ЛитМир - Электронная Библиотека

Я попытался сесть, но руки подламывались и не держали тело. После нескольких попыток я смог вытереть глаза рукавом робы и кое-как сесть на колени, опираясь на обе руки. Лоскер стоял перед своим креслом и внимательно смотрел на меня. Подняв глаза, я неожиданно понял, что несмотря на боль во всем теле, пылаю яростью и готов броситься на него с голыми руками.

— Ты, видимо, не внял моим словам, раз все еще смеешь смотреть на меня таким взглядом, — прошипел Лоскер. — Сразу скажу тебе, что все твои попытки убить меня будут бесполезны. Видишь это кольцо? О, я смотрю, ты узнал его. Ну так вот, это кольцо от твоего ошейника, который изготовили эльфы, а они большие умельцы в части всяких магических штучек. Так вот, это кольцо, в отличие от изготовленных людьми, можно настроить так, что ты не сможешь приблизиться ко мне ближе чем на пять шагов. Именно поэтому я стою так далеко, ведь стоит мне подойти и ошейник не остановится, пока я не отойду или пока ты не умрешь.

Лоскер расплылся в улыбке, а я еле сдержался, чтобы не попытаться прыгнуть на него. Хотя вряд ли я в таком состоянии на непослушных ногах смогу даже подойти к нему.

— Так вот, Недомерок, я предоставлю тебе шанс показать, что ты все понял и впредь будешь послушным рабом. Тебе всего-то и надо правильно попросить меня не подходить к тебе. Если ты понял, что от тебя требуется, то начинай. В противном случае я буду за каждую твою ошибку подходить на один шаг, и с каждым шагом тебе будет больнее, а когда моя нога коснется тебя, ты умрешь.

Гад! Падла! Ублюдок! Он ведь не просто меня мучает, он хочет сломать меня! Придется изображать послушание и сказать то, что он хочет, а иначе он просто убьет меня.

— Господин… прошу вас… не подходите, — я не узнал свой голос, такой он был слабый.

Лоскер осклабился и сделал шаг вперед. Меня сразу же скрутило, но в отличие от предыдущего раза не так сильно, так что я даже смог через силу пару раз дернуть ногами, поворачиваясь лицом к этой падле.

— Ты, я вижу, совсем непонятливый! Я тебе не господин! Это вот они могут называть меня господином, потому что они свободные люди! — Лоскер указал в сторону охранника и Шуфара, на лице которого застыло явное неодобрение методов нанимателя. — А ты никто! Вещь! И обращаться ко мне должен, как вещь к своему владельцу!

— Господин… прошу вас… — остаток моей фразы прервался, когда этот гад сделал еще один шаг ко мне и боль скачком усилилась.

— Я тебе не господин! Я твой ХОЗЯИН! Так что изволь обращаться ко мне правильно, раб!

— Гос… ин, — я попытался сказать хоть что-нибудь, но вместо слов услышал какой-то хрип и понял, что еще один шаг этого ублюдка я не переживу, так как после него язык уже не будет слушаться меня. — Хосссяяин…

— О, наконец-то! — обрадовался Лоскер, занесший ногу для следующего шага. — Ты что-то сказал, раб?! Я тебя не слышу. Повтори погромче! Или мне подойти поближе, чтобы услышать тебя?!

— Хосссяяин! — прошипел как мог громче я, пока мое тело били судороги.

Лоскер склонил голову набок, как будто прислушивался к чему-то, и сделал шаг назад.

— Ну-ка повтори погромче.

— Хозяин… прошу вас… — уже более внятно вырвалось из моего рта, как только боль немного ослабла. — Не подходите.

— Молодец! Все-таки я был прав и в тебе что-то есть. Не зря я платил такие деньги за твое мелкое тело. А теперь повтори еще раз и погромче! — Лоскер улыбнулся и опустился в кресло.

— Хозяин, — я с трудом поднялся и сел, — прошу вас, не подходите ко мне больше.

Сегодня я впервые в жизни назвал кого-то своим хозяином, но это не значит, что я сломался. Иногда, чтобы отомстить, требуется выжить! И я готов притворяться покорным рабом, если это позволит мне выжить и отомстить!

ГЛАВА 8

Я свято верил в истину одну:
Лучше быть дважды мертвым, чем истлеть в плену.
Я убивал, чтоб жить и снова бить.
Игры мужчин с войною трудно запретить.

Денис

Ворота открылись, в лицо ударил свет солнца, и я невольно заслонился щитом. Получив сзади небольшой тычок тупым концом копья, я сделал шаг и вышел на арену. Народ, сидящий на трибунах, замолк, а через пять секунд раздались первые негодующие крики и в мою сторону понеслись огрызки, куски овощей и даже обглоданные кости. Сразу видно, что такой мелкий я не впечатлил толпу. Интересно, кто же будет мне противостоять? Надеюсь, не какой-нибудь местный чемпион, а то попаду на кладбище раньше времени. Хотя о чем это я, ведь рабам не положено кладбище. Помнится, в древнем Риме погибших гладиаторов просто резали на куски и спускали в канализацию. Хорошо, что городок здесь маленький и местные постройкой канализации не озаботились — закопают где-нибудь на окраине и все.

Местная квадратная арена с высокими стенами под пяток метров и четырьмя воротами по периметру, оказалась не такой уж и большой, чуть больше двора в поместье Лоскера, в котором тренировались бойцы, и я в том числе. Трибуны правда возвышаются аж на десять рядов, вот только заняты по большей части небогатыми горожанами. Все местные аристократы, которых тут зовут эльсирами, заняли всего четверть трибун. Правда, места у них оборудованы не в пример лучше, чем у горожан, — вместо простых лавок удобные кресла, рядом стоят рабы и слуги, которые подносят яства и напитки, а сверху есть даже козырьки, прикрывающие от солнца. А вот и Лоскер в третьем ряду, а рядом раб, который в данный момент подливает ему вина. Слева сидит еще один аристократ и о чем-то спрашивает его, периодически поглядывая в мою сторону.

В противоположном конце арены открылись ворота, и оттуда вышел мой противник, которого зрители сразу же поддержали одобрительным гулом. Ну что тут скажешь, выглядит он намного внушительнее меня. Ростом два с лишним метра, весь накачанный, огроменный меч, который на Земле назвали бы двуручным, кажется игрушкой в его руках, большой прямоугольный щит и даже есть наплечник с левой стороны, а также поножи и шлем. Одежды, как и на мне, почти нет, только набедренная повязка и сандалии. В отличие от гиганта, у меня доспехов нет, только пояс с широкой бляхой из железа, из-за которого меня полчаса мурыжил местный маннас, ответственный за проверку бойцов. Еще бы, он ведь сразу почуял, что бляха не простая, но узнав ее предназначение, удивленно поцокал языком и пропустил меня на арену.

Белобрысый гигант, чем-то смахивающий на Гретуса, покрутился перед зрителями, потрясая в воздухе мечом, и лениво направился в мою сторону. Интересно, он из той же страны, что и Гретус? Хотя какая мне разница, главное выиграть в этом бою, ведь это мой первый выход на арену Эренсии.

Противник подошел и остановился в десятке шагов и удивленно воззрился на меня.

— Эй, ты откуда такой мелкий?! Гном, что ли?! Или мамашка в детстве для тебя сиську пожалела?! — дылда загоготал, довольный своей шуткой. Трибуны дружно поддержали его криками и советами, что надо сделать с таким мелким мною. Раздались предложения покормить меня грудью и тем, что пониже живота, а также подергать за уши для ускорения роста, так как волос на этом плешивом гноме нет.

— Каланча, тебе не говорили, что все блондины страдают отсутствием мозгов? Наверное, это у тебя наследственное и ты самый тупой из всего семейства? Хотя, скорее всего, твои родители тупее тебя, раз родили такого идиота и не придушили его на месте!

Дылде явно не понравился мой маленький спич. Когда до его маленького мозга дошло, что я сказал, раздался разъяренный рык, и эта туша рванула ко мне. Ну что же, мне же легче, раз блондинка, не думая головой, рвется в бой.

Выставив перед собой маленький круглый щит, я скорчил испуганную рожу и немного попятился назад. Гигант ускорил свой бег и за два шага до меня воздел меч в небо, приготовившись разрубить меня с одного раза. Ну да, так я и буду ждать, когда эта железяка упадет на мою голову.

22
{"b":"226500","o":1}