ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ему пока что везло. Все рейсы с крабом на Вакканай и Пусан проходили успешно. Правда, «самураи» в последнее время заартачились. Приняли какие-то постановления, ограничивающие ввоз сырья, кричат об истреблении морской фауны… Не ново, это мы уже проходили. Хотят сбить цену, бизнесмены узкоглазые. Ну и что? Послали их ко всем японским чертям и стали работать исключительно на Пусан. А корейцы народ более покладистый, нос не задирают и политику выкручивания рук не проводят. Спрашивается, кто от этого выиграл, а кто потерял?

Но сегодня, похоже, его везению пришел конец. Предчувствие беды не отпускало перед этим рейсом, и как оказалось, не обмануло… Вертолет ходит кругами, а на горизонте появилась еще одна цель, быстро идущая в его сторону. И как закономерный финал, вызов по УКВ на 16 канале.

— «Туман» — «вельботу»!

— Что делать будем, Леонид Петрович?

Вахтенный второй помощник с тревогой смотрел на него и ждал дальнейших распоряжений. Пытаться уйти от «погранца» нечего и думать. У него ход намного больше, да в случае неповиновения еще и пальбу откроет.

— Из рубки на крыло и на палубу не выходить. Быстро водяру на мостик!

Когда второй помощник убежал с мостика вниз, вызвал машину. Вахтенный второй механик тут же ответил. Весь экипаж «Тумана» знал, что надо быть готовым к крайним мерам, поэтому расслабляться сейчас нельзя.

— Машина слушает!

— Геннадьич, готовь вариант «Варяг». Действовать только по моей команде.

— Понял, Петрович! Жду команды.

Пограничный сторожевик, тем временем, уже лег на параллельный курс неподалеку и продолжал надрываться, вызывая «Туман» на дежурном канале. Леонид не отвечал. Все равно, отвечать нечего. Внизу — полный трюм камчатского краба. Разумеется, выловленного незаконно, и незаконным образом вывозимого в Корею. Если раньше еще можно было решить вопрос на берегу с пограничным начальством за определенную мзду, то теперь стало гораздо хуже. Вот на этот случай и предусмотрен вариант «Варяг»…

Взяв трубку спутникового телефона, набрал секретный номер, предназначенный для экстренных случаев и не засвечиваемый до этого во избежание установки на прослушку, моля бога, чтобы побыстрее ответили. Хозяин пошел на такие расходы, предупредив, чтобы использовали спутниковый телефон в самом крайнем случае. Уж больно дорогая связь. Стараться обойтись спутниковым буквопечатающим «инмарсатом», или мобильником, если берег рядом. Он тогда еще усмехнулся. Хозяин такое бабло на крабе имеет, по саунам с блядями сколько оставляет, а на оперативную связь жмется денег выделить. Впрочем, это отличительная черта подавляющего большинства «новых русских». Экономить копейки, чтобы потом терять тысячи. Но это, в конце концов, его хозяйское дело. А экипажу платит вовремя зарплату, и на том спасибо…

Наконец, ответили. Хозяин был явно недоволен, что его оторвали от дел.

— Да, Леонид Петрович, слушаю. Что там у тебя стряслось?

— Здравствуйте, Андрей Владиславович. У меня справа по борту «погранец». Требует остановиться. И вертолет сверху крутится.

— … ….!!! Где вы сейчас находитесь?!

— Пока еще в нашей экономической зоне.

— Сбежать сможешь?

— Андрей Владиславович, шутите? На траулере от «погранца»?

— … ….!!! Петрович, что хочешь, делай!!! Но в трюм они заглянуть не должны!!! Ты понял?!

— Понял. Значит, вариант «Варяг»? Вы даете санкцию?

— Хоть «Варяг», хоть «Аврора», хоть «Потемкин»!!! Что хочешь, делай!!!

— Все понял, выполняю.

Связь отключилась, и как раз на мостике появился второй помощник с бутылкой водки.

— Вот, принес!!!

— Молодец. Открывай и разливай. И запомни — мы с тобой были в дупель пьяные, поэтому никаких сигналов не видели и не слышали. А потом беги вниз и предупреди всех. Пусть оденутся потеплее, приготовят гидрокостюмы и не забудут документы. Лишнего барахла с собой не брать. У нас все же паника будет, как-никак. И чтобы каждый не меньше, чем по стакану водяры выдул!

