ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А наш катер не пострадает?

— Не волнуйтесь, не пострадает. Там работают профессионалы. После выполнения акции катер вернется быстро. С его скоростью это не проблема. И когда настанет утро, здесь все будет тихо и спокойно. Никакого «Салема» мы не видели, и что там далеко бабахнуло, сами бы хотели узнать.

Вскоре промысловая палуба «Тезея» опустела. Все трофеи убрали с глаз долой, свои «скифы» оставили на палубе в готовности к спуску, люди разошлись по каютам. Леонид снова поднялся на мостик и стал наблюдать за «Салемом». Уже сменилась вахта, и вот наконец, когда между «Салемом» и «Тезеем» дистанция увеличилась до десяти миль, в том направлении сверкнула вспышка, и вскоре донесся рокот взрыва. Сигнал на радаре очень быстро исчез. Задолго до этого исчез также сигнал радиомаяка. Очевидно, экипаж катера выключил его и забрал с собой. Не пропадать же добру, в самом деле…

Ярко сияли звезды, и луна прочертила светящуюся дорожку до самого горизонта. Над Гвинейским заливом снова разлилась удивительная тишина…

Глава 5

Переговоры на высшем уровне, или за базар надо отвечать

Утро следующего дня не принесло никаких новостей. «Тезей» все также лежал в дрейфе, вдалеке проходили суда, но к нему никто не приближался. Расстояние до берега превышало шестьдесят миль, поэтому наглых «наездов» со стороны нигерийской береговой охраны, если таковые будут иметь место, можно не опасаться. По опыту Леонид знал, что негры храбрые только тогда, когда знают, что не получат реального сопротивления. И если все это — проделки начальников местного масштаба, то и наезды будут соответствующего уровня. «Салем» — яркий тому пример. А как только дело дойдет до боссов, если уже не дошло, то там быстро полетят головы. В том, что касалось упущенной выгоды, нигерийские власти были беспощадны к «нарушителям трудовой дисциплины». Карпов и бойцы еще отсыпались после ночной операции. Провозились неожиданно долго, так как посовещавшись с Березиным, решили прихватить с «Салема» часть боеприпасов. Зачем — Леонид спрашивать не стал. Поэтому, взорвав «Салем», катер вернулся порядком нагруженный ящиками со снарядами. Перегрузка такого груза требовала очень бережного обращения, поэтому заняла гораздо дольше времени, чем выгрузка предыдущих трофеев. Четырех пленных негров «разговорили» очень быстро, но за исключением мистера Тилы это были рядовые пираты, которые практически ничего не знали. Мистер Тила тоже знал немногим больше. Карпов предугадал довольно точно тактику действий противника. «Тезей» должны были атаковать шесть «скифов», два из которых представляли из себя брандеры с тремя сотнями килограммов взрывчатки каждый, а четыре других должны были отвлечь на себя внимание «Тезея», атаковав с носовых курсовых углов, в мертвой зоне стрельбы для БМП. Весь расчет делался на внезапность нападения и на самоуспокоенность экипажа «Тезея». Поэтому ворвавшиеся на борт «Салема» белые абордажники в бронежилетах и с оружием стали для всех полной неожиданностью. Никто толком не сумел оказать сопротивления, хотя на «Салеме» была довольно большая группа — пятьдесят три человека вместе с экипажем. Сначала пираты даже восприняли это за атаку французского военного корабля, патрулирующего Гвинейский залив, и особо не волновались. Так как хорошо знали, что французская законность и политкорректность не позволит нападавшим сделать ничего серьезного. Так, изъять оружие, может быть задержать на какое-то время, но не более того. Ведь факта пиратства нет! А наличие оружия на борту — этого маловато для обвинения в пиратстве по французским законам. Когда истина открылась, было уже поздно. Хоть некоторые пираты и попытались оказать сопротивление, но абордажная команда «Тезея» уничтожила почти всех, забрав с собой только четверых, хорошо знающих английский. «Исповедовавшись» во всех грехах, пираты быстро отправились в гости к Нептуну. Карпов при этом пошутил, что раньше пиратов вешали, но реи «Тезея» на такой вес на рассчитаны. Если вешать, то разве что на стреле крана. Она больше двадцати тонн выдерживает.

