ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  Кельпи, эта подлая тварь, все таки призвала свою воду в виде хлыста! И она напала на моего Айриса сзади, воспользовавшись тем, что Пес полностью посвятил себя борьбе с ловким потомком наги. Он просто не успевал увернуться, а его магия льда слишком медлительна по сравнению с его.

  - Огонь! - закричала я изо всех сил, бросаясь к Айрису.

  И сама земля вспыхнула до небес. Пронзительный крик боли отрезвил меня, заставил вспомнитьотом, что именно на мне сейчас держалась защита всего нашего отряда. К счастью, что-то внутри меня не позволило мне полностью отпустить вожжи - защита осталась на месте, даже укрепилась. И никто не пострадал.

  Я облегченно перевела дух и принялась усмирять пламя, когда на меня обрушился мощный удар. Упав, я проскользила по раскаленной обуглившейся земле пару метров, прежде чем остановиться. Боль в спине и груди заставила меня стиснуть зубы и попрощаться с одним из щитов, которые я сама на себя натянула. Удар был физическим, поэтому я не осталась невредимой, но...

  - Маленьким девочкам не с-с-стоит вмеш-ш-шиватьс-с-ся в игры вз-с-срос-с-слых, - прошипел Наг, хватая меня за горло и поднимая над землей.

  Этот змееныш, он действительно был полукровкой, но с возможностью смены ипостаси! Анимаг! И теперь передо мной опасная половозрелая особь с торсом человека и пятиметровым змеиным хвостом вместо ног. И невероятным даром ментала! Он ломал мои щиты, которые я считала непоколебимыми! И он не церемонился.

  Господи, как же больно!

  ... Вокруг огонь.. мне страшно.. Слишком много огня! Я в доме и он сейчас рухнет! Я должна бежать! Спасться!

  - Нет! Не делай этого! Стой! Она ни в чем не виновата! - остановил меня женский крик.

  Этот голос... Мама? Но она же... я же...

  - А вот и ты, мерзкая тварь, - распахнулась передо мной дверь, явив отца. - Я удавлю тебя. Никто не посмеет сказать, что эта с*** Настька мне рога наставила с моим собственным братом. Вы обе сдохнете здесь в наказание за ваше преступление...

  Он держал меня за горло и душил одной рукой, крича мне это в лицо и угрожая огромным ножом, зажатым во второй лапище. Его слюна стекала по моему лицу, а я даже не могла ничего сказать, лишь молча пытаться отодрать его пальцы от себя. Почему? Я же не виновата! Я не выбирала себе родителей! Почему!!

  - Если бы ты не родилась, я бы и дальше жил с этой шалавой, растил бы сына! Зачем ты родилась?!

  - Я не хотела, - прохрипела я, вырываясь. -Отпусти... пожалуйста...

  - Нет! Ты свидетельство моего позора! И ты сгоришь здесь, вместе с той проституткой что родила тебя!!! А мы с Вовкой наконец заживем нормально, вздохнем с облегчением! Он тоже хочет, чтобы вы обе подохли...

  - Врешь! Он любит меня! И маму любит! - закричала я и... освободилась из его рук и выбила ноэ. - А ты монстр! Ты чудовище! Только ты и должен умереть в этом доме, тварь! Я больше не боюсь тебя!!!

  - Ош-ш-шибаешься, - прошипел мне в лицо папаша...

  - Пошел прочь из моих мозгов, - подхватила я его же оружие и всадила прямо в сердце...

  Прямо в сердце собственным страхам.

Глава 34. Новый поворот.

  22 яриля (мая) 5639 года от НЗ

  - Ты еще пожалеешь, что выжил, - мило улыбнулась я бывшему противнику, Нагу.

  - Уже жалею. На твою морду любоваться приходится, - огрызнулся этот тип, пытаясь отвернуться.

  Хотя не сильно поворочаешься если тебя насквозь проткнули. А что? Я не виновата, не фиг было в мои мозги лезть и пытаться пугать, стоя при этом так близко. Я - девушка непредсказуемая, как оказалось.

  Вчерашний бой закончился полной и безоговорочной победой наших. На мой счет было записано двое - дроу, который до сих пор сладко дрыхнет, пуская слюни в подушку в соседней палате и змееныш. Воткнув нож в своем кошмаре в сердце 'папаше', я воткнула отросшие на моей правой руке двадцатисантиметровые когти в грудь нагу. Слегка промахнулась мимо сердца, но ему и того хватило. Он рухнул к моим ногам, что порадовало бы в иной ситуации, но я рухнула следом. Этот гаденыш мне чуть шею не сломал, не говоря уже о том, что воздуха мне капитально не хватало, что и стало главной причиной непослушания моих милых ножек. Все мои мысли в тот момент сосредоточились на отчаянных попытках вернуть работоспособность горлу и протолкнуть через него хотя бы несколько порций кислорода. До остального мне и дела не было - я была твердо уверена в исходе боя и в то, что все идет по плану.

  Вот только Айрис не понял, что самой все в порядке, что я просто прилегла отдышаться и подождать окончания боя с чувством выполненного долга. Он разозлился. Сильно так разозлился - я, по сравнению с ним, в эльфийской столице была просто кротким и невинным ангелом. Келпи он одним движением высвобожденных хвостов превратил ледяную статую. До сих пор, кстати, не разморозили. Как и само поле битвы. А ведь всего за несколько мгновений до этого оно пылало! И после этого ударил некромант...

  Это была воистину эпическая битва, которая закончилась с нужным нам исходом, но все-таки плохо. Потому что Марис начал кричать, что ковенцы убили Хранителя, Айрис тряс меня как яблоню и приговаривал 'только не умирай', некромант хохотал как умалишенный, Лис стоял рядом с ректором и растерянно хлопал глазами, а декан-боевик возил лицом по льду сдавшегося лесного духа и кричал, что никто не смеет так издеваться на ним... Цирк да и только, хорошо никто не видел этого позора. Взрослые же люди!

  Медицинская помощь после этого потребовалась всем, кроме ректора. Поэтому он-то нас и доставил в госпиталь, где уже были наготове целительницы, однокашницы Кларисс. Там на растащили по палатам, оттащили от меня полубезумного Айриса, напичкали его успокоительным и приступили к пыткам. А как еще назвать это планомерное издевательство над ранеными? Меня обмазали какой-то коричневой гадостью в районе шеи, зеленой мерзостью обработали найденные царапины на руках и щеке (откуда они взялись - не помню), а потом еще чем-то холодненьким и приятненьким обработали спину, содранную чуть не до костей. А потом еще и фигню на шею надели, которая головой двигать не позволяет. Не знаю, что было с остальным, но я успела всласть поржал на Лисом, которому, оказывается, в бою помяли самое дорогое. Я даже знаю какая женщина это сделала. Так что в лазарете он, сняв блокирующее боль заклинание, позволившее ему сражаться не смотря на раны, с тоской смотрел в штаны, прикладывал компресс и бурчал что-то про то, что все беды от глупых баб в этом мире. Но даже похихикать всласть над неудачливым рыжим я не смогла - горло болело жутко. В довершении всех бед, меня разместили в той же палате, что и раненного мною анимага. Третьим стал Айрис. Все мы на момент расселения уже, а некоторые 'еще', были в отключке. Именно поэтому утро сегодняшнего дня вышло очень веселым.

  Я проснулась от злобного шипения своего противника. Вежливо попросила его заткнуться и дать поспать. Он меня невежливо послал и заявил, что как только все подзаживет - мы продолжим нашу схватку. Я предложила времени не терять и кинула в него попавшимся под руку ночным горшком. Пустым. К сожалению. Уворачивался он неловко - вскрылась рана, что впрочем не помешало ему швырнуть в меня свою капельницу. Я тоже увернулась, но у меня как-то нехорошо при том хрустнуло в шее. Пришли целительницы, отругали и наложили оцепенение на обоих. Пришлось ограничиваться устными выпадами, но через пру часов и это надоело.

  Подвижность ко мне вернулась лишь к полудню, когда я уже вся извелась. Просто за час до этого, спящий Айрис начал ворочаться и разговаривать. И фиг бы с этим, но он повторял всего три слова 'аша', 'зараза' и 'выпорю'. Как заезженная, раздражающая до чертиков пластинка. Поэтому, как только поняла, что в достаточной мере ощущаю собственные ноги, перешла к нему на лежанку, где снова с облегчением рухнула, причем частично на Пса. Немного поворчав, но не проснувшись, он обхватил меня своей лапищей и перестал бормотать, а я с наслаждением вдохнула его аромат. Ясное зимнее утро в лесу - вот чем пах мой Айрис.

66
{"b":"220647","o":1}