ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леонид поздоровался было по-английски и произнес традиционное «добро пожаловать на борт», как один из гостей улыбнулся и ответил на чистом русском.

— Здравствуйте, Леонид Петрович. Мы — экипаж катера. Я — Николай, а это мои коллеги Петр и Владислав. Владимир Евгеньевич в курсе.

— Да, я знаю. Ну что, ребята, с прибытием! Располагайтесь.

Старпом ушел с вновь прибывшими расселить их по каютам, а Леонид задумался. На туристов эта троица походила меньше всего. Значит, здесь собирается команда профессионалов… Ну-ну…

Когда старпом закончил «расселение» и вернулся на мостик, Леонид не удержался от вопроса.

— Георгий Петрович, ну как гости?

— Голливудские боевики про «морских котиков» смотрели, Леонид Петрович? По-моему, как раз наш случай…

Спустившись на палубу, Леонид внимательно осмотрел катер. Да-а, сразу видно, что это машина не для увеселительных прогулок. Комфорта минимум, никакой дорогой отделки. Дизель большой мощности, объемистые баки для топлива. Корпус с глубоким развалом бортов, дающий возможность иметь хорошую скорость при умеренном волнении. Имеется запасной подвесной мотор на транце, в обычном режиме не работающий. В рубке небольшой, но довольно серьезный радар и гирокомпас яхтенного типа. Даже авторулевой есть. Две мощных УКВ-радиостанции, два приемоиндикатора GPS, компьютер с электронной картой, переносные радиостанции. Настоящим архаизмом выглядит среди всего этого «хай-тека» большой судовой магнитный компас. Именно стандартный судовой, а не небольшой яхтенный. И две сварных турели — одна в носовой части, выходит через люк и может в него убираться, а вторая в корме, тоже съемная. Явно предназначены для установки тяжелых пулеметов. А судя по свободному объему внутри корпуса, сюда можно напихать еще очень много всякого стреляющего железа. Вместе с теми, кто из этого железа будет стрелять. Да уж, ребята подготовились серьезно…

Вернувшись в каюту, Леонид попытался проанализировать все, что ему известно. Если до разговора с Березиным можно было списывать непонятки на случайности, то теперь случайности переросли в закономерность. Экипаж катера и сам катер убедили его окончательно — статус сторожевого судна-базы «Тезей» имеет чисто номинально. Но вот до рейдера уровня «Вольфа» явно не дотягивает, и в случае серьезного боя с большими силами пиратов, задавшихся целью его уничтожить и применяющих что-то посерьезнее автоматов, пулеметов и «скифов», ему придется жарко. И обещанные два орудия до уровня «Вольфа» его все равно не поднимут. Правда, еще неясно, — какие именно орудия? Возможно, хлам полувековой давности, завалявшийся на складе? И снаряды к этому хламу соответствующие? Современную башню с автоматической пушкой, нашпигованную электроникой, на «Тезей» не воткнешь, это серьезная работа в условиях завода. Тогда что? Если судить по подготовленным фундаментам в носовой части палубы, — что-то древнее, с ручным наведением и ручной подачей снарядов. Вроде того, что ставили на транспортах во время второй мировой войны. Когда стрельба велась прямой наводкой для защиты от подводных лодок и самолетов, и надо было даже не уничтожить, а хотя бы отогнать противника, большего от тех орудий и не требовали. Что же кроется за всем этим?

Глава 4

К чему приводит экономия, или бизнес по-африкански

Солнце нещадно палило над головой, проходя почти в зените, поскольку экватор был недалеко. Вокруг до самого горизонта расстилалась голубая гладь Гвинейского залива, только слегка потревоженная небольшой зыбью. Одно из самых спокойных мест в Атлантике. Но только в отношении погоды. Во всем остальном — здесь кипят такие нешуточные страсти, что те, кто идут мимо и не заходят в порты Гвинейского залива, стараются обойти его на большом расстоянии. «Тезей» лежал в дрейфе, слегка покачиваясь на зыби, в гордом одиночестве. Океан вокруг был пустынен. Только иногда кое-где рыба плеснет хвостом, да треугольный плавник акулы время от времени приподнимется над водой. На палубе тоже никого, жара загнала всех внутрь надстройки, в спасительную прохладу кондиционера.

