ЛитМир - Электронная Библиотека

«Всё будет хорошо, Отири. Иди своим путём, не сомневайся, и в твою жизнь придёт счастье, о котором ты мечтаешь».

Редко богиня напрямую общалась со своими рядовыми жрицами, даже с ламиями, и для девушки посыл из дольнего мира был в радость. Проблемы, которые одолевали юную ведьму, стали казаться ей простыми и легко решаемыми, а в душе вновь поселились спокойствие и вера, что всё будет хорошо. Глаза Отири закрылись, и она опять провалилась в сонное забытьё. Сон её был крепким, и она не видела того, как рядом с кроватью встала госпожа Ириф, которая сверху вниз посмотрела на ламию и прошептала:

– Бедная девочка. Сколько тебе пришлось перенести! Ужас! Но это мелочи по сравнению с тем, что будет. Спи, пока можешь, воительница. Набирайся сил. Впереди трудное время.

Глава 6

Империя Оствер. Город Изнар. 1.07.1406

Летний вечер. Я сижу за угловым столиком в таверне «Три брата», которая находится в столице герцогства Куэхо-Кавейр городе Изнар, невдалеке от телепорта. Просторное помещение наполнено самыми разными людьми. Здесь горожане, дружинники герцога Гая, изнарские стражники, наёмники, группа мелких торговцев, парочка дворян, трапперы из глубинки, беженцы с востока, которые пока ещё имеют в кармане некоторые средства, чиновники и приказчики. В общем, контингент из самых разных слоёв общества. Но тем не менее в уютном и чистом заведении достаточно тихо и спокойно. Люди выпивают, едят и общаются. И я, надвинув на глаза потёртую серую шляпу с широкими полями, внешним видом ничем не отличаясь от вольных бойцов на службе герцога, прислушиваюсь, о чём беседуют соседи справа и слева. Это помогает мне скоротать время до появления тайного стражника Юрэ Сховека, который назначил мне здесь встречу, но по какой-то причине опаздывает.

Впрочем, объяснить это легко. Бывший гладиатор и ликвидатор «Имперского союза» никогда прямо не ходит, он такой человек, что, прежде чем появиться, обязательно несколько раз проверится и перепроверится. Привычка у него такая. Поэтому беспокойства его опаздание не вызывает. Честно говоря, я даже рад, что он пока не появился. Поскольку, находясь среди совершенно незнакомых мне людей, которые понятия не имеют, что рядом с ними один из сильнейших владетелей имперского севера граф Уркварт Ройхо Ваирский, я могу немного расслабиться. Не только отдохнуть и выпить свежего прохладного пива, но и узнать, о чём думает народ. При этом я специально избегаю вполне ожидаемой приставки «простой» народ. Нет. Вокруг меня люди непростые. У каждого за душой что-то есть, немалый жизненный опыт, планы на будущее и своё особое мнение относительно того, что происходит в мире вообще, в империи и на севере нашего государства в частности.

Взять хотя бы тройку суровых мужиков в коже и с солидным набором колюще-режущих предметов, от ножей и кортов до ирутов и сабель, которые красуются на их поясных ремнях. Это наёмники с предгорий Агнея, три полнокровных батальона которых недавно перебрались в Куэхо-Кавейр. Они не хотят воевать с республиканцами, поскольку минимум четверть личного состава в этих подразделениях с востока. Однако наёмники готовы биться с нанхасами, коих ненавидят лютой ненавистью, и потому они здесь.

Рядом с ними, заняв сразу четыре столика, попивают эль не так давно получившие от герцога Гая волю охотники. Полтора десятка косматых мужчин в домотканой одежде с широкими ножами в голенищах сапог. Лесовики прибыли в город сбыть свою добычу: шкурки пушных зверьков, мёд, лекарственные травы и барсучий жир, а на вырученные деньги они наверняка прикупят оружие и необходимые в хозяйстве припасы и снасти.

За ними – дружинники, пятёрка молодых парней лет по двадцать. Видимо, последний набор. Эти юноши веселятся от души. Посидят, выпьют и отправятся к ласковым девкам, ибо куда ещё им пойти, не в библиотеку же, в самом деле. Всё просто и ясно. Первое жалованье получено, его необходимо прогулять, и они это сделают.

Поближе ко мне полукругом расположились маскирующиеся под торгашей и приказчиков воины Амата, рядом с которыми – местные чиновники и два безземельных шевалье. Мои охранники бдят: четверо в помещении и шесть воинов на улице. Из общего фона кеметцы ничем не выделяются и знать не знают, кого или чего ожидает граф Ройхо, просто делают своё дело и всё.

