ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ты тут делаешь? — девушка не смогла сдержать удивленный возглас, увидев мрачное лицо любимого.

— Поскакал за тобой, как только сообразил, что у тебя хватило ума бежать. Бейлик рассказал, что утром ты крутилась в конюшне, около повозок, остальное додумать было не сложно.

— Как чудесно, мне будет меньше мороки с убийством младшего княжича, — Игорь вновь рассмеялся своим «ледяным» смехом, от которого мурашки бежали по телу.

— Отпусти ее, Игорь, и давай сразимся с тобой в честном поединке, — Ярослав не сводил взгляда с руки мужчины, что держала кинжал у горла Алисы.

— О нееет! Я не настолько глуп, чтобы терять такое преимущество. На карту сейчас поставлено слишком много, так что я не могу довериться судьбе и играть в благородство. Прости, Ярослав, но такова жизнь, и, чтобы спасти свою любимую, мне придется убить твою. Ах да, и тебя заодно.

От этих слов, тело Алисы начал бить озноб, все происходило как в ужасном сне, вот только проснуться не было никакой возможности. Ярослав, видимо, заметил, что волна страха накрыла девушку окончательно, он пытался поймать ее взгляд, стараясь приободрить. Ей вдруг вспомнился урок самообороны, который князь, еще в начале осени, проводил с ней. Тогда ей ловко удавалось наносить удары и уходить от захвата, подобного тому, в котором она оказалась сейчас. Но когда к твоему горлу приставлен деревянный кинжал, а не холодный, острый клинок, все выглядит намного проще. На секунду у Алисы мелькнула нелепая мысль, попробовать повторить один из приемов, но играть в благородство не хотелось, как и лишний раз рисковать жизнью.

Ярослав, тем временем, медленно двинулся к Игорю, продолжая уговаривать его отпустить девушку. Она почувствовала, как рука ее мучителя напряглась, готовясь нанести удар, и сердце ее забилось быстрее, будто пойманная в клетку птица.

Все что происходило дальше, Алиса воспринимала урывками, как будто перед глазами мелькали кадры в замедленной киносъемке. Ярослав сделал резкое движение вперед, пытаясь перехватить руку Игоря, что удерживала кинжал. Девушка не стала мешкать и нанесла удар локтем в солнечное сплетение мужчины. Силы удара не хватило, чтобы выбить Игоря из колеи, но рука, удерживающая ее, на секунду разжалась, позволив Алисе выскользнуть из ненавистного плена.

Кинжал все еще оставался в руке Игоря, а тот, быстро сообразив, что потерял преимущество в виде заложника, тут же переключил свое внимание на Ярослава, умело размахивая клинком и готовый в любой момент нанести удар.

Владимир, с трудом поднявшись с камня, попытался прийти на помощь брату, но лишь отвлек младшего княжича. Ярослав пропустил мощный удар кулаком в челюсть и на секунду замер, уставившись на Игоря, а тот, воспользовавшись оглушенным состоянием противника, занес кинжал для решающего удара.

Алиса, будто издалека, услышала свой крик. Он застыл у нее в горле, словно залитый свинец, разрывая изнутри. Девушка не могла набрать воздух в легкие, грудь обдало жаром. В следующее мгновение, не помня себя, она кинулась вперед, желая спасти Ярослава от удара, оттолкнуть руку Игоря, направляющую кинжал точно в сонную артерию князя. Будто пелена застила глаза Алисы, она забыла обо всем на свете, и даже не осознавала, что находится на линии удара. Рука Игоря опустилась, кинжал вошел в плоть как в подтаявшее масло. Она удивленно опустила взгляд вниз, уставившись на свою грудную клетку, из которой торчала рукоять кинжала. Все звуки пропали, девушка не чувствовала боли, лишь острое жжение в районе сердца. Она увидела, как Ярослав перерезает горло Игорю, одним точным, выверенным ударом, как лицо любимого обращается к ней в немой мольбе. Губы князя шевелились, но слов разобрать, почему-то, никак не получалось. Мужчина протянул к ней руки, и Алиса, из последних сил, вытянула ладонь вперед, чувствуя, что медленно оседает на землю.

