ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то преследовало его.

Сердце девушки пропустило несколько ударов, в течение которых, из-под песка высунулась огромная, черная, блестящий хвост, чем-то напоминающий змеиный. Хвост замахнулся и ударил человека. Тот вскрикнул и кубарем покатился с небольшого песчаного возвышения. Однако вскоре снова вскочил на ноги и, не прекращая вопить, кинулся наутек.

Олиф испуганно припала к земле, чтобы, не дай Берегиня, оно ее не заметило. Ей хотелось закричать, так же броситься прочь, пока эта тварь занимается Изгнанником, но она продолжала лежать. Мысли вихрем крутились в голове. Это шанс. Шанс раздобыть воду. Рискованный, безумно опасный, но все же, какой-никакой — шанс выжить. Терять ей нечего.

Олиф с удвоенной силой принялась работать руками и ногами, уже не обращая внимания на выгнувшуюся спину и заднюю нижнюю часть тела. Только бы успеть. Страх разогнал адреналин в крови, какой-то леденящий душу азарт завладел девушкой. Мельком глянула в сторону. Человек бежал прямиком к Песчаной Завесе. Надеялся, что часовые спасут его? Полоска песка все так же продолжала преследовать его.

«Надеюсь, меня эта тварь не заметила», — подумала Олиф.

Она решили рискнуть — встала на колени и поползла уже на карачках. Так было быстрее. Чем ближе Изгнанник приближался к Завесе, тем сильнее ею завладевал страх. Почему лучники не стреляют? Человек наверняка задавался тем же вопросом, но надежды не отпускал. Из песка снова высунулся хвост, и вот, наконец, первая стрела была выпущена. Рядом с человеком. Как предупреждающая.

На секунду Олиф остолбенела. Причем тут Изгнанник, когда его преследует эта тварь?! Но тут девушка сообразила, что тоже должна была получить предупреждающую стрелу. Значит, ее еще не заметили. Она продолжила стремительно ползти. До Завесы оставалось всего чуть-чуть… еще немного… вот он. Олиф заметила темную ткань на песке. Прибавила сил.

Она схватила мешочек ровно в тот момент, когда раздался оглушительный вопль. Девушка повернула голову и увидела мертвого Изгнанника. Тело плашмя лежало на песке, а из груди торчала стрела, на которую он так надеялся. Они убили его. Не песчаную тварь, а человека. Олиф судорожно прижала мешочек к груди. Она вдруг остро ощутила, что пора делать ноги. Девушка уже хотела вскочить, но не успела. Земля сотряслась, и из-под песка высунулась огромная змеиная морда, разинула пасть, и утащила мертвое тело под землю.

Откуда-то из глубины послышалось пробирающее до костей победное шипение.

Оторопевшую девушку заставила очнуться стрела. Олиф так и подпрыгнула, когда та врезалась в землю рядом с ее ногой. Мельком глянула на спокойные лица часовых и кинулась наутек.

Слава Берегиням, больше стрел не было.

Глава 2

… Два года тому назад.

В дверь настойчиво стучали. Даже сквозь пуховую подушку девушка прекрасно слышала, что если она сейчас же не впустит незваного гостя, ей будет очень, очень плохо. Хотя куда уж хуже? И так голова раскалывается…

Шина злобно поднялась с кровати, подошла к двери и отворила щеколду. В комнату ворвался раскрасневшийся отец, весь полыхавший гневом.

— Ты почему не отрывала?!

— Я спала.

— Я двадцать минут долблюсь в эту дверь! За это время можно было столько всего сделать!!! Где он?!

Опять началось. Девушка устало вздохнула.

— Кто?

— Тот, с кем ты провела эту ночь!

— Я спала одна, — спокойно ответила она.

— Не ври мне, Шина! Слуги видели, как ты выбиралась из окна прошлой ночью! Где ты была?!

Девушка чертыхнулась про себя. Вечно эти слуги суют свой нос куда ни попади!

— Я дышала свежим воздухом.

Мужчина, казалось, раздулся от злости, упитанные щеки покраснели еще больше, глаза метали молнии. Он отпихнул непослушную дочь, распахнул двери шкафа и усиленно принялся копаться в ее вещах. Сколько раз уже повторялась эта история. И почему он так уверен, что любовники обязательно должны прятаться в шкафах? Был бы у нее любовник, она бы точно не пустила его туда. Как-никак, там же ее личные вещи!

