ЛитМир - Электронная Библиотека

Ярослав стоял спиной к ней у стола, нарезая куски от огромной краюхи, то ли хлеба, то ли пирога. Девушка нерешительно потопталась у входа, но все же подошла и присела на край лавки. Тактично отказавшись от чаши с чем-то кисло пахнущим и бледно-желтым, как потом поняла Алиса, от домашнего кваса, девушка начала жевать предложенный хлеб с холодными кусками жареного кролика. Только тут она сообразила, что не ела с прошлого дня. Все вдруг показалось таким нереальным: и ее квартира в Москве, и кафе, где перед самым отъездом она взяла в дорогу стакан горячего кофе на вынос да пару сандвичей с индейкой. Не смотря на мужчину, с которым делила поздний завтрак, и подкармливая небольшими кусками Горыню, который устроился под столом, Алиса раздумывала, что ей теперь делать. Но мысли путались в голове, тело обмякло и плохо слушалось. Она вздрогнула, когда Ярослав поднялся из-за стола, света в комнате тут же поубавилось, да и места тоже. «Как же можно быть таким огромным?» — пронеслось у нее в голове. А верзила, тем временем, направился к выходу. У самой двери он замешкался, будто бы что-то обдумывая и, наконец, спросил:

— Кто такой «долбанныйГарриПоттер», про которого ты говорила? Это бог, которому ты поклоняешься?

Секунду девушка смотрела на него, не моргая, а потом разразилась заливистым смехом. Видя, как смутился ее собеседник, она все же попыталась ответить, сдерживая приступ хохота.

— Нет, ты же видел крест на моей шее, я христианка, как и ты. А Гарри Поттер это… — она задумалась, подбирая слова. — Он вымысел, легенда… Хм нет, не так, это такой человек, который… очень знаменит…

— И про него слагают легенды? — продолжил за нее Ярослав. — Я понял — это ваш герой, ты его знаешь? Он родня тебе?

Прекратить смеяться, Алиса уже не могла, только отрицательно покачала головой. Все напряжение этого дня схлынуло. Мужчина посмотрел на нее как на сумасшедшую и, бросив на ходу, что ей нужен отдых и чтобы до вечера он ее не видел во дворе, вышел из хижины.

Девушка подошла и уселась на сундук, что стоял у самого окна, все еще продолжая улыбаться. Сняв кроссовки и подобрав ноги, Алиса выглянула во двор, но блондина она там не увидела. Сонно наблюдая, как летают пылинки в лучах солнца, она закрыла глаза и погрузилась в темноту.

Глава 4

Проснувшись, она не сразу сообразила, где находится. Потом воспоминания нахлынули как прорвавшая плотина, девушка резко открыