ЛитМир - Электронная Библиотека

Только Олиф повернула голову, чтобы злобно рыкнуть на Хэнка, как замерла в оцепенении. Пока она тут разглядывала песок, ее друг уже ушел шагов на сто.

— Хэнк! — крикнула девушка. Мужчина не реагировал. — Хэнк, не уходи! Хэнк!!

Олиф глубоко вздохнула и быстро пошла за ним. Бежать она не могла — тяжело. Вот дьявол. Слишком большое расстояние — шагом ей его не догнать.

— Хэнк!! Хэнк, вернись!!!

Ее друг словно оглох. Девушка не верила, что с такого расстояния он ее не слышит. Хэнк делал это нарочно.

— Хэнк, хватит!!! Солнце скоро зайдет!! Хэнк!!!

Ее голос сорвался на крик. Она орала, разрывая горло. Чертов Хэнк.

— А ну вернись, грязный осел!! — не выдержала она.

Хэнк обернулся, подмигнул и крикнул:

— Я нашел след! Скорее!

— Хэнк!!! Солнце садится!!!

Пустыня медленно окрашивалась в бледно-оранжевый цвет. Солнце предательски не вовремя показывало уходящие лучики света. Олиф всем телом чувствовала, как начинает падать температура. Им нужно успеть вернуться. Почему — она не знала, просто нужно. Хэнку она не доверяла. Зато доверяла своему чутью.

— А ну вернись!!! Хэнк!! Оставь своего зверя в покое и тащись сюда!!!

Ее крик был бесполезен. Мужчина не реагировал, только продвигался все дальше вперед.

— Хэнк…

Олиф собралась с силами и побежала.

В груди буквально тут же закололо, девушка начала задыхаться. Без каких-либо нагрузок на оазисе и при ужасно плохом питании ее тело, казалось, вот-вот развалится. Первые секунды было еще терпимо, а затем, в икры словно вонзились тысячи маленьких иголок.

— Хэнк…

Дыхание перехватило, во рту появился привкус крови. Олиф почувствовала, что ноги перестают ее слушаться, начинают заплетаться. Кричать больше не было сил. Икры словно превратились в деревянные палки, ноги не сгибались, но болели до такой степени, что хотелось взвыть.

Олиф не выдержала и упала.

Привкус крови во рту становился все ощутимее. Она пыталась сглатывать слюну, но слюны не было.

Нет, в первый день было не так.

Олиф хотела восстановить дыхание: дышала через раз и откашливалась. Когда она посмотрела на небо, солнце уже почти село.

— Хэнк… — тихо выдавила девушка и с трудом повернула голову в сторону, где должен был быть ее друг.

Но его там не было.

Он мог быть, где угодно, в этой бескрайней пустыне искать бесполезно. Но Олиф не вернется обратно без него. Нет. Если уж им и суждено умереть, то только вместе. Девушка продолжала лежать и отстраненно наблюдать, как свет постепенно покидает землю. Тень медленно накрывала пустыню своим куполом.

Девушка вдруг подумала, что оно и к лучшему. В каком бы месте пустыни — оазис, или открытое пространство — она не находилась, ей все равно суждено умереть. Жить на одиноком острове, где каждый день напоминает предыдущий, где хочется выть от понимания всей безысходности, где царит обыденность и мрак, невозможно. Ты умираешь точно так же, как умирал бы в пустыне, только медленнее. А это намного страшнее.

Зато теперь появилось разнообразие. Жаль, что такое короткое.

Если бы в тот злополучный день Олиф не спасла сестру, ее не наказали бы Кровавым законом. И не было бы этой пустыни. Девушка вдруг поймала себя на мысли, что жалеет о своем поступке, но тут же отогнала эту грязную мысль куда подальше. Ну уж нет. Марика должна быть счастливой. У Олиф не получилось, но ее сестра справится.

Она поступила правильно.

Девушка медленно поднялась и побрела в ту сторону, где скрылся Хэнк. Может, удастся его найти.

Олиф снова безумно захотелось пить. Дышать было тяжело, в ребрах ощутимо кололо. Девушка болезненно поморщилась. И зачем она ищет Хэнка? Он все равно ее бросил.

Но одной в пустыне находится еще страшнее, чем рядом с безумцем. Особенно после заката.

Глава 5

Прошло немало времени, прежде чем Олиф увидела Хэнка. На удивление, он не пытался от нее убежать, наоборот, кажется, двигался в ее сторону. Олиф сурово насупилась, готовясь грозно отчитать этого оболтуса, но что-то в выражении его лица заставило ее застыть на месте.

