ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что, логично. Правда, придется ликвидировать всех, кто может рассказать, что этого не было на самом деле.

— Вы имеете ввиду шестерых пиратов?

— Да, их самых. Все равно, их ждет петля на Тринидаде, так не все ли равно, кто их отправит на тот свет? Надеюсь, у Вас не было намерения отпустить их из-за отсутствия законодательной базы, как заявляла прогнившая политкорректная Европа во время «борьбы» с сомалийскими пиратами? Или построить специально для них на Тринидаде лагерь военнопленных с соблюдением всех параграфов Женевской Конвенции?

— Нет, не собирался. Я хорошо знаю, что это за публика. Кстати, согласно той же Женевской Конвенции, террористы, к которым можно отнести и пиратов, не попадают под понятие «военнопленный». Это — уголовные преступники, а не военнослужащие.

— Рад, что мы понимаем друг друга, Леонид Петрович. И очень рад, что Вы не похожи на народного избранника — борца за права маленьких, но очень гордых народов в ущерб всем остальным народам. И не пропагандируете толерантность и политкорректность по отношению к бандитам.

— «Толерастом» никогда не был. Слишком хорошо видел, к чему это приводит. Как у нас, так и по всему миру.

— Значит, мы думаем одинаково…

Зачистив палубу «Тезея» от последствий абордажа, и подготовив оружие к возможному новому нападению, свободные от вахт пошли отдыхать и судно снова погрузилось во тьму, соблюдая светомаскировку. Хорошо, что за время возни с «Си Хоком» никто больше не появился. «Беркут» снова лег в дрейф неподалеку и был совершенно не виден в темноте. Леонид же поднялся на мостик, отправив старпома и третьего помощника спать. Двое вахтенных — один из матросов, а второй из абордажников внимательно наблюдали за окружающей обстановкой через приборы ночного видения, а он сам занялся изучением бумаг, захваченных на пиратском корабле. В большинстве своем они были мало интересны. Единственное, что могло оказаться полезным, это цены на провизию и различные товары в Порт-Ройяле. Вряд ли они отличаются в разных портах Карибского моря очень сильно. По крайней мере, будет от чего отталкиваться во время торга на Тринидаде. А то, как бы тамошние аборигены не попытались обчистить пришельцев до нитки, взвинтив цены до небес. Придется говорить — пардон, сеньоры, мы лучше сходим за харчами на Ямайку. И отдадим золото англичанам, которое хотели предложить вам. Но это дела несколько отдаленного будущего. Сейчас же главное — машина. Стармех обещал, что по крайней мере одну машину запустят. Перед запуском надо будет предупредить испанцев, а то, как бы не драпанули с перепугу. А что будет завтра утром после рассвета, когда они «Тезей» во всей красе увидят… Ладно, переживут. Пусть теперь привыкают к достижениям технического прогресса, хотя бы наблюдая со стороны…

Ознакомившись с бумагами, Леонид подошел к радару и осмотрел окружающее пространство. Поблизости никого. Далеко, почти в двадцати милях, есть три каких-то цели, но они проходят в стороне от «Тезея». Тут как раз в рубку и пожаловал стармех.

— Все, Петрович, готово! Можем дать ход. А что тут было? Говорят, какие-то бандюки пытались к нам залезть?

— Не просто бандюки, а самые настоящие пираты, гроза Карибского моря. Совсем не те гопники, которые промышляют в нашем времени, нападая только на безоружных и драпая при первых же выстрелах охраны. Но супротив автоматического оружия абордажные сабли и мушкеты оказались недостаточно эффективны. Вот мы их всех и зачистили. При этом нам достался трофей в виде шлюпа и восемнадцати пленных испанцев, которых вроде бы удалось убедить, что причина нашей встречи — исключительно чудо, сотворенное господом, а не козни диавола…

Пересказав стармеху подробности первой встречи с местным населением, спустились на палубу, так как «дед» очень хотел посмотреть на трофей и поговорить с аборигенами. Правда, разговаривать пришлось Леониду, поскольку вахтенный испанец на палубе шлюпа практически не говорил по-английски. Предупредили, что сейчас появится странный звук, которого они никогда не слышали. Никакой опасности нет, это особенность корабля пришельцев, поэтому пусть сохраняют спокойствие. Но куда там… Когда стармех ушел и через несколько минут главный двигатель заработал, перепуганные испанцы спросонья выскочили на палубу, ничего не понимая. Леонид предвидел такую реакцию, поэтому никуда не ушел, дождавшись «побудки».

