ЛитМир - Электронная Библиотека

Как давно Ярослав ушел, девушка не знала, поэтому надо было поторапливаться, чтобы успеть до его возвращения привести себя в порядок. Стянув эту ненавистную рубаху, она переоделась в свое второе платье. Темно-синее, из шелка, оно было довольно закрытым, но в то же время приятно холодило кожу. Рукава три четверти, длинная, с красивыми складками юбка, по подолу был нарисован замысловатый узор. С трудом расчесав спутанные волосы, Алиса заплела их в тугую косу. Умывшись и почистив зубы, она нанесла дневной крем на кожу и специально не стала краситься и закалывать волосы заколками. Рассматривая себя в маленькое зеркало, она осталась довольна, сама скромность и добродетель, пусть только попробует сказать, что она его соблазняет. Если теперь что и случится, то пусть этот мужлан винит не только ее. Выполоскав в озере свой белый сарафан, девушка вернулась во двор. Хозяина домика все еще не было, по солнцу она поняла, что время движется к десяти.

Есть хотелось ужасно, достав пачку печенья из рюкзака, она уселась на крыльце, подставив лицо солнцу и напевая одну из любимых песен, приступила к завтраку. Такой ее и застал Ярослав, когда вернулся.

В одной руке он нес связку из пяти больших рыбин, в другой холщовую сумку, видимо с рыболовными снастями. Верный Горыня забежал во двор, приветливо помахивая хвостом, и устроился на своем любимом месте, неподалеку от девушки. Алиса вся напряглась при появлении мужчины, не зная как себя вести. С суровым выражением лица он прошел мимо, даже не взглянув в ее сторону. Так, похоже, он выбрал тактику игнорирования, значит, роль взрослого придется принять на себя, ведь им придется жить тут вместе, какое-то время.

Через пару минут он вышел во двор, устроился неподалеку и начал чистить рыбу.

Девушка украдкой рассматривала его сквозь полуопущенные ресницы. «В одежде он выглядит менее волнующе», — отметила она про себя. Как будто почувствовав, Ярослав вскинул голову, и их взгляды встретились. На миг у нее перехватило дыхание, его волевое, загорелое лицо, притягивало взгляд, а глаза были такого необычного цвета, что напоминали две льдинки. Алиса подумала о том, что никогда в жизни не видела более выразительных глаз. Он посмотрел на нее, чуть прищурившись, в его глазах застыл вопрос. Девушка поняла, что бесцеремонно рассматривает его, вот уже несколько минут. Отступать было некуда, и, прокашлявшись, она заговорила:

— Я понимаю, что вчера поступила глупо, выйдя ночью, без разрешения и хотела бы извиниться, но только за это, — многозначительно уточнила она. Обсуждать вчерашнее происшествие в пруду ей не хотелось, и она поспешила сменить тему.

— И думаю это не повод игнорировать меня, ведь я согласилась помочь тебе и остаться тут, чтобы никто не узнал о домике. Я попыталась одеться подобающе вашим… хм, обычаям.

— Так ты не пыталась сбежать вчера?

— Я? Нет, мне просто нужно было кое-что проверить. Я хотела просто окунуться в воду, — Алиса потупилась, не зная как объяснить свой поступок Ярославу, не вдаваясь в подробности.

— Расскажи о себе, — неожиданно попросил он. — Я вчера чуть ли не всю свою родословную тебе рассказал, а про тебя так ничего и не знаю.

Алиса улыбнулась, радуясь, что он перестал злиться. Пока Ярослав чистил рыбу она, как могла, рассказывала «урезанную» историю своей жизни, опуская подробности про выпускной, а также рассказ о ее первой машине и попытках в школе создать свою музыкальную группу с друзьями. Зато она много рассказывала о родителях про их совместные путешествия, особенно много она рассказывала об отце, который всегда поддерживал все ее начинания. Про их гибель было рассказывать труднее всего. Ярослав понял ее чувства и коротко кивнув, перевел тему.

— Так сколько тебе лет, раз ты столько успела в жизни?

— Двадцать два, а тебе? — этот вопрос мучил ее вот уже второй день, но она все стеснялась спросить, да и не до этого было.

— Двадцать шесть лет, — он нахмурился. — А с кем ты жила после смерти родителей, с родней? — Алиса вовремя прикусила язык, вспомнив с кем разговаривает, едва не начав разговор о том, что она самостоятельная, совершеннолетняя женщина и няньки ей не нужны.

Кивнув, она перевела взгляд на приготовленный им обед. За время их болтовни Ярослав разделал и обжарил на огне рыбу, которая теперь лежала на деревянной тарелке и источала божественный аромат.

Устроившись на обед в доме, за большим деревянным столом, мужчина продолжил свои расспросы.

— Почему твоя родня не отдает тебя так долго замуж? Ты уже не молодая девица, у моей матери было двое детей в твоем возрасте.

— В тех местах, откуда я, девушки не выходят замуж так рано. — Только и смогла вымолвить она. Было обидно, что он считает ее старой, хоть и понимала, что в этом времени она давно засиделась в девках.

— Тебе вообще двадцать шесть, разве у тебя самого не должно быть жены и детей?!

— Так я помолвлен, — с усмешкой сказал он. Алиса, услышав это, чуть не подавилась.

— Сваты уже высланы, осенью планируют свадьбу. Ты права, я стар для женитьбы, первая невеста, которую выбрал мне отец, умерла от чахотки. Теперь моя нареченная — Ростислава, дочь половецкого хана. Этим браком отец хочет скрепить мир с половцами. Но я думаю, что это продлится недолго, — его лицо было абсолютно безмятежным, когда он рассказывал ей об этом.

Нет, конечно, она не собиралась влюбляться в него, заводить семью и растить детишек в этой хижине, но обида все равно шевельнулась в глубине души. «Вот так, Плетнёва, встретишь мужика, от которого коленки подгибаются, на чье обнаженное тело хочется смотреть часами, да и не только смотреть, а он уже почти женат. Что за невезуха?» — говорила себе Алиса, уже без всякого энтузиазма заканчивая обед. «И имя то у невесты какое-то дурацкое — Ростислава, как название подсолнечного масла», — фыркнула про себя девушка. Но решила не заострять на его невесте внимание.

— То есть, если возникнет необходимость, ты пойдешь против родни своей жены? — вырвалось у нее.

— Сейчас такое время, что брат идет на брата. Власть и земля, вот что ценится. И если отец решит идти войной на половцев, я буду в первых рядах, иначе, какой я после этого сын?

— А против брата ты бы тоже пошел?

— Нет, семья — святое. Мы с братом очень дружны, я бы не пошел против Владимира и за все золото мира.

То, с каким жаром он это говорил, вселило в Алису надежду, что в этом времени еще не все потерянно. Она, конечно, слышала о междоусобных войнах, но столкнуться с этим в реальности не хотелось.

Глава 7

Часам к трем по полудню, когда Алиса закончила помогать хозяину с домашними делами, ей стало скучно. Она не знала чем себя занять, и, заметив это, Ярослав предложил отвести ее к земляничной поляне, что находилась в лесу. Девушка с радостью согласилась, даже узнав, что путь туда не близкий. Дорога заняла около получаса, и все это время они весело болтали — Ярослав рассказывал ей о своем брате и младшей сестре Янке, о том, на какую дичь нужно охотиться в это время года и из каких пород дерева лучше делать луки. Разговор увлек Алису, и поэтому, когда они, наконец, достигли цели, у нее было хорошее настроение, которое стало еще лучше, когда она увидела, куда они пришли.

8
{"b":"220227","o":1}