Когда он приблизился к ней на расстоянии нескольких шагов, Олиф поняла, причину своего ступора. Лицо Хэнка перекосило от ужаса.

— Хэнк, что случилось?

— Быстрее, быстрее, быстрее… — бормотал он. Мужчина проскочил мимо девушки, словно впервые ее увидел.

Олиф в недоумении догнала его и пристроилась рядом.

— Хэнк! Объясни, в чем дело?

Он остановился, повернулся к девушке и ткнул пальцем вверх.

— Лиса!

Олиф посмотрела в указанном направлении — на темном небе виднелись две звезды.

— Какая лиса, Хэнк? — повернула голову девушка, но ее друга рядом уже не было.

Он быстро мельтешил по пустыне. Олиф ускорила шаг и через несколько мгновений догнала Хэнка. Тот неожиданно заговорил:

— Надо успеть до созвездия, надо успеть. Надо успеть.

Созвездие. Вот оно что.

— Хэнк, почему нужно успеть до созвездия?

— Осталась одна звезда, осталась одна звезда…

— Хэнк! — разозлилась Олиф.

В пустыне температура упала за считанные минуты. Девушка поежилась.

Неожиданно впереди показался их оазис. Хэнк чуть ли не бегом направился к нему. То, что Олиф за ним не успевала, его не сильно беспокоило. Он тяжело пыхтел, однако отчаянно рвался вперед. На мгновение обернулся, взглянул на небо, и застыл в оцепенении.

Олиф тоже взглянула наверх. Среди темных облаков выглядывало три одиноких звезды.

— Нет!!! — воскликнул Хэнк и побежал вперед.

Олиф не успела сделать и шага. Земля под ее ногами содрогнулась и девушка, не устояв, упала на песок. Хэнка, похоже, постигла та же участь. Его отчаянный крик, было последнее, что Олиф сумела услышать. Пески поднялись ввысь и закрутились вокруг нее, образуя невидимую воронку. Олиф как будто что-то приподняло в воздухе, она почувствовала жуткую тошноту, пески забивали нос и рот, девушка закрыла руками глаза. Что-то громко заскрипело, и ее закрутило так, словно она попала в самую середину урагана. Ни закричать, ни пошевелиться. Что-то внутри Олиф перевернулось, она даже не пыталась осознать, что происходит, ее единственной мыслью было: как бы выжить в этом жутком ночном кошмаре.

Неожиданно чувство странной невесомости пропало. Она снова почувствовала под животом землю. Ураган утих, но пески еще летали в воздухе. Олиф не шевелилась. Дышать было тяжело, она надеялась, что ее не засыплет горой песка.

Прошло немало времени, прежде чем девушка пошевелилась. На удивление, над ней не образовалось непроходимых песчаных гор. Она приподнялась на локтях, осмотрелась и села. Вокруг витала пыль, сквозь которую даже свое тело разглядеть было трудно. Олиф закашлялась, а затем хрипло позвала:

— Хэнк!

Ей никто не отвечал.

— Хэнк!!

Вновь не получив ответа, Олиф медленно поползла на карачках искать друга. Глаза слезились, приходилось вытирать их рукавом платья, которое тоже все было в песке. В конце концов, девушка просто зажмурилась и поползла, надеясь на чудо. Неожиданно ее руки уперлись во что-то мягкое.

— Хэнк, — обрадовалась Олиф

Глаза открыть не получалось, и она на ощупь провела руками по телу друга. Грудь вздымается, значит, еще живой. Девушка осторожно легла рядом с Хэнком и прижалась к нему, чтобы хоть ненадолго успокоиться.

… Олиф проснулась от жуткого холода. Ее всю трясло, руки онемели, пальцев на ногах она не чувствовала совсем, несмотря на сапоги. Девушка села, огляделась, но Хэнка рядом не было. Она уже хотела позвать его, но тут заметила сгорбившуюся тень недалеко от нее. Олиф на негнущихся ногах доковыляла до своего друга и присела рядом.

— Что это было? — стуча зубами, спросила она.

Хэнк молчал.

Олиф проследила за его взглядом, но ничего не увидела. Несколько секунд она тупо смотрела вдаль, и тут до нее дошло, что она ничего не видит.

— Хэнк, а где оазис?!

— Нет оазиса.

— Как это нет?! — опешила девушка.

15
{"b":"248088","o":1}