— Сеньоры, не волнуйтесь, никакой опасности нет!

— Матерь божья, сеньор капитан, что это?!

— Это работает специальное устройство, с помощью которого наш корабль двигается по морю. Мы не зависим от ветра, поэтому у нас нет парусов, утром все увидите. Устройство это довольно шумное, вот именно поэтому я и нахожусь здесь, чтобы предупредить вас. Все в порядке, мы закончили ремонт и можем дать ход. Но до рассвета будем лежать в дрейфе, ремонт необходим вашему кораблю. А потом, чтобы не терять время, возьмем вас на буксир. Дон Антонио, прошу Вас утром ко мне на борт, обсудим дальнейшие действия…

Успокоив испанцев, Леонид вернулся в рубку. Механики погоняли главный двигатель на холостом ходу, а затем опробовали включение редуктора с разворотом лопастей винта, дав кратковременный ход вперед и назад, из-за чего стоявший под бортом «Си Хок» нещадно швыряло, и что только добавило острых ощущений испанцам. Все работало исправно и машину остановили, так как до утра никаких движений не предвиделось. Правда, стармех все же внес свою ложку дегтя в бочку с медом, когда после пробного пуска снова поднялся в рубку.

— Петрович, считай, что второй машины у нас нет. Она — склад запчастей. Натворил немецкий снаряд делов. Так что, идти можем куда угодно, если очень припрет, но лучше искать место для длительной и спокойной стоянки. Надо еще пробоины в бортах заварить, пока что не до них было. Иначе, в первый же шторм будем воду хлебать.

— С утра берем на буксир наш трофей и двигаемся в залив Париа к Тринидаду, на рейд будущего Порт-оф-Спейна. Больше просто некуда. Либо будем торчать на виду у всех, либо защищенной от ветров якорной стоянки с нужными глубинами там нет. А этот испанский Мухосранск идеально подходит во всех отношениях.

— Так что, заложим будущий Порт-оф-Спейн?

— Небольшое поселение Конкерабия там уже есть. Испанцы оставили старое индейское название. Но знаешь, Константиныч, предчувствие мне подсказывает, что не появится там теперь Порт-оф-Спейн. А будет что-то вроде Пуэрто-Тринидад, или Пуэрто-Тезей. И если мы дадим пинка испанцам в нужном направлении, оказав при этом научную и техническую помощь, то англичане тут не появятся. Зато свой Симон Боливар появится гораздо раньше.

— А ну, как испанцы всех собак на нас спустят? Ведь среди них полно упертых религиозных фанатиков. Не смотря ни на что, объявят нас посланцами дьявола.

— Тогда перестреляем всех «собак», которых на нас спустят, причем с большим шумом. Нескольких отпустим, велев передать «псарям», что нам не нужна война. Но если она нужна Испании, то она эту войну получит. Уйдем к англичанам, или французам, предварительно наделав шороху в испанских владениях. Причем наделаем так, чтобы это стало всем известно. А по приходу скажем, что попали из другого мира и по незнанию сначала сунулись к испанцам, которые оказались конченными сволочами. Правда, вовремя разобрались, что к чему, и пришли к истинно цивилизованным людям. И предлагаем свою дружбу против коварных испанцев. Можешь быть уверен, после таких событий ни англичане, ни французы не допустят подобной глупости, причислив нас к посланцам дьявола. Тебе не все ли равно, какой флаг будет у нас на гафеле?

— Абсолютно все равно. Петровской России еще нет, а в той, что сейчас есть, мы никому не нужны. Да и идти некуда. Разве что в Архангельск.

— Вот и я о том же. Мы сейчас — робинзоны во времени. Поэтому, остается уподобиться наемникам-профессионалам. Им все равно, от кого они получают деньги. А дальше — видно будет…

Глава 11

Все имеет свою цену

Проснулся Леонид довольно рано от телефонного звонка. Поспать удалось чуть более трех часов, так как стоял вахту с нулей до четырех утра вместо раненого второго помощника. Звонил старпом, сразу «обрадовав».

53
{"b":"240129","o":1}