Наконец, не найдя доказательств своим предположениям, мужчина повернулся к дочери.

— Отныне ты наказана! Тебе запрещается выходить куда бы то ни было без сопровождающих слуг!

— Я и так без них никуда не выхожу, — сквозь зубы проговорила Шина.

— Я все сказал! — Ее отец развернулся и наглядно громко хлопнул дверью.

Девушка закатила глаза и плюхнулась обратно на постель. Если бы он знал, где она была прошедшей ночью, он бы ее вообще из дома не выпустил! После помолвки ее отец, словно с цепи сорвался — вечно проверяет ее на наличие любовников. Неужели он не понимает, что она до такого не опустится?

Вчера ее друг Лекс предложил ей вкусить последние дни «холостятской жизни». Шине пришлось переодеться в мужскую одежду (если бы отец узнал — голову бы снес сразу!), и вместе с Лексом они пошли в настоящий мужской притон! Парень напоил ее какими-то напитками, а что было дальше, она вообще не помнит! Проснулась с утра в своей постели (уже хорошо!).

Нужно проведать этого аспида и расспросить обо всем. Ходить в сопровождении слуг Шина уже давно привыкла. Дочь купца как-никак. Девушка принялась копаться в своей одежде, которую так любезно разворошил ее отец. Выбрала самое незаметное платье светло-голубого оттенка, с небольшим вырезом на груди и искусно расписанным золотыми нитями подолом. Дернула за веревку, чтобы вызвать слуг, а сама начала стягивать ночную сорочку и чепчик. Р-р! Дьявольская дань моде!

Служанки появились спустя несколько минут и внесли в комнату бадейку, до краев наполненную свежей водой. Шина быстренько умылась и расслабилась, позволяя работницам одевать ее и колдовать над прической. Все как обычно.

Получив разрешение отца (а так же его укоризненный взгляд), девушка отправилась по давно знакомому адресу. Она смогла бы отыскать этот дом даже с завязанными глазами.

С Лексом они дружили с детства. Оба дети богатых родителей, всегда крутились в одних кругах, имели общие интересы. Кто знает, возможно, он мог бы стать ее мужем, но отец Лекса — Перводружинник, и сын, независимо от своей воли, пошел по его пути. Таков обычай. А жаль. Иногда, то есть, очень-очень часто, Шина замечала, что этот статус «воина» пагубно сказался на ее друге. Лекс и раньше-то не скупился на роскошь, а теперь вообще из нее не вылезает. Завел себе содержанку (и не одну!), ходит по всяким злачным притонам, в общем, ведет самую разгульную жизнь.

«Когда-нибудь, он нарвется», — эта мысль не покидала Шину уже очень давно.

Впереди показался большой деревянный дом, тщательно выкрашенный в красный цвет. Крылечко увивала длинная, зеленая лиана. Шина никогда не любила эти растения, потому что росли они быстро, и ей почему-то казалось, что однажды она может проснуться в своей комнате, полностью увитая зелеными стеблями, словно коконом.

Шина остановилась и повернулась к служанкам.

— Вот двадцать монет. Идите. — И вручила счастливым девушкам деньги.

Этот фокус она придумала давно — не очень-то хотелось разговаривать с Лексом при посторонних, и особенно слушать: «Не подходите к нему больше, чем на десять шагов», «не смотрите туда», «не смотрите сюда»… надоело.

Шина поднялась по ступенькам и постучала. Лекс наверняка еще спит, но ему так или иначе придется вставать — скоро строевая подготовка, про которую, он, естественно забыл. Спустя несколько минут послышались шаги и смачные ругательства. Дверь с размаху распахнулась, и перед девушкой предстал по пояс оголенный друг.

— Кого там еще принесло?! — прорычал он, но заметив Шину, вежливо заткнулся и отошел в сторонку. — О-о, кто к нам пожаловал!

— Разрешишь мне войти? — Девушка скрестила руки на груди.

— Э-э-э, ты не совсем вовремя, посидишь в столовой? — Лекс одной рукой по шире открыл дверь, а второй придержал одеяло, повязанное вокруг пояса.

— Ну ладно, — сказала Щина, стараясь не акцентировать внимание на его «одежде».

5
{"b":"248088","o":1}