Леонид ходил по рубке, глядя по сторонам, совершая обязательный утренний моцион, как его побеспокоил Березин. Он, в отличие от остальных, не спал, а с самого утра «висел» на спутниковом телефоне. И видно дело сдвинулось с места, так как пригласил Леонида к себе в каюту.

— Леонид Петрович, я с самого утра начал доставать звонками всех, кого надо, и кое что все же выяснил. Мои предположения оказались верны — это самодеятельность людей далеко не из верхнего эшелона руководства. Скоро должны прибыть представители нигерийской стороны и уладить все вопросы. Сейчас там принимают меры, но проблема в том, что тех орудий, на которые мы рассчитывали, у них просто нет. Как оказалось, они надеялись втюхать нам этот металлолом, а высшее руководство просто не проконтролировало действия своих излишне деловых подчиненных. Они извиняются и предлагают в качестве замены два других орудия большего калибра. Орудия не новые, но негры клянутся, что их состояние вполне удовлетворительное.

— Что же там такое?

— Старые морские четырехдюймовки. Где негры их достали, не знаю. Видно, как запахло жареным, извернулись и все же где-то нашли. И боеприпасы для них есть. Вот я и спрашиваю — сможем мы установить эти орудия?

— Даже не знаю… Грузовые стрелы-то выдержат, но вот выдержит ли палуба при выстреле?

— Палуба выдержит, ее серьезно укрепили в Николаеве. И фундаменты сделаны с запасом прочности, с возможностью установки более тяжелых орудий. Как в воду глядел, когда настоял на этом. Вопрос в другом. Сможем ли мы сами установить эти орудия без помощи завода? Поскольку, придется кое-что переделывать.

— Пусть сбросят чертежи по интернету, поговорю с механиками. Пока что-то гарантировать не могу.

— Что ж, разумно. Сейчас я их озадачу.

— Кстати, Владимир Евгеньевич. Извините, если лезу не в свое дело, но когда мы нашу установку испытаем? Этой ночью, вроде бы, ситуация была подходящая.

— Не волнуйтесь, Леонид Петрович, обязательно испытаем, но всему свое время. Этой ночью нам обязательно надо было взять «языка», и желательно не одного. А после воздействия нашей установки «языки» из негров были бы уже никакие. Кстати, у меня тоже вопрос. Мой помощник из скороспелых суперинтендантов вас не достает?

— Нет, ведет себя тихо. Как будто ничего и не было.

— Его счастье. А то, я бы его сейчас с оказией в Лагос отправил…

Неизвестно, на какие рычаги надавил Березин, но очевидно ночное происшествие вызвало сильный резонанс. Когда серьезного делового партнера какие-то шестерки хотят нагло кинуть в обход своего босса, а когда не получилось — просто ликвидировать, за такое можно огрести очень большие неприятности. Войну, конечно, никто не начнет, это никому не выгодно, но вот вероятность лишиться постоянного источника финансирования близка к ста процентам. Поэтому вскоре на горизонте появилась небольшая быстроходная цель, идущая в сторону «Тезея». Вахтенные предупредили о появлении визитеров, и Леонид с Березиным, срочно вызванные на мостик, смотрели в бинокли на быстро приближающийся катер военного типа. Леонида все же грызли сомнения.

— Владимир Евгеньевич, а в ниггерах снова дурь не взыграет? Может, им пострелять захотелось? Ответить за «Салем»?

— Так вот они сейчас и отвечают, Леонид Петрович. Как говорят в некоторых кругах? За базар отвечать надо! Влетели они на очень хорошие деньги. Я узнавал — орудия, какие они предлагают нам взамен того металлолома, что пытались подсунуть, стоят гораздо дороже. И никто им разницу платить не будет. А терять деловые контакты с нами они не хотят ни при каких обстоятельствах. Поэтому и извернулись так быстро, поставили на уши всю Нигерию и окрестности, но нашли достойную замену товару. Через два — три дня орудия должны быть здесь. А сегодня просто встреча с боссом. Лично хочет извиниться и уладить это недоразумение. Вот чем иногда заканчивается попытка кидалова.

18
{"b":"240129","o":1}