ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

  Лишь двое из прибывших были нормальными и честно беспокоились о девчонке с малышом - мужчина среднего возраста, друг детства отца бедных сирот и женщина, бывшая фрейлина матери, а ныне - гувернантка, прикинувшаяся фрейлиной новой опекунши. Свою новую нанимательницу она не переваривала, зато детей любила как родных. И собиралась бороться за них до конца.

  Пауза немного затянулась. Армандо, Милена и Дим бросали на меня обеспокоенные взгляды. Айрис и Лакрис придвинулись ближе и застыли в напряженных позах. И хоть мысли их я всегда старалась не читать, но все же уловила тот факт, что их звериное чутье вопило об опасности.

  - Мы обдумали ваши слова, - едва заметно качнула я головой и убрала с лица даже намек на улыбку. - Юная графиня просила у Нас защиты, которую Мы обещали. Мы не можем отказаться от своих слов. Но мы можем позволить двоим сопровождающим остаться рядом с детьми, дабы воспитать из них достойных вассалов вашего короля.

  Прибывшие заволновались - они не продумали такой вариант и не были к нему готовы. Мои тоже зароптали.

  - Наташка, не делай глупостей, - едва слышно зашипел на меня брат. - Отдай этих детей. Мы не готовы к войне.

  Он приказывал мне так, будто имел на это право. Да кто он такой? Он бросил меня после смерти родителей, отдал полусумасшедшей тетке, позволил забрать в детдом, а потом и вовсе определил в психушку, где меня чуть не убили. И кто ему дал право теперь мне указывать, что делать?

  - Он твой брат, - раздался в моей голове тихий голос Айриса. - Он любит тебя и пытается защитить.

  Какого...? Почему я его слышу??? Ладно, потом разберусь.

  - Мы видим, что вам трудно решить, кто останется рядом с детьми, - изобразила вежливый и понимающий оскал, но, кажется, не очень получилось. - Мы поможем выбрать. С детьми останетесь вы, миам, - указала я на хмурого друга отца малышей, а потом и на гувернантку,- и вы, амиама. Если мы не ошибаемся, то вам их судьба не безразлично. На этом аудиенция закончена.

  Очередная милая улыбка, и я царственной походкой направилась к выходу, замаскировав боль в спине и ногах под степенность. Дурацкий наряд, больше в жизни подобное не одену.

  - Да как ты смееш-ш-шь, пигалица, - кинулся за мной барон, но был остановлен очень недовольным Айрисом. Со своим Псом даже я иногда боюсь связываться, а уж на месте этого типа я бы и вовсе штаны обмочила. - Наш флот уничтожит деревеньку, перебьет всех жителей а тебя я лично...

  Он угрожал мне не смотря на то, что руки Айриса находились у него на плечах - слишком близко к шее. Его глаза были полны безумия, такого знакомого мне. Но я уже знаю, что безумие можно победить еще большим безумием.

  - Я отправлю весь ваш хваленый флот на дно одним движением руки, - мило улыбнулась я, и погладила барона по груди. - А потом подниму корабли, возьму своих оборотней и приду на ваши земли. Я разграблю все что мне понравится, а потом пробужу вулканы. И я буду смотреть, как вы все сгораете заживо, а тех, кто будет пытаться спастись, я буду топить.

  Я знала, что все кто это слышит, верят мне. От моего тихого, ласкового голоса мурашки шли даже у бывалых психиатров. Именно в психлечебнице я научилась быть безумной. Не играть, а именно быть. Но умение это надо применять осторожно- это как ходьба по леске над пропастью. Один неверный шаг и ты летишь в бездну, забываешь обо всем и снова подвергаешься пытке электрошоком.

  - Знаешь, - добила я его, потеребив пуговицу на камзоле. - Горелое человеческое мясо так вкусно пахнет.

  Лишь после этого я развернулась и стремительно вышла из зала. Мне хотелось поскорей попасть в свою комнату, чтобы смыть с себя всю эту гадость, что бы забыть.

  - Наташа!

  - Не сейчас!- осадил моего брата Айрис. - Ей плохо.

  Плохо - такое банальное слово. Оно не описывает даже частично того спектра ощущений, что я сейчас испытываю. Меня тошнит, я чувствую себя грязной, липкой от испарины и пыльной от мерзких воспоминаний, мне холодно и жарко одновременно. И мне очень страшно, потому что я опять чую запах того пожара.