После срочного принятия по двести граммов водки, второй помощник снова убежал вниз, а Леонид взял бинокль и начал рассматривать сторожевик через боковой иллюминатор. Так и есть, на палубе полно народу в спасательных жилетах. Готовят шлюпку к спуску, а палубные артустановки уже смотрят на «Туман». Если пальнут, мало не покажется…

С мостика сторожевика начинают стрелять из ракетницы в сторону «Тумана», надеясь привлечь внимание, поскольку на запрос по УКВ связи он отвечать не желает. Погодка все же не штиль, поэтому подходить вплотную к борту сторожевик не рискует, можно запросто дров наломать. Шлюпке на ходу тоже лучше не подходить, поэтому у пограничников задача — кровь из носу, но заставить «Туман» сбросить ход до минимального, или лечь в дрейф для принятия досмотровой группы. А группа уже готова, ждет на палубе…

Так, похоже, командиру сторожевика эта игра надоела. Стрельба из ракетницы прекращается, и носовая артустановка изрыгает пламя. Грохот прокатывается над морем, а впереди по курсу «Тумана» встает цепочка фонтанов от падающих снарядов. Это уже серьезнее. По внутренней трансляции команду вниз — всем приготовиться. Сторожевик дает еще одну очередь, уже перед самым форштевнем траулера. Никакого эффекта. Проходит пара минут, еще одна очередь с тем же результатом. «Туман», как «летучий голландец», идет, не меняя курса полным ходом. Все, игры закончены. Следующая очередь проходит по корме «Тумана». Пограничники хорошо видят, что на палубе никого нет, и бьют на поражение. Небольшие зенитные снаряды кромсают фальшборт и рвут на куски палубные механизмы. Часть снарядов приходится на обшивку борта, разрывая и уродуя металл. Рано… Вторая очередь проходит по корме, сметая с палубы огнем то, что уцелело после первой. А вот теперь пора!!!

Резким звуком взрывается звонок громкого боя. Шлюпочная тревога. Экипажу приготовиться к покиданию судна. Пока гремит сигнал тревоги, Леонид вызвал машинное отделение.

— Машина!!!

— Здесь машина!!!

— Вариант «Варяг»!

— Понял!

Вот и все… Старому труженику моря, траулеру «Туман» осталось недолго… Сейчас стармех со вторым и третьим механиком срочно проводят действия, ведущие к затоплению машинного отделения и смежных с ним отсеков. Это гарантированно отправит пароход в последнее плавание — на дно Охотского моря. Меры предприняты заранее, все работы по «модернизации» трубопроводов и клинкетов систем осушения и охлаждения сделаны еще во время последнего ремонта. Да так, что с первого взгляда и не поймешь. Ну, а инспектор Регистра — свой человек. Вполне может и «не заметить» при осмотре трубопроводов то, чего нет на схемах систем. Не за спасибо, конечно… Всякий труд должен быть оплачен. А труд инспектора Регистра — тем более. Но и результат налицо. Работает все оборудование? Работает! Ни и ладно. Получите регистровые документы…

«Туман» теряет ход, и на палубу выскакивает часть экипажа, усиленно изображая панику. Сторожевик больше не стреляет, а разворачивается, чтобы прикрыть от волны спускаемую шлюпку. Леонид смотрел в иллюминатор рубки и усмехался. Нет, служивые, не успеете! Это у вас только на учениях и парадах все красиво проходит. А сейчас — минут пять, как минимум, провозитесь. Покачивает-то нехило. Плюс пока сюда доберетесь. Да пока на палубу вскарабкаетесь. И встречать вас тут будет некому! А «Туман» максимум через двадцать минут должен быть под водой…

Вот и все… Леонид вздохнул, и пошел в каюту за документами и гидрокостюмом, прихватив судовой журнал и путевую карту. Записи там, естественно, липовые, но прокуратура устанет это доказывать без отсутствия вещественных доказательств в виде груза краба.

Пограничники наконец-то спустили шлюпку, и она рванулась к потерявшему ход траулеру, который уже развернуло бортом к волне. Бортовая качка сейчас ощутимая, поэтому забраться на палубу служивым будет не так-то просто. А на шлюпочной палубе «Тумана» уже полно народу. Спасательные плоты полетели за борт, и экипаж срочно покидает обреченное судно. Траулер значительно осел в воду, а на корме, куда попали снаряды, что-то горело. Черный дым стлался по ветру, придавая картине черты реальной катастрофы.

2
{"b":"240129","o":1}