ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что это?!

— Немцы открыли огонь. Мы можем что-то сделать срочно?

— Можно соединить каскады контуров напрямую, на максимальную мощность без регулировки и настройки. И замкнуть цепь вручную. Но это очень опасно и мне нужен помощник…

— Говори, что делать!!!

Леонид хватал и держал какие-то непонятные электронные блоки, пока Прохоров соединял их в различной последовательности. Все это время корпус судна содрогался от взрывов и было слышно, как наверху ухнула несколько раз четырехдюймовка. Наконец, инженер кинулся к пульту и закричал.

— По моей команде нажмите вон ту красную кнопку в открытой сборке, где написано «Аварийный пуск»!

— Понял, готов!!!

— Жми!!!

Леонид нажал и в это же мгновение еще один удар потряс «Тезей». Похоже, снаряд разорвался совсем рядом. Какое-то яркое свечение разлилось в воздухе и охватило сначала руку, а потом и его всего полностью. Леониду показалось, что он не чувствует тела. Перед глазами понеслись непонятные образы. Затем яркий свет залил все вокруг и сознание померкло.

Глава 10

Робинзоны во времени

Очнулся он от противного запаха нашатыря. Закашлялся и запах тут же исчез, а в легкие хлынул свежий воздух.

— Слава богу, Леонид Петрович! А то, мы уже испугались…

Леонид с трудом приподнялся на локтях и сел, поняв, что находится на верхней палубе. Рядом были следы разрушений и пожаров, кое-где еще шел дым. «Тезей» лежал в дрейфе, но вокруг все было тихо. Над ним склонились «Шурик», доктор и Карпов. Доктор держал в руках ватку и пузырек с нашатырем.

— Леонид Петрович, как Вы себя чувствуете?

— Уф-ф… Вроде, живой… А что это было? И где немцы?

— Кирдык немцам…

Карпов четко и кратко обрисовал ситуацию. Вскоре после ухода капитана из рубки крейсер дал ход и открыл огонь. Им ответила БМП левого борта. Успела сделать несколько выстрелов левая носовая четырехдюймовка. Все это продолжалось сравнительно недолго. А потом снова горизонт закрыл туман и крейсер просто испарился в воздухе! Окутался каким-то маревом и исчез! А через несколько секунд все опять пришло в норму. То же море, то же солнце, тот же берег Тринидада вдалеке. Но вокруг никого, кроме «Беркута», который после начала стрельбы сразу же рванулся к «Тезею» для снятия экипажа. Но поскольку крейсер исчез, поняли, что с покиданием судна можно не торопиться. Противник либо уничтожен, либо остался в другом времени. Первый вопрос у Леонида был ожидаемый.

— Что с пароходом?

— Хреново. Пять снарядов немцы в нас все же вогнали. Четыре так, ничего серьезного. Но вот один снаряд в машину прилетел, натворил делов. Ход дать пока не можем. Сейчас там механики пытаются что-нибудь сделать. Но не факт, что смогут.

— Охренеть, это сколько же я в отключке был?!

— Минут сорок.

— У нас потери есть?

— Есть. Трое убитых и пятеро раненых.

Леонид молча слушал доклад, сцепив зубы. Внутри стала подниматься волна холодной ярости. Они стали разменной монетой в чьей-то игре. Игре по-крупному. Когда на кону очень большие деньги и игру ведут очень серьезные игроки. А они — так, вроде фигур на доске. И их уже, несомненно, списали со счетов. Эта партия сыграна неудачно… Бывает…

— Александр Александрович, что конкретно произошло? И где мы есть?

— Установка была запущена на предельной мощности в аварийном режиме, поэтому немцев просто разнесло на атомы. Настройки сбиты и нас закинуло куда-то в прошлое. Ориентировочно — не слишком далеко от того времени, какое мы покинули, так как параметры я сменить не успел, а при запуске в аварийном режиме они могут несколько сбиться. Точнее сказать не могу.

— Ну, хоть не к динозаврам… Мы можем вернуться назад? Хотя бы теоретически? Но только не в начало Первой мировой? А хотя бы на год раньше?

— Увы… Установка повреждена при пожаре и его тушении. Мы здесь застряли.