  Неожиданно мир перевернулся - кто-то подхватил меня на руки, как обморочную невесту. Оглянувшись, я с удивлением опознала Айриса и тут же успокоилась. На его физиономии было написано непробиваемое спокойствие, а в красных глазах не было упреков и страха. Он смотрел на мен как на нормальную.

  - Не льсти себе, - вдруг усмехнулся он. - Ты нормальной никогда не была и вряд ли когда-нибудь станешь. Норма - это скучно. А ты нам с Лакрисом поскучать совсем не даешь. То охотятся на тебя, то на грани войны оказываешь. Я скоро весь седой с тобой стану.

  Такая добрая шутливая манера ему не свойственна. Либо он унижает насмешками, либо говорит серьезно. Но... Я благодарно уткнулась носом ему в шею, вдыхая запах морского ветра в жаркий летний полдень.

  -Ты и так уже седой,- буркнула я. - И нам с тобой надо серьезно поговорить.

Глава 19. Ухажеры

  26 азарма (апреля) 5639 года от НЗ

  И все-таки мы выехали. После крупного скандала с Димом. Оправившись после первой волны эйфории от встречи с, казалось бы, потерянным навсегда братом, я поняла, что он банально узурпирует мою власть. Случись это чуть раньше, я бы и возражать не стала, но теперь это мое - пусть либо ищет другую песочницу, либо играет по моим правилам. Именно это, в более вежливой и тактичной форме я ему высказала. Брат сначала был ошарашен, а потом начал ржать как сумасшедший. Мне было объявлено торжественно, что я - дура, а он благородный принц, пытающийся защитить свою единственную сестренку от жестокости мира. И если б у этой сестренки было больше одной извилины в мозгу, то она бы поняла, что мечта брата - не править, а поселиться в загородном доме и построить оранжерею, чтобы заниматься выведением новых видов растений. Я сначала подумала, что он шутит, а потом вспомнила его квартиру. Там была уйма растений. Целая прорва. Для меня они сливались в однородную массу с не четким подразделением на три категории - трава, цветочки и гадость.

  Спор закончился тем, что он мне клятвенно пообещал 'не отбирать игрушку', а я - подарила ему помещение под оранжерею и пообещала потом помочь с экспериментами. Но как только мы договорились об этом, он предупредил меня, что не потерпит моих обжиманий со всякими бобиками по углам. Я начала шипеть, что ни с кем не обжималась и собираюсь дальше продолжить эту традицию, но в комнате резко похолодало. У меня прям слюни во рту замерзать стали. Мы с Димом заткнулись и хмуро уставились на Айриса. Морда выглядела непрошибаемой, поэтому я попыталась уловить его настроение с помощью связей Хранителей. Именно по этой связи Пес подслушивал мои мысли и транслировал свои. Я пока этим не овладела, но поняла, что Айрис... обижен? С чего бы это? Я что-то не заметила в нем особой любви к себе и желания 'пообжиматься'? Оказалось, что он подумал, будто мне противно к нему прикасаться. Пришлось уверить его, что он ошибся. Даже погладила его, впервые заметив, что температура у Пса намного выше чем у меня. Зимой с таким в обнимку спать должно быть очень приятно. После озвучивания этой фразы Дим стал напоминать кипящую кастрюлю с позвякивающей крышкой. Да и Лакрис тоже завелся. Но сорвалась все-таки первой я и заявила, что отправляюсь к эльфам, а они могут продолжить разборки в своей чисто мужской компании.

  В итоге утром мы погрузились на корабль и отправились на Антатош, после трогательного прощания. Милену я попросила не сильно ссорится с Димом, брата заверила в том, что буду паинькой, а Саакила, нового (или правильнее сказать 'первого'?) градоначальника, уверила в том, что непременно скоро вернусь и не брошу их. И ни за что не поведу, оправдаю высокое доверие и прочее бла-бла-бла. Дим же дал какие-то наставления моим телохранителям, коротко обнял меня и погрозил Саакрелю кулаком, пообещав в случае чего надрать уши. Мне даже показалось, что именно обэтом он и мечтает, а я так, прикрытие.

37
{"b":"220647","o":1}