого. Служители нового бога, конечно, пытались оказать сопротивление. Однако всё было тщетно. Заклятье незнакомца не просто убивало их, а расчленяло на куски. Мгновение – и три-четыре комочка соединяются в лучик, который отсекает врагу руку, ногу, а затем голову. И Койну показалось, что у неожиданного спасителя к жрецам какие-то свои особые счёты, а иначе бы он не стал тратить время на усложнение боевого заклятия.

Впрочем, Койна всё это не касалось. Как и другие ост-веры в отряде, что маги, что воины, он по-прежнему находился в каком-то странном состоянии, при котором многие, ещё вчера важные для него вещи казались ему несущественными мелочами. И потому никого из них не волновали вопросы: кто этот незнакомец, почему он им помогает, откуда у него столько сил и умений и надо ли им вместе с ним идти на прорыв к окружённому императору? Здесь и сейчас всё это не волновало людей, которые всего десять минут назад уже были готовы погибнуть. Поэтому усталые остверы просто ждали того, что их поведут в победоносную атаку, после которой всё закончится, и они этого дождались.

Похожий на легендарного правителя империи брюнет в синем гвардейском плаще закончил уничтожение сильного вражеского отряда и добил жрецов нового бога. Солнечные лучики вернулись к нему, вновь собрались в шар, а затем стали обычным стальным клинком. Незнакомец, кинув ирут в ножны, вернулся к холму и подозвал к себе Койна и Чигораша.

Гвардеец и маг подошли, и незнакомец, оглядев их, кивнул себе за спину:

– Сейчас идём прямо, до самого тракта. Во главе атакующего строя – гвардия. За ними – маги и я. Сильных вражеских подразделений до самой дороги не будет, но могут попасться наши воины и чародеи. Республиканцев уничтожаем без всякой жалости, пощады не давать никому, пленных не брать. Своих бойцов вливаем в отряд. Вперёд!

Молча принявшие главенство неизвестного мага барон и полковник согласно кивнули. И вскоре вместе со своими воинами и чародеями, переступая через тела мёртвых республиканцев, они двинулись на соединение с войсками Марка Четвёртого. Что же касается молодого императора, то в этот самый момент он, словно рядовой пехотинец, встал в строй спешенной Чёрной Свиты и готовился встретить свою смерть. И Марк конечно же не знал о том, что к нему приближается его далекий предок Иллир Первый Анхо, встреча с которым изменит всю его жизнь.

Глава 1

Ваирское море. Остров Данце. 10.06.1406

Полдень. Ещё один день моей жизни. Я сидел у окна своего кабинета и размышлял о том, что происходит на востоке империи, где бушует война. Однако сосредоточиться не получалось, так как информации было очень мало и в помещении помимо меня находился Тим Теттау, который прервал мои думы вопросом:

– Господин граф, так что мне написать о сегодняшнем дне?

Мой взгляд скользнул по невысокому полноватому мужичку с румянцем во всю щёку, в дорогом тёмно-сером камзоле. И невольно я вспомнил нашу первую встречу. Ха! Кем Теттау был тогда? Нищим полуголодным книжником и букинистом с шестью детьми на шее и разочаровавшейся в своём супруге-неудачнике женой. А теперь он кто? Уверенный в себе человек с перспективами, а со вчерашнего дня – летописец и вассал графа Уркварта Ройхо. Теттау за свои услуги получил от меня особняк в Данце, немалую сумму в иллирах, полностью восстановил своё зрение, подлечил здоровье и перевёз на остров семью.

Можно ли доверять этому человеку? Да, с оговорками, но можно, ибо я для него – словно отец родной. Ну и кроме того, он дал мне клятву на верность, не простую – бла-бла, тыры-пыры, обещаю верно служить, – а на крови, перед походным алтарём моей покровительницы богини Кама-Нио. Поэтому всё, о чём мы с ним будем разговаривать, останется между нами. И с Тимом Теттау я могу быть откровенен, тем более что с острова, который принадлежит мне, не сбежать, а он всегда рядом и находится под присмотром моих тайных стражников и дружинников.

Летописец поднял голову от рукописи, посмотрел на меня и повторил свой вопрос. Я ответил:

– Напиши, что сегодня граф Ройхо посетил предполагаемое место строительства форта на горе Охот. После чего принял послов Королевства Иншир-Эрлиль и Торговой республики Гэцат, то есть дари и манкари. Чужеземцы выдвинули графу ультиматум, а Уркварт Ройхо послал их всех настолько далеко, насколько ему хватило словарного запаса и фантазии.

– Нет, так не пойдёт. – Теттау слегка смутился, покраснел и пояснил: – Мне предстоит написать хронику, которая переживёт века, а то и тысячелетия, и я не могу изложить на бумагу дословно всё то, что вы сказали иноземцам.

– Тогда подбери синонимы, которые бы соответствовали моим выражениям.

– Это будет сложно.

– Ничего, ты справишься. Книжек много прочитал, так что разберёшься.

– Постараюсь.

Тим Теттау кивнул и вновь склонился к бумаге, на которую он по шагам записывал основные моменты моей жизни. Заскрипел карандаш, а я опять посмотрел в окно, за которым раскинулся мой город…

Утром, лишь только солнечное светило полыхнуло своими лучами над линией горизонта, я взобрался на гору Охот. Зачем? Причин несколько, но главных было две. Первая заключалась в том, что мне требовалось лично осмотреть место, где вскоре будет построен форт, в котором в случае нужды или больших неприятностей можно было бы укрыться. Вторая была ещё проще: хотелось побыть одному и подумать о том, что я должен сделать в ближайшие пару-тройку дней. И именно поэтому рядом со мной находились только верные и молчаливые дружинники из кеметцев, которые держались немного поодаль и обшаривали настороженными взглядами каждый придорожный камень.

3
{"b":"254217","o":1}