ЛитМир - Электронная Библиотека

Алиса была опустошена, выжата, будто пробежала стометровку. В последний раз коснувшись пальцами струн, она отбросила от себя гусли и резко встала. Не дожидаясь реакции зала, девушка быстрым шагом направилась в свою комнату, благо ее никто не остановил.

Лишь оказавшись в крохотной спальне, она попыталась унять дрожь во всем теле. Что же она наделала? Что теперь будет?

Но эти мысли недолго мучили ее, дверь резко распахнулась, и в комнату влетел Ярослав, как всегда заполнив собой почти все пространство в комнате. Глаза его пылали, он резко поднял Алису с матраса, прижимая к стене и вглядываясь в ее лицо совершенно безумным взглядом.

— Ты желанна, для меня ты самая желанная женщина в мире! — проревел он, видимо отвечая на слова ее песни, о том, что она никогда не будет желанной. Мужчина рванул ее платье на плечах и оно, затрещав, разорвалось на груди. Он обнял ее, зажав голову в тисках своих ладоней, будто боялся, что она будет сопротивляться, и стал жадно целовать. Князь прижался своими бедрами к ее животу, он хотел ее и хотел, что бы она это почувствовала.

Голова Алисы пошла кругом. Он здесь! Наконец-то после столь долгой разлуки она может увидеть его так близко, почувствовать его. Ее губы покорно раскрылись от первого же прикосновения.

— Как же я мечтал снова почувствовать твой вкус! — прошептал мужчина. Все остальное стало настолько неважным и бессмысленным, что девушка тут же отбросила все опасения и оплела руками шею князя, притягивая к себе. Он с тихим стоном вновь припал к ее губам, это небыли нежные, дразнящие поцелуи, как тогда в его спальне. Голодные, жадные и горячие эти поцелуи срывали с их губ стоны, заставляя желание закипать сильнее. Ярослав оторвался от нее, продолжал говорить, будто выплескивая все, что накопилось у него на душе за время разлуки.

— Те поцелуи на лугу, ты была сладкой, слаще земляники, которой угощала меня. Ты меня покорила своей улыбкой, и я как ручной зверь ел с твоей руки. Помнишь? С тех пор я не могу смотреть на других женщин.

Владимир уговорил меня, что так будет лучше для всех, что не будет боли. Но то, что ты пела сейчас… — В его глазах она увидела такую муку, что ей невольно стало стыдно. Ему тоже было нелегко, а она повела себя как избалованная дурочка. Но, напомнил голосок внутри, тогда бы он не оказался тут, в твоих объятиях. Ярослав продолжал удерживать ее, сжимая так сильно, что ей было тяжело дышать. Его ласки были неистовыми и грубыми, он рвал ткань ее красного платья, не желая тратить драгоценное время. Пальцы мужчины сжимали, мяли, терзая ее тело, доставляя удовольствие. Ей было все равно, что завтра у нее по всему телу проступят синяки, ее неистовый воин хотел ее, и она была готова на все, лишь бы его ласки никогда не прекращались. В губах, что терзали ее рот, не было и намека на нежность, лишь неутоленная страсть и жажда обладания, и Алиса отвечала с таким же пылом, не уступая ему. Ярослав рывком приподнял ее, прижимая бедра девушки к себе и заставляя ее ноги оплести его бедра. Руки ее уже скользили по его телу, желая освободить от одежды, когда завязка штанов поддалась, мужчина с шумом втянул воздух. Теперь одежда больше не мешала их телам, и она почувствовала, как его горячая плоть коснулась ее влажных бедер. Алиса секунду колебалась, а потом спрятала лицо у него на плече и прошептала:

— Я люблю тебя… — Эти слова, так долго хранившиеся в сердце, жгли язык, но она все же произнесла их и замерла, ожидая реакции князя. Он медленно выдохнул, потом чуть отстранил ее от себя, заглядывая в ее глаза, и прохрипел:

— Моя женщина, моя ведьма, моя душа… — и вошел в нее одним резким движением, впечатав ее тело в стену. Прочно удерживая девушку за бедра Ярослав начал двигаться. Последовал толчок, потом еще один, он резко двигался внутри нее, заставляя кричать от удовольствия. Алиса не помнила себя от возрастающего напряжения, яростное желание князя пугало и возбуждало одновременно. Это был уже не он, а зверь, долго томившийся в клетке, и, наконец, добравшийся до цели. И этот зверь не знал никаких правил или запретов, он жестко брал, то, что принадлежало ему по праву завоевателя. А Алиса могла лишь только послушно принимать его в свое тело, кусая его шею и впиваясь ногтями в спину. Желание, пульсирующее и темное, накрывало ее с головой, в данный момент она была одержима этим мужчиной. Ярослав ускорил ритм, как только почувствовал, что тело девушки напряглось в его руках и выгнулось дугой. Его губы накрыли ее, заглушая крик наслаждения. Она прижалась к нему, отдавая ему свои губы, как отдала свои чувства, всю себя и забилась в спазме наслаждения в кольце его сильных рук. Тут же она почувствовала, как волна дрожи прошлась по сильному телу мужчины и услышала его хриплый стон у самых своих губ.

Алиса тихо всплывала на поверхность, возвращаясь в реальность из мира чувственных удовольствий. Девушка провела языком по вспухшим губам, чувствуя, что все тело ноет. Ярослав ловил ее взгляд, напряженно всматриваясь в лицо.

— Алиса, прости… — Она непонимающе уставилась на него.

— В следующий раз, я не буду так груб и… Все будет не так быстро… Я… — мужчина уткнулся губами в ее шею и прошептал:

— Я безумно хотел тебя. — Алиса чуть не рассмеялась, но вовремя сдержалась, прикусив губу, дольше она просто не выдержала бы.

Князь начал целовать ее, гладя по волосам, и она почувствовала, как его желание вновь пульсирует внутри нее.

— Я больше не отпущу тебя, моя ведьма, которая заставляет меня нарушать клятвы. — Она удивленно приподняла бровь.

— Клятвы?

— Я обещал Владимиру не прикасаться к тебе, но это сильнее меня. — Князь чуть подался вперед, проникая глубже, и девушка тихо застонала. Все вопросы, что крутились в голове, тут же улетучились, как только мужчина возобновил движение. Его язык вновь проник между ее истерзанных губ. Поцелуй был долгий и страстный, но Алисе этого уже было мало. После той бури ощущений, что она пережила недавно.

— Еще, сильнее, — простонала она и вскрикнула, когда Ярослав сделал резкое движение бедрами вперед.

— Теперь я тебя никогда не отпущу, ты моя, — прошептал он и темное, огненное желание вновь накрыло их с головой.

26 глава

Утро наступило пугающе быстро. Казалось, только что Ярослав обнимал ее, прижимая к себе во сне, а через мгновение холодные лучи рассвета уже касаются лица, заставляя вернуться к реальности.

Алиса проснулась от холода, большое и сильное тело князя больше не прижималось к ней во сне, окружая своей защитой и теплом.

Он ушел…

Эту надпись надо было вывесить на большом транспаранте, как признание ее глупости.

Девушке захотелось смеяться и плакать одновременно. Боже, какая ирония судьбы! То, чего она так опасалась, чего так старательно пыталась избежать все это время все же произошло. Мало того, она сама подтолкнула Ярослава к этому.

Он ушел…

Провел с ней ночь — чудесную, страстную, волшебную ночь и все равно ушел. В прошлый раз, она не позволила себе такой роскоши, как уснуть в его объятиях. Алиса сбежала, как только мужчина уснул, ловко выскользнув из его спальни и вернувшись к себе. На этот раз она слишком сильно соскучилась по нему, желание не отпускать его, быть рядом с ним как можно дольше стало почти навязчивым. Нельзя было позволять себе этого, он ушел с пира сразу вслед за ней, это и так, скорее всего, вызвало кучу пересудов. А после того, как Ярослав не вернулся на праздник, где его дожидалась невеста, это могли воспринять как оскорбление.

50
{"b":"220227","o":1}