Чиновники здесь постоянные гости, это сразу видно, хотя бы по тому, как уверенно два полненьких гражданина средних лет в одинаковых светло-красных сюртуках ведут себя. Люди среднего достатка, желающие провести время в обществе. Самые обычные и мало чем примечательные бюрократы из аппарата бургомистра Крофа. В меру сообразительные, трудолюбивые, хитрые и вороватые.

А вот дворяне – персонажи интересные. Наверняка хотят попроситься на службу к одному из северных баронов, а то и к самому герцогу. Лица исхудавшие, бледные. Непривычные к труду ладони украшены свежими мозолями и ссадинами. Стальные ируты покоятся в грязных, неухоженных ножнах. Дополняет их внешность присыпанная пылью старомодная одежда, которая была в моде лет эдак пятьдесят назад. Если судить только по этим приметам, то можно представить, кто они есть. Обычные беглецы от призыва. Денег нет. Воевать не хотят. Добирались в Изнар по Южному тракту, и наверняка оба хотят спрятаться здесь от всех невзгод внешнего мира. Ну-ну, пусть попробуют, только вряд ли у них это выйдет, ибо подобные люди в наших краях как-то не приживаются, наверное, здесь для них климат не тот. Однако вполне возможно, я и ошибаюсь, и они честные имперцы и ценные специалисты, которых пригласил Гай Куэхо-Кавейр. Но это не важно, так как наши пути-дорожки не пересекаются. У них свой путь, у меня свой.

Тем временем молчавшие городские чиновники стали обсуждать местные новости, и я прислушался к их разговору.

– А вы знаете, уважаемый Компен, – сказал один из изнарских управленцев, – что на следующей неделе мука, масло, мясо и соль опять подорожают? Представляете, минимум вдвое?!

– Знаю, достопочтенный Уллия, конечно знаю, – с глубокой озабоченностью в голосе ответил второй и добавил: – А на сахар, пряности и вино цены взлетят минимум вчетверо. Куда катится мир? Не понимаю. Скорей бы уже война закончилась, а то ведь так и до большого мятежа или открытого бунта недалеко.

– Ха! Бунт! Во внутренних провинциях уже не первый год крестьяне против власти императора и своих феодалов выступают.

– И то ли ещё будет!

– Да-да, но вы всё же потише об этом говорите, Компен, а то мало ли что. Наш молодой герцог добр и справедлив, в этом никто не сомневается. Однако при желании наши с вами разговоры можно повернуть так, что язык быстро укоротят.

– Мы с вами, Уллия, никому не нужны. Поэтому нам опасаться нечего.

– И всё же давайте этой темы не касаться.

– Хорошо.

Проходит ещё минут пять. Сховека по-прежнему нет. Ладно, подожду ещё.

Рядом со мной присаживается одетый как обычный горожанин Амат. Он ставит на стол две полулитровые глиняные кружки с пивом. Мой кругаль как раз опустел и, взяв одну из кружек, я слегка приподнимаю её и негромко говорю:

– За твоё новое звание, Амат.

Мы с кеметцем чокаемся, так, чтобы напиток из одной кружки попал в другую. Обычай. Древний. Это значит, дабы в питье яд не подсыпали, своего рода знак доверия. И Амат отвечает:

– Благодарю, ваша милость. Отслужу.

– Ты уже отслужил, лейтенант. За это и повышение в чине вместе с увеличением жалованья.

Киваем друг другу и выпиваем. Прохладная жидкость освежает горло и прокатывается по пищеводу. Я закидываю в рот горсть солёных орешков, которые собирают в окрестных лесах, и ставлю кружку на стол. Амат, в свою очередь, одним махом выдул пол-литра пива и кивнул в сторону выхода:

– Пойду воинов проверю.

– Давай, – соглашаюсь я.

Офицер моей дружины, напоказ слегка пошатываясь, пересёк зал, а я проводил его взглядом и подумал, что день сегодня был хороший. Потому что ничего плохого не случилось, а я с самого утра был занят тем, что награждал верных мне людей. Одному – звание, которое котируется только в армии Ройхо. Другому – титул, разумеется, «домашний». Третьему – должность. Четвёртому – денежную премию. Пятому – землицы нарезал. А были и такие, кому со всех сторон перепало.

16
{"b":"254217","o":1}