ЛитМир - Электронная Библиотека

В непривычной тишине пустых улиц, глухой звук трех ударов маленького кулачка о дерево, прозвучал слишком громко и почему-то неправильно. За ними вновь установилась тишина, которая заставила природу погрузиться в привычное спокойствие, а Олиф забыть себя от пронзившего ее ужаса. Никаких шагов, ни единого звука за дверью не раздалось. Она посмотрела на Лекса, и не смогла скрыть страха.

В этот момент дверь резко распахнулась, и на пороге показался огромный широкоплечный мужчина.

Олиф не было дома долгих три месяца. Она жила в пустыне среди сумасшедших, и возможно, давно уже спятила вслед за ними.

Но она была абсолютно уверена, что этот человек никогда раньше не жил в ее доме.

Глава 23

— Вы кто? — опешила девушка.

Мужчина хмуро сдвинул огромные брови, обвел ее недовольным взглядом, остановившись на полуголых ножках. Кажется, что-то понял. Вновь посмотрел на лицо.

— Ты от Себера? Передай ему, что долг вернем, но не сейчас.

Олиф вздрогнула. Себер. Себер — это имя было ей знакомо. Ну конечно, Перводружинник, у которого она подрабатывала.

— Вы что здесь делаете? — голос у Олиф почему-то пропал, вопрос вышел сиплым.

Мужик зло на нее зыркнул, и только после этого заметил Лекса.

— Вы кто такие? Опять своими духами торгуете? Нам ничего не надо! — Голос у этого дядьки был грубым, посаженым.

— Как вы сюда попали?! — Олиф не могла понять, кто это вообще такой, и что он забыл в их доме.

До этого вопроса Лекс терпеливо отмалчивался, но после такого заявления, устало вздохнул и подошел к девчонке вплотную. Со стороны она выглядела невероятно глупо, пытаясь выяснить у незнакомца, что он делает в доме, где живет. А в том, что этот мужик тут живет — Лекс не сомневался. Он взял Олиф под локоть и потянул на себя, спокойно при этом сказав:

— Мы ошиблись домом, извините.

Девушка так на него посмотрела, словно он только что предал ее.

— Ошиблись? Ошиблись?!

— Да, ошиблись, — и глазом не повел Лекс, утаскивая ее за собой.

— Как это ошиблись?! Мы не ошибались! Это вы ошиблись! Вы спутали чьи-то дома!!

Лекс одной рукой перехватил ее за талию, а второй закрыл ей рот. Олиф брыкалась, как новорожденная змея, но вырваться все равно не получалось. Мужик в дверях наблюдал за ними с нескрываемым удивлением и явным раздражением. Когда Лекс оттащил девчонку на приемлемое расстояние, «хозяин» дома резко захлопнул дверь.

— Ты что сделал?! — заорала девушка, когда почувствовала, что больше ничто не зажимает ей рот.

— Спас тебя.

— Спас? Спас?! Меня?! От чего?!

— От всего. Ты взгляни на него. Он живет в этом доме, Олиф.

— Он не может тут жить! Это же наш дом!

— Слушай, я тоже понятия не имею, что тут происходит. Но своими щизофреничными вопросами ты бы все равно ничего не добилась. Он бы не сказал, кто он, понимаешь? Хотя бы потому, что не знает тебя.

— Я его тоже не знаю! Пусть убирается из моего дома!

Олиф злобно взмахнула руками. Пару минут она буравила закрытую дверь тяжелым взглядом, пытаясь совладать с эмоциями, а затем вдруг вскинула голову.

— Надо осмотреть двор! — осенило ее.

— Зачем? — не понял Лекс.

— Не знаю. Вернее, не уверена. Я видела кораблик перед крыльцом. Если там есть Тимкины игрушки, то моя семья еще тут.

— Твой брат до сих пор играет в игрушки? — удивился мужчина.

— Конечно, ему ведь всего восемь.

Олиф недоуменно посмотрела на Лекса. Они никогда не говорили о своей прежней жизни. Ни о семье, ни об увлечениях, ни о чем. Она ничего о нем не знала, так же, как и он о ней.

— У меня две сестры и брат. Были мама с папой, но они умерли. Мама — когда мне было восемь. Папа… я не знаю. Он ушел в поход с воинами и не вернулся.

— Ясно, — не сводя с нее пристального взгляда, ответил Лекс.

