ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Но что мне людям говорить? Меня уже и так вся машина донимает.

— А вот то и говори — вам деньги платят? Платят. Вам не один хрен, где пароход находится, раз платят? Вот получайте и помалкивайте. А то, «помощник по абордажу» быстро с вами разъяснительную работу проведет…

Когда стармех ушел, Леонид продолжил работу с электронной картой. Интересно, как остальной экипаж отреагирует на эту новость? Ведь люди не дураки и прекрасно все понимают. Пока все тихо, но если станет проявляться какой-то явный криминал… Тут уже нельзя дать никаких гарантий. А если дойдет до открытого выступления и при этом кто-то пострадает… Вот тогда дело будет плохо… У организаторов этого мероприятия огромные возможности. И они вполне могут позволить себе такую роскошь, как избавление от ненужных свидетелей. Без каких-либо количественных ограничений…

Леонид отложил работу с картой и включил чайник, чтобы заварить кофе. Под чашечку хорошего кофе ему всегда лучше думалось. И вот теперь, сидя на диване и потягивая ароматный напиток, он анализировал ситуацию со всех сторон. И все больше понимал, что влез туда, куда есть только вход. Выхода обратно нет. Если только как не для тех пиратов, которых выкинули за борт. Большой Пушистый Полярный Лис хоть пока еще и не появился перед ним во всей красе, но его близкое присутствие ощущалось очень явно…

Через несколько часов погрузка была закончена. Нигерийский военный транспорт отошел от борта и взял курс на Лагос, а за ним последовал сторожевой катер. «Тезей» снова остался один. Но это уже не имело никакого значения. Доклад вахтенного механика о готовности машины, и вот винт вспенивает голубую гладь Гвинейского залива. «Тезей» дал ход и начал разворачиваться, ложась на курс. Больше ему здесь нечего делать. Впереди — Атлантика. Что его ждет у американских берегов? Леонид вышел на крыло мостика и посмотрел на африканский берег. За кормой оставалась Нигерия. Насквозь коррумпированная, бандитская, но понятная и предсказуемая Нигерия. А впереди — полная неизвестность.

Глава 6

Не ходите, дети, в Африку гулять. В Южную Америку тоже…

Когда Африканский берег остался за кормой, все восприняли это, как своеобразный отдых. Впереди длительный переход через океан, где нет никаких нигерийских пиратов. Да и в погодном отношении неплохо — тропические широты, это не северная и не южная Атлантика, где можно и летом нарваться на неприятности. Курорт, одним словом! Березин с Карповым никому расслабляться особо не давали. Конечно, тренировки не доводились до изнеможения, но следовали регулярно. Что такое переход через океан в тропических водах? Когда выходишь рано утром на крыло мостика, или на палубу и видишь, как рассвет постепенно окрашивает небо в яркие тона. На востоке становится все светлее и светлее, и вот золотистый край солнечного диска показывается над горизонтом. Наступает новый день. Поверхность океана имеет удивительный голубой цвет, и если нет ветра, то напоминает гладкое зеркало. Только местами его покой нарушается какой-нибудь рыбой, плеснувшей хвостом, или плавником акулы, рассекающим голубую гладь. Жары пока нет. Но по мере приближения солнца к зениту она дает о себе знать. Палуба — как раскаленная сковородка. Единственное спасение от жары — внутренний контур судна с его системой кондиционирования воздуха. К вечеру жара спадает, и когда солнце снова скрывается за горизонтом, а на небе вспыхивают россыпи звезд, создается впечатление, как будто находишься в центре Вселенной. Вокруг только океан и звездное небо над головой. Иногда мелькнут вдали огни другого судна, и снова ты как будто один в этом мире. А когда появляется луна, ее свет придает всему окружающему совершенно иной вид. Кажется, что попадаешь на грань реальности, за которой совсем другой мир. И лунная дорожка на поверхности, уходящая от борта до самого горизонта и переливающаяся серебром, как будто и есть грань между двумя мирами.

Вот в один из таких вечеров посреди Атлантики, когда Леонид стоял на крыле мостика, созерцал звездное небо и думал о тайнах Вселенной, его побеспокоил Березин, попросив зайти в каюту. Видно, что-то срочное, если он не стал ждать утра. Леонид подумал, что начинаются неприятности, и не ошибся. Предложив ему сесть, Березин подошел к столу с компьютером и вывел что-то на экран.

