ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— По разному. Есть те, кто рад до потери пульса. Особенно те, кто хочет поправить свое финансовое положение. Информация разлетелась мгновенно, скрывать это глупо. А вот выяснить настроения необходимо. Но есть и те, кто внушает опасения.

— Таких на заметку. Мы ведь испанские галеоны на абордаж брать будем, а испанцы наверняка будут стрелять. Всякое может случиться…

Вернувшись в каюту, и проклиная все на свете, а в первую очередь себя самого, Леонид уже собирался завалиться спать, пока все тихо и «золотых» конвоев поблизости не наблюдается. Но не тут-то было. Раздался стук в дверь и в каюте, как черт из преисподней, возник стармех.

— Петрович, так это все правда?!

— Что — правда?

— То, что мы на триста лет назад провалились?!

— Если наш босс с этим умником-Шуриком не врут, то правда. Сигналов от спутников нет, это все, что я пока знаю достоверно. У аборигенов уточним, куда мы попали.

— Да это же пи…ц полный!!! Как мы назад вернемся?!

— Шурик утверждает, что его бандура двустороннего действия. То есть, может вернуть нас в ту же точку времени, из какой мы ушли. Иными словами, когда мы вернемся в наше время, то там с момента нашего исчезновения не пройдет ни секунды. А что это ты так распсиховался?

— Да ты что, ни хрена не понимаешь?! Мы пиндосов угробили вместе с их корытом!!! Нас там теперь, как бешеных псов, весь флот Пиндостана отлавливать будет!!!

— Во первых, о том, что мы угробили фрегат со всем его населением, в нашем времени пока не знают. Для всех мы оба просто исчезли. Во вторых, если мы не будем орать об этом на каждом углу, то долго не узнают. А в третьих — что ты предлагаешь? Вернуться сейчас мы не можем. Контора затеяла эту операцию с размахом и наши сиюминутные желания учитывать не будет. Пока не насобираем золотишка с камушками в достаточном количестве, нам дорога назад закрыта. И тебе что, деньги не нужны?

— Да в гробу я видал эти деньги, если я из-за них тут навсегда застряну!!! И пока мы тут корсарствовать будем, пиндосы всех на уши поставят!!! Пропажа военного корабля — это не хухры мухры!!!

— Константиныч, чем ты слушаешь? Я же тебе сказал — мы здесь можем пробыть месяц, год, десять лет, но вернемся в ту же точку времени, из какой ушли. Правда, постаревшими на десять лет, наши биологические часы тикают независимо от прыжков во времени. Но для америкосов их фрегат исчезнет только в тот момент, когда мы вернемся! А поскольку вынырнуть мы можем где угодно — хоть возле входа в Кольский залив, то хрен они что поймут. Был «Тезей» с фрегатом в Карибском море — и нету! И вдруг — р-р-аз! «Тезей» в то же мгновение хрен знает где появляется! А фрегата пока нет. Но может, и он где появится? Бермудский треугольник, понимаешь!

— Но потом-то все равно узнают! Обязательно кто-то проболтается!

— А до «потом» ты сначала доживи!

— Так вот и я о том же! Петрович, ты что, вообще безбашенный? Не понимаешь, что мы влезли туда, откуда выхода нет? И мы все по возвращению — нежелательные свидетели?

— Константиныч, у тебя эмоции совсем зашкаливают. Давай рассуждать логически. Мы уже здесь и соскочить не можем при всем желании. Так? Так! Если начнем качать права, то добьемся только обострения отношений с нашей конторой в лице босса и «помощника по абордажу». Который с недавнего времени стал еще и «старшим доктором». Хочешь попасть к нему на прием? Я не хочу. Потому, что независимо от наших действий, мы не перестанем быть свидетелями. И в данный момент единственная возможность обеспечить себе хоть какую-то безопасность в будущем — это перейти из категории ненужных свидетелей в нужные свидетели. Контора на этом не остановится. Если первый рейс пройдет успешно и мы сможем умыкнуть у испанцев несколько сотен тонн золота, то очень велика вероятность следующих «походов за зипунами». И в них лучше посылать людей проверенных и хорошо себя зарекомендовавших, чем рисковать каждый раз и брать неизвестно кого. Согласен?

— Согласен. Но где гарантия, что так будет?

— Гарантии нет. Но я могу гарантировать, что будет сейчас, если начнется буза. «Старший доктор» со своими «ассистентами» проведут сеанс «интенсивной терапии» для самых недовольных «больных», а остальные недовольные «больные» заткнутся. Но доверия к ним уже не будет и по возвращению они гарантированно попадут в категорию нежелательных свидетелей. Тоже хочешь примкнуть к ним?

— Но что же делать?!

— Хорошо выполнять свою работу. И молить всех богов, чтобы контора не сочла нас ненужными свидетелями. Потому, что если даже предположить невозможное — мы сейчас захватим пароход и вернемся в свое время, то мы все равно останемся свидетелями! Причем ненужными свидетелями, поскольку провалили задание. Делай выводы.

— А если эта бандура не сработает, и мы не сможем вернуться?!

— Тогда останемся здесь. В конце концов, не к динозаврам же в палеозой, или как он там назывался, мы попали. И останемся здесь не с пустыми руками! Это — чтобы тебе на душе спокойнее было. Может еще каким-нибудь здешним графом, или бароном станешь. Титулы во все времена покупались за золото. А уж с золотом, я так думаю, у нас проблем не будет…

На утро Березин слушал запись этого разговора и посмеивался. Система прослушки помещений, оборудованная еще в Николаеве, работала прекрасно и обнаружить ее неспециалисту было практически невозможно. За все время после выхода из Николаева накопился достаточный материал, из которого уже можно было сделать выводы, кто чем дышит. Но капитан «Тезея» поражал даже видавшего виды генерала КГБ СССР.

— Да-а-а, Леонид Петрович… Как говорится, в тихом болоте… И как же мы раньше тебя просмотрели? Одно слово — наш человек!

Глава 7

Экспроприация экспроприаторов, или поход за испанскими «зипунами»

Солнце уже скрылось за горизонтом и на небе вспыхнули первые звезды. Очередной летний день, двадцать четвертое июля одна тысяча семьсот пятнадцатого года, заканчивался. «Тезей» лежал в дрейфе далеко от берега, так что заметить его оттуда было невозможно. Правда, за последние три дня пришлось шарахаться по морю, прячась днем от каждой обнаруженной радаром цели. И то, похоже, не всегда удавалось. Можно только представить себе, что подумали моряки на проходящих мимо парусниках, когда увидели мелькнувшее на горизонте непонятное чудище, абсолютно ни на что не похожее. Вот так и рождаются легенды о морских чудовищах и «летучих голландцах». Ночью было проще — достаточно идти, соблюдая полную светомаскировку и просто обходить стороной все обнаруженные цели. Но вот «Тезей», наконец-то, добрался до места засады, заняв позицию к северу от Гаваны. Если испанская эскадра выйдет, как она уже вышла однажды, то пройдет на некотором расстоянии восточнее и направится во Флоридский пролив. Радар постоянно обшаривал горизонт, вынуждая «Тезей» время от времени давать ход, чтобы уклониться от встречи с очередным «прохожим», и пока это удавалось. Выход конвоя из Гаваны удалось обнаружить сразу. Мощный радар давал четкую картинку даже на большом расстоянии, и на мостике «Тезея» внимательно наблюдали за перемещением небольших светящихся точек по экрану. Перед этим на «военном совете», состоящем из Березина, Карпова и Леонида, выработали предстоящую тактику. «Тезей» находится в засаде, сколько возможно, дав конвою удалиться как можно дальше от порта и от берега. Надо исключить возможные случайные встречи, а если абордаж с перегрузкой ценностей затянутся, то они весьма вероятны. Если атаковать днем, то это сразу же будет обнаружено всем конвоем. Атаковать всех одновременно невозможно, поэтому, пока «Тезей» будет заниматься кем-то одним, то другие попытаются удрать. И даже если сначала обездвижить корабли, снеся всем рангоут своей артиллерией, то не исключена возможность самозатопления галеонов. Испанские моряки народ храбрый и упертый, и если увидят, что остановленные корабли один за другим захватываются неизвестным противником, а их собственное оружие совершенно неэффективно, то вполне могут затопить галеоны и попытаться уйти на шлюпках, рванув в разные стороны, лишь бы золото не досталось врагу. Поэтому, есть смысл атаковать ночью. Начинать с последнего в ордере. Если все пройдет тихо, то на других кораблях ничего не заметят. И так дальше, до самого рассвета, сколько успеют. Потом снова спрятаться за горизонтом и вести тщательное наблюдение, как с помощью радара, так и визуально. Несомненно, утром уцелевшие испанцы обнаружат «недостачу», но поскольку конвои всегда растягивались на большое расстояние, могут счесть это обычным отставанием, или, на худой конец, нападением пиратов. Если же появятся пираты, идущие на перехват конвоя, разобраться с ними незамедлительно. Как пошутил Карпов, перефразировав изречение из известного фильма: «Это наши коровы! И мы их доим!». С чем никто и не спорил. На следующую ночь все повторить, пока от конвоя не останется ничего. Время — до ночи с двадцать девятого на тридцатое июля. На следующий день разразится ураган и впору будет искать укрытие самим. На вопрос Леонида о возможности «перепрыгнуть» после завершения акции в другое время с хорошей погодой, Березин и Прохоров ничего вразумительного не ответили, и это ему сразу не понравилось. То ли установка не имела возможности таких частых запусков, то ли произошла какая-то поломка и она в данный момент вообще неработоспособна. Ни то, ни другое ничего хорошего не сулило. Бороться с вест-индийским ураганом, когда скорость ветра порядка сотни узлов, удовольствие ниже среднего. Но до тридцатого июля еще уйма времени, вполне можно успеть «ощипать» все двенадцать кораблей, а потом уйти под прикрытие Багамских островов. Ну и пусть, если кто-то с берега увидит. Все равно, ничего не поймет. Возникнет еще одна легенда о всплывшем на поверхность моря чудовище, только и всего. Но это все рабочие моменты, решаемые по ходу дела. А вот если с «хроно — транклюкатором» что-то не так…

28
{"b":"240129","o":1}