Олиф смущено улыбнулась, неловко повернулась и зашагала обратно к дому. Мужчина пошел за ней. Она уже готовилась к тому, что будет корить себя за неожиданно прорвавшееся откровение, но вместо этого чувствовала лишь умиротворение. Относительное, конечно. Стоило подумать, что какой-то мужик поселился в их доме, и это умиротворение как рукой сняло. Олиф взволновано подошла к своему дому. На секунду замерла и пристально вгляделась в окно. Вроде никто не наблюдал за ними с прижатой к груди косой. Или топором — неважно. Девушка медленно обогнула крыльцо, и, чувствуя, как ступни проваливаются в рыхлую землю, пошла к заднему двору. Кораблик был не единственной новой деревянной игрушкой, одиноко валяющейся на их территории. Тут был и деревянный меч, щит и даже какая-то стена, видимо, изображающая крепость. За этой стеной слышались какие-то странные, непонятные звуки, вроде: «Ва-ай! Вшууушивах!!!».

Олиф испуганно остановилась, и почувствовала, как Лекс сзади чуть подтолкнул ее вперед. Да, он был прав: ей все равно придется проверить. Девушка медленно подошла ближе, до конца не понимания страх она чувствует или волнение. Или, может, еще что-то. Она аккуратно сделала шаг, другой… и в тот момент, когда уже хотела схватиться за край деревянной стены, из-за нее выскочил маленький мальчик, с грозным предупреждением:

— Вам не пройти смертные!!!

Олиф с Лексом так и замерли, ошарашено таращась на мелкого «воина», все лицо которого было раскрашено «боевыми» отметинами. «Воин» тоже удивился — он, конечно, ждал врагов, но не таких незнакомых.

Повисла неловкая пауза, пока три пары глаз разглядывали друг друга, и гадали: уже можно бежать, или еще стоять придется? Затем, наконец, в глазах мальчика появилось осознание. Он расплылся в улыбке и с радостным криком: «Олиф!!!» кинулся к девушке. Обхватил ее руками за талию, и уткнулся носом в живот. Олиф неловко дотронулась до его головы, с не меньшим удивлением выдавив:

— Тимка?!

Ее брат чуть отстранился и взглянул на нее снизу вверх, радостно явив всем дырку вместо переднего зуба.

— Я думал, ты усла навсегда!

— Что у тебя с лицом? — все еще не веря в то, что обнимает родного братишку, спросила девушка.

— Это мы в «войнуску» играем! — счастливо отозвался мальчик, потом вспомнил, как его сестра относится к дракам и мокрым босым ногам, добавил: — Ну, совсем чуть-чуть, и я все лужи обходил! — заверил он ее с самым честным лицом на свете.

Но Олиф отреагировала не на это.

— Мы? — переспросила она.

— Ага, я и…

— Тим, что там у тебя?! — раздался из окна грозный голос того самого незнакомого мужика, который неведомым образом поселился в их доме. Мужик тоже заметил старых знакомых. Опешил на секунду, а потом чем-то лязгнул и скрылся внутри.

— Он взял нож, да? — пискнула девушка.

Лекс кивнул. Подошел к ней ближе, готовясь, если что, тащить девчонку к оврагу и там уже в чащу леса. Семья, конечно, семьей, но собирать кишки по всему селу не очень-то хотелось. Лекс пошевелил затекшими плечами, понимая, что с таким великаном ему не справиться.

«То есть, конечно, справиться, — тут же ущемлено одернул он себя, — но не в таком потрепанном состоянии».

Когда громила появился на улице и угрожающе начал приближаться к ним наперевес с огромным ножом, для резки мяса, Лекс закрыл своей спиной девушку. Олиф, в свою очередь, закрыла собой Тимку.

— Вы кто такие?! — зарычал на них мужик, сопроводив свой вопрос изрядной долей мата.

— А вы кто? — злобно поинтересовалась спина Лекса.

— Что вам тут надо?! — Громила заметил, что мальчишки во дворе нет, и еще более грозно добавил: — А ну отпусти мальчугана!!!

— Чего-о? — возопила спина Лекса. — К вам?! Нет уж! Лучше умереть!

И незнакомый мужик и Олиф были настолько ошарашены и злы, что не замечали нелогичности в поступках друг друга. Только Лекс вдруг удивился: ведь если этот мужик — плохой парень, залезший в чужой дом, какого дьявола он беспокоится о мальчишке?

— Живешь тут? — коротко спросил Лекс, не церемонясь с «выканьем».

— А ты что, выгнать меня собрался, а?!

91
{"b":"248088","o":1}