— Леонид Петрович, у меня не очень хорошие новости. Наши действия стали кое-кому поперек горла. Уж очень многие зарабатывают на пиратстве. И появление такого конкурента, как мы, не может быть воспринято безболезненно.

— Так чего нам ждать? К чему готовиться? Военный флот на нас натравят?

— Нет, до этого вряд ли дойдет. Административный ресурс не позволит. Но вот встреча с какими-нибудь отморозками в Карибском море, которые никаких официальных «ресурсов» не признают, весьма возможна. И будет у них уже что-то посерьезнее, чем «скифы» со старыми «калашами». Постараются убрать нас чужими руками.

— А что именно будет, не известно?

— Военных кораблей не будет, это точно. Но вот подобие «Тезея» вполне может быть.

— Так может, устроим бой двух рейдеров? Не думаю, что у него вооружение будет сильно отличаться от нашего. А наши «канониры», вроде бы, стреляют неплохо.

— Я рад, что Вы так восприняли эту новость и не стали кричать, что «я на войну не нанимался», как некоторые. Лишний раз убеждаюсь, что мы в Вас не ошиблись. По поводу стрельбы спешить не будем. Может и обойдется. Но надо быть готовым ко всему.

— Подставу могут нам сделать, Владимир Евгеньевич. Чтобы потом обвинить во всех смертных грехах. Какие нибудь гопники с рыбацкой фелюги нас обстреляют, мы их потопим, а потом поднимется вой о расстреле мирных рыбаков.

— Могут. И при первом же подобном случае мы сделаем так, что не останется никаких следов. Ни от гопников, ни от фелюги. И обвинять нас будет не в чем.

— Это как? Если всадить в нее снаряд, то какие-то обломки на воде все равно останутся. Или, мы все подберем?

— Нет, в этом нет необходимости. Леонид Петрович, извините, что в Николаеве ввели Вас в заблуждение, но у нас не было выбора. Надо было присмотреться к Вам и решить, можно ли доверять Вам секретную информацию. Теперь я считаю, что можно. Разговор идет о нашей экспериментальной установке. Она не имеет ничего общего с нелетальным оружием. Наоборот — это смертоносное оружие, воздействующее как на человека, так и на неживые материальные объекты. Принцип действия рассказывать не буду, это секрет. Но в результате воздействия происходит разрушение структуры вещества и предметы просто распадаются. Правда, требуется мощный источник энергии. На «Тезее» это его генераторы. Которые, как принято у вас моряков говорить, придется вводить в параллель. Мощности одного генератора не хватит для работы установки.

— Вон оно что… Так получается, что никакая мы не частная фирма? Разве частникам такое под силу? А зачем же тогда вся эта маскировка с частным охранным бизнесом?

— Почему не частная? Самая что ни на есть частная, все официально. У нашего государства после известных событий, которыми закончилась перестройка, нет ни денег, ни специалистов для таких разработок. Большинство нужных специалистов разбежалось к середине девяностых, чтобы не протянуть ноги от избытка демократии и суверенности. Держать Вас и дальше в неведении нет смысла, так как при первом же запуске установки Вы все равно увидите результат своими глазами.

— Ясно… С зарплатой нас хоть не кинут?

— Не только не кинут, но таким, как Вы, и еще некоторым членам экипажа, сделают предложение, от которого трудно будет отказаться. Фирма продолжит работать и дальше, поэтому нам нужны постоянные проверенные сотрудники, которым можно доверять. Зарплата значительно увеличится. Единственное условие — сохранение секретности и готовность выйти в рейс тогда, когда позовут. Бегать с автоматом и стрелять Вам не придется. Ваша задача — исключительно судовождение. Вспомните наш разговор об экипаже авианосца.

— В принципе, понятно. Так а сейчас что? Когда мы этот «транклюкатор» испытаем? И кого «транклютируем»? Может, надо приманку подбросить? А то, как бы все местные гопники не стали шарахаться от нас, как от чумы.

21
{"b":"240129","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца