ЛитМир - Электронная Библиотека

На юноше не было дорогих одежд, фибул или других знаков рода - тоже не было, но Эмиль всё же поклонился ему как равному. Ибо только равный мог посметь сесть за стол рядом с герцогом и графом.

- Милорд, имею ли я честь узнать…

Юноша улыбнулся - спокойно и уверенно.

- Я не “милорд”, граф де Лири, титула у меня нет, - огорошил он Эмиля. - Но я прошу прощения за свою неучтивость. Я знаю ваше имя, вы моё - нет. Меня зовут Сильвен.

Юный граф в немом изумлении повернулся к лорду Аристиду.

- Дражайший племянник, - промурлыкал Аристид. - Нашему гостю не нужен титул. Он, - герцог сделал эффектную паузу. - Метаморф!

Эмиль отшатнулся. Рука сама потянулась к распятью.

- Дядя… как вы… он же… он…

Юноша-метаморф улыбнулся и спокойно пригубил вино.

- Эмиль, дорогой, успокойся! - шагнул к графу дядя. - Не нужно…

- Но он..! - вместо распятья Эмиль схватился за меч.

- Господин граф, просто, чтобы вы не удивлялись, я способен заставить вас заколоться этим вашим прекрасным фамильным клинком. И очень легко, - делая глоток, спокойно сообщил метаморф.

Эмиль отчаянно покраснел, а подоспевший герцог вырвал у него клинок.

- Мальчишка! Как ты смеешь - он гость в моём доме!

- Как и я, - выдохнул Эмиль, - и я это отлично помню! Но дядя, он же… это же слуга дьявола, богомерзкий, чёрный…

- Тише, мальчик, тише, - положив руки Эмилю на плечи, зашептал Аристид. Колдун тем временем, мечтательно улыбаясь, потягивал дорогое герцогское вино. - Вспомни, что мы хотим сделать?

- Убить короля, - шепнул Эмиль. О таких вещах можно было говорить только шёпотом - особа даже такого короля была священна, а его убийство - грех, как и убийство любого другого.

- Да, но его защищает дьявол, - продолжал Аристид. - А подобное, племянник, лечат подобным.

Эмиль задохнулся, начиная понимать, что дядя снова прав.

- И как он нам поможет?

Метаморф переглянулся с герцогом и, подняв бровь, произнёс:

- Для начала я похищу королеву Катрин.

- Но её охраняют…

- Я знаю, кто её охраняет, юный граф, - перебил его метаморф, на глазах превращаясь в короля Эдварда.

Эмиль снова потянулся к ножнам, сейчас - пустым, рука дяди на его плече судорожно сжалась.

- И я очень сомневаюсь, что это будет сложно, - звучным голосом короля закончил колдун.

***

- Но у короля тоже есть метаморф!

- Он молод, - ничуть не смутившись, заметил колдун. - И неопытен. К тому же он сопровождает королеву не везде и не всегда.

- Да, - подхватил Эмиль, - но дворец наверняка тоже охраняется его чарами…

- Как я уже сказал, - со вздохом перебил метаморф, - королевский колдун молод и неопытен. А королева отнюдь не всё время сидит во дворце.

- Как? - ахнул Эмиль, глянув на дядю, но тот тоже выглядел удивлённым.

- Сильвен, с тех пор, как королева приехала в Азвонию, из столицы она никуда не выезжала, а в последний год и дворец не покидала.

- Это вам так кажется, - улыбнулся колдун. - Есть… места, о которых вы, люди, не знаете.

- Ну, поведай нам, - вскинулся Эмиль, но колдун молча покачал головой.

- Я принесу королеву, - он задумался, - в полночь, после Жирного Вторника. За ней нужно будет следить.

- За королевой? - хмыкнул Эмиль, в представлении которого сразу появилась беспомощная, умоляющая о пощаде девушка… девица, она же чернявка.

- Зря вы, юноша, - протянул колдун, - эта девочка весьма… шустрая. Пока я буду во дворце, я должен быть уверен, что она не сбежит. Я могу быть уверен? - колдун повернулся к лорду Аристиду.

Герцог глянул на Эмиля.

- Племянник, боюсь, тюремщиком придётся быть тебе. Моё отсутствие вызовет вопросы.

- Вопросы? - мотнул головой Эмиль. - Почему просто не заставить короля приехать сюда за этой безродной шлюхой?

- Он не приедет сам. Он пришлёт сюда Проклятых. И колдуна, - отозвался метаморф. - Нет, намного лучше сделать так, чтобы Его Величество ни о чём не подозревал… и выпил яд, поданный рукой любимой, - закончил он уже женским голосом.

Эмиль снова вынужден был признать, что план герцога Аристида - а это наверняка его план - верен.

- Да, дядя, - старательно игнорируя колдуна, вздохнул он. - Конечно, я сделаю, что нужно.

- Вот и отлично, - улыбнулся герцог. - Я ничуть в тебе не сомневался. А теперь иди, племянник, обрадуй леди графиню. Только не говори ей всего, - и бросил красноречивый взгляд на колдуна.

Эмиль снова вспыхнул и, высокомерно вздёрнув подбородок, скрылся за дверью.

- Ягнёнок, - вздохнул колдун, глянув ему вслед. - Агнец Божий. Вам самому его не жаль, герцог?

Аристид, схватив бокал, молча отвернулся к окну.

Метаморф усмехнулся, но тоже промолчал.

***

- In taberna quando sumus…

- Ка-а-а-ать?

- Чего? - постукивая пальцами по столешнице, буркнула я. - Non curamus quid sit humus…

- Кать, это же латынь? - подняла бровь Таня.

Я оглядела зал в поисках официанта. Ну где эта черепаха шляется, я есть хочу!

- Ну да… Sed ad ludum properamus, cui semper insudamus.

- Эдмунд любит латынь? - невинно поинтересовалась подруга.

- Обожает, - фыркнула я, вспомнив недавний визит посла Святого Престола. Меня битый час мариновали лекцией про какую-то книжку, которую обязательно надо прочесть, и она, естественно, написана на латыни. Я вообще за эти годы на латыни, как на родном русском общаться могу. Недавно в универе сказанула в шутку - на одногруппниц хотела впечатление произвести, а мимо завкафедры романских языков проходила. Довыпендривалась - отправили меня всем, хм, деканатом на какой-то семинар. И ещё на конференцию “третьей лишней” включить грозятся, нелюди! А у меня, между прочим, приём альбионской королевы, и фиг я Эда одного с Джоан оставлю!

- Он такой умный, - мечтательно протянула Таня, глянув на моё кольцо. - Везёт тебе, Катька.

- Да зашибись, - буркнула я, тоже глянув на кольцо. Дома, в смысле, в Азвонии я ношу настоящее обручальное кольцо. Ну, массивный такой перстень с брильянтами, дорогой искусной чеканкой, украшенный сапфирами и вензелем Эда. Ну разве что не печатка. А когда в Москве, одеваю тоненькое золотое, усыпанное алмазами. Вот, забыла как-то кольца переодеть и явилась к родителям в гости. Мама мгновенно заметила, запричитала, что муж меня, наверно, обижает, вот, уже развестись хотите, Катя даже кольцо сняла, а этот перстень откуда, что, другой ухажёр подарил, всё, дочка по рукам пошла… Еле успокоила.

- Девушки, - невежливо ворвался в мои мысли припозднившийся официант. - Ваш заказ. Приятного аппети… - и уставился на меня.

- Эй? - Таня помахала рукой у него перед лицом. - Всё в порядке? Что, Кать, снова где-то на Ютюбе засветилась?

Я застонала. Как-то раз меня засняли садящейся в дорогой тонированный Мерседес - и это я просто домой ехала. Тут же, словно сговорившись, понабежали репортёры. Потом они осадили мою квартиру… точнее, мой пентхаус, а я дождалась звонка от “свёкра”. Забавный мужик оказался, тоже всё спрашивал, когда внуки пойдут. Я ему в трубку сказала, когда. На хорошем французском матерном сказала. После этого смешки кончились и меня попросили - вежливо - вести себя как, хм, местная золотая молодёжь. На тусовочку сходить, в Ламборджини белой проехать, чего просто так стоит? В общем, не выделяться, не прятаться и давать пищу для размышлений прессе, только не очень эпатажно. “Папочка” Эда, видите ли, решил в политику податься, ему заморская жена “младшего сына” выгодна оказалась. В общем, подыграй, Кать, а мы тебе ещё заплатим, сделаешь родителям подарок. “Свёкр” оказался убедителен, но за “свечение” в прессе, периодическое, я расплачивалась скандалами, тоже периодическими, от мамы и весьма периодическим бойкотом в универе - “звездит стерва”. И если от одногруппниц ещё можно было откупиться туфлями от Маноло Бьянко или сумками из последней коллекции Прадо, то от мамы - ни фига…

Официант, наконец, отмер.

- А вы… тут, в ин. язе учитесь? - с деланым равнодушием спросил он.

2
{"b":"235741","o":1}