Только бы успеть коснуться его, ей больше ничего не нужно, лишь в последний раз почувствовать себя в объятиях любимого и умереть счастливой. Девушка видела, как Ярослав приближается к ней, но что-то было не так, на лице князя промелькнуло тревожное выражение, и в следующий миг, она поняла, что исчезает, тает, теряясь в водовороте ощущений.

«Ее время истекло, больше ей не положено оставаться на этой земле», — это была последняя мысль, промелькнувшая в затуманенном мозгу Алисы, прежде чем счетчик времени закончил отсчет последних секунд, и она полетела в бездну.

* * *

Люди веками убивали, предавали во имя любви, веря, что все их злодеяния окупает это великое чувство. Сколько ужасных и прекрасных дел творилось под знаменем любви. Любви к народу, Богу, или одному единственному человеку… Неважно. Слово любовь должно было покрыть все мучения и страдания, перечеркнуть все жертвы…

Даже Игорь в своем желании убивать руководствовался не чувством мести или жаждой наживы, он спасал свою любовь, спасал, так как мог и умел, разве можно его за это винить?

Любовь веками пробуждала самые светлые и самые низменные стороны человека, и то, как изменился ты, когда пришло это чувство, говорит о многом.

Странно, как часто меняется наша жизнь из-за совсем, казалось бы, незначительных вещей. Мы, порой, даже не замечаем, сколь ничтожно наше существование, пока с нами не начинают происходить по-настоящему важные события. Но в итоге, все становится неважно.

В итоге самым главным вопросом, который мучает все человечество, является вовсе не тривиальное: «Кто виноват, и что делать?», «Быть или не быть?» и даже не «В чем сила брат?»

Самым главным вопросом, который определяет тебя как личность, который тебе зададут перед «страшным судом», на границе между жизнью и смертью, и который расскажет о тебе больше, чем что бы то ни было это:

— А на что ты способен ради любви?

Глава 28

Иногда на выбор тебе дается неделя, месяц или год. Но, чаще всего, чтобы обдумать главное решение в своей жизни нам хватает мига. Когда в твоем распоряжении лишь доли секунды, ты не взвешиваешь все за и против, не обдумываешь правильность своего решения, ты делаешь так, как велит тебе твое сердце. И в этот момент ты совершаешь самый правильный выбор.

Алиса всегда знала, что она не способна на самопожертвование, как не прискорбно было себе в этом признаваться, но это факт. Когда в фильмах люди жертвовали собой чтобы спасти своих близких, а порой и совсем посторонних людей, ей хватало мужества признаться себе, что она уж точно бы на такое не пошла. Нет, Алиса всегда восхищалась таким людьми, но, к сожалению, понимала, что она не из их числа. Чувство страха и самосохранения всегда перебарывали в ней благородство.

Как странно, почему неведомая сила закинула ее в прошлое именно для того, чтобы она сделала выбор и решила, что для нее важнее?

Почему выбор пал именно на нее?

Любовь и смерть, очень часто эти понятия неразделимы. Может ли любовь существовать, когда ты мертв? Черные волны накрывали Алису, мешая дышать, вязкая пелена сдавливала грудь, пробираясь в рот и нос, не давая возможности закричать. Черная, пугающая пустота манила своим покоем и отсутствием боли. Хотелось перестать бороться, не чувствовать ужасного жжения в груди от удара кинжалом, не ощущать слез, что будто раскаленное железо катились по щекам, не видеть лицо Ярослава, такое любимое и родное искаженное болью и мукой, когда он бежал к ней, стараясь подхватить, уберечь ее падающее тело от удара о землю. Это самое страшное в ее жизни воспоминание, как заезженная пленка крутилось в голове раз за разом, и она знала, что будет помнить это всегда.

53
{"b":"220227","o":1}