— Песец… Вот это действительно, пришел Большой Пушистый Полярный Лис… Так, а ну-ка, помогите мне до мостика добраться. Посмотрим, что там стряслось…

Леонид с трудом поднялся и окинул взглядом палубу. Кормовая часть палубы с левого борта повреждена. Фальшборт и многое вокруг изуродовано. Но БМП целы, хоть на броне и видны царапины и вмятины от осколков. Рядом шел катер, не удаляясь далеко в сторону. Больше повреждений не видно, но это не значит, что их нет. Время ближе к вечеру, а не раннее утро — солнце находится уже невысоко над горизонтом на западе.

— Хорошо, что взорвать пароход не успели…

— Так уже активировали взрыватели. Просто когда поняли, что немцев долбанули, успели деактивировать.

— А где же наше начальство?

Карпов только усмехнулся.

— Состязания по практической стрельбе из пистолета решил устроить… Кабинетный стратег хренов… Как только немцы стрелять начали, его превосходительство решил Корнета ликвидировать, чтобы какую-то свою негоцию провернуть. Да не учел, дурачок, что красивые планы в кабинете придумывать и эти планы в жизнь воплощать — это далеко не одно и то же. Жаль, Корнет на рефлексах сработал — вышиб ему мозги. Теперь уже не спросишь, почему он тень на плетень наводил. В боевые потери я его включать не стал. Так что, Вы теперь наше начальство, Леонид Петрович. Я специалист по части того, как глотки по ночам резать и разные бяки нехорошим дядям в разных частях света устраивать. А тут Ваш дипломатический талант нужен, раз нам обратной дороги нет и надо в этом мире устраиваться. Всем, кто против нас, глотки не перережешь.

— Пожалуй… Ладно, пошли на мостик…

Рубка не пострадала при обстреле и третий помощник осматривал горизонт.

— Леонид Петрович, слава богу, живы!

— Вроде, жив. А чиф где?

— Все внизу, пожар гасили. Вот второго, говорят, осколком зацепило.

— Вызови чифа с дедом. Если смогут, пусть в рубку поднимутся.

Вскоре прибыли старпом и стармех. В их докладах утешительного было мало. Корпус судна особо не пострадал, но имеются повреждения в машине. Дать ход пока что нельзя. Машинная команда сейчас занимается ремонтом, но гарантии успеха нет.

— Ясно, мужики… Будем пытаться отремонтировать машину и добраться до укромного места, но надо приготовиться к эвакуации, если не получится. Можно, конечно, последовать примеру «Сибирякова» и поэкспериментировать с парусами, но я реалист и ничего путнего от этой затеи не жду. Готовьте все, что нам пригодится. Каждый по своему заведыванию. Оружие, боеприпасы, навигационные приборы, карты, золото с брюликами, в общем — все. Шлюпки и плоты целы?

— На левом борту плоты осколками побило, но шлюпка более-менее цела. Во всяком случае, сквозных пробоин нет. На правом все цело.

— Хорошо. «Беркут» пусть пока остается на воде. А то, не приведи господи, поднимем его на палубу, а потом спустить не сможем. Ветром нас пока несет в сторону от Тринидада. И неизвестно, куда вынесет. Можно, конечно, стать на якорь при достижении малых глубин, но первый же шторм выбросит нас на берег. Поэтому, ремонтируем машину, но готовимся к эвакуации. В случае чего, потом поздно будет.

— Леонид Петрович, а давайте заодно и БМП прихватим?

Все удивленно уставились на Прохорова, вылезшего с предложением. Сказанное было настолько неожиданным, что на несколько мгновений в рубке воцарилась тишина, а потом разразился хохот. Карпов же отеческим голосом начал внушать.

— Александр Александрович, боевая машина пехоты хоть и плавает, но предназначена максимум для преодоления водной преграды в несколько десятков, самое большее — сотен метров. Но уж никак не для морских походов. Она может просто не дойти до берега, ее унесет ветром и течением в сторону. Это помимо того, что ее надо самым тщательным образом загерметизировать. Так что, увы. Гонять испанцев, или краснокожих на берегу нам придется исключительно пешим порядком. Поскольку кавалерии у нас тоже нет…

Но Леонид, не обращая внимание на всеобщее веселье, призадумался…

— Андрей Михайлович, а Вы ошибаетесь…

48
{"b":"240129","o":1}