Леонид стоял в рубке и оглядывал обстановку вокруг с помощью радара. Что ни говори, а радары установили хорошие, из последних дорогих моделей. До берега почти пятьдесят миль, но все равно четко рисует картинку. «Тезей» уже двое суток лежит в дрейфе в условленной точке, иногда подрабатывая машиной, чтобы не удаляться далеко. По информации Березина, еще вчера должны были доставить орудия со снарядами, но что-то негры не торопятся. Место выбрано в стороне от расположения нефтяных платформ и районов ожидания судов во избежание лишних свидетелей. Суда обычно уходят еще дальше от берега, чтобы уменьшить риск пиратского нападения, но Березин приказал ждать именно здесь. Ладно, как пел Владимир Высоцкий, — «жираф большой, ему видней». Тем более, после выхода с рейда Лас-Пальмаса наконец-то распаковали то, что лежало в бывшем рыбцехе, превращенном в трюм. И у Леонида появились сомнения относительно невозможности организации военного переворота в одной из близлежащих африканских стран силами «Тезея». Помимо старых и хорошо знакомых ему автоматов АКМС на свет божий извлекалось что-то вообще невиданное. Знающие люди объяснили, что здесь присутствуют пулеметы КОРД калибра 12,7 миллиметра, пулеметы ПКМ калибра 7,62 миллиметра, снайперские винтовки СВД и «Винторез» (правда, в небольшом количестве), пистолеты СР-1М «Гюрза» для пробивания бронежилетов, а также приборы ночного видения, ночные прицелы, радиостанции, бронежилеты, каски, боеприпасы разных видов и прочая и прочая и прочая. От всего этого стреляюще-взрывающегося изобилия у Леонида голова пошла кругом. В принципе, состав вооружения был ясен. Не ясен был только один момент — зачем здесь пистолеты «Гюрза» и снайперские винтовки «Винторез»? Оружие спецподразделений. Что, пиратские суда-базы на абордаж брать? Так не лучше ли утопить их огнем артиллерии (которую, правда, еще не получили)? Да и не слышал он, чтобы пираты ходили «на дело» в бронежилетах. Штука тяжелая, под воду утянет сразу. И зачем бесшумные «Винторезы», когда старая снайперка СВД бьет гораздо дальше? Правда, делает это с большим шумом. Также прояснилось назначение бочек с бензином, погруженных в Николаеве. В трюме оказались надувные лодки вроде «скифов» с подвесными моторами. Неужели, крупного мореходного катера с его тридцатью узлами и двумя КОРДами мало?!

Среди военизированной части экипажа сразу же после выхода из Дарданелл произошло деление по специализации. Появились «канониры», как стали называть тех, кому предстояло работать на БМП и палубных орудиях, пулеметчики КОРДов, установленных на «Тезее», а также «абордажники», то есть оперативные группы с легким стрелковым оружием. А после бункеровки и получения продуктов и воды в Лас-Пальмасе наконец-то вскрыли свои «закрома» с «грузом». Как оказалось, БМП — не старый хлам со свалки. Да, машины были выпущены в конце восьмидесятых годов, как раз перед развалом страны, но прошли капитальный ремонт с модернизацией всего оборудования. На машинах стояли новые орудия и пулеметы с какими-то навороченными прицелами и приборами последнего поколения, позволяющие вести точную стрельбу как днем, так и ночью. После ухода с рейда Лас-Пальмаса две БМП заняли свои штатные места — позади труб на корме, недалеко от фальшборта. Рымы для крепления были приварены еще в Николаеве, поэтому с крепежом проблем не возникло. Одновременно подали кабели с электропитанием от судовой сети, дабы не гонять впустую двигатели машин и не разряжать аккумуляторы. В положении по походному они по прежнему стояли в зачехленном виде, чтобы не привлекать внимания, но чехлы были сделаны разрезными и в случае необходимости можно было быстро обнажить башни с орудиями и открыть огонь. Провели даже учебные стрельбы БМП по пустым бочкам, выброшенным за борт, когда вокруг никого не было. Сразу стало ясно — «канониры» дело знают. Не смотря на небольшую зыбь и качку, все бочки поражались быстро. Как днем, так и ночью. Правда, бочки были неподвижны, но «канониры» заверили, что и быстроходный «скиф» поразят ничуть не хуже. Третья, а вернее первая БМП так и осталась стоять возле надстройки, скрытая от посторонних глаз. Березин с Карповым и Прохоровым тестировали на ней аппаратуру связи, но в стрельбах машина участия не принимала. Опробовали также катер на воде, тренируясь быстро его спускать и поднимать обратно. Учебные тревоги устраивались каждый день. Экипаж сначала хоть и ворчал, но Леонид и Березин были непреклонны — они идут не в круиз по тропическим морям. И от слаженной работы всего экипажа зависят, в конечном итоге, их собственные жизни. В общем, в воды Гвинейского залива «Тезей» пришел практически готовым к выполнению своей задачи, как guard vessel.

14
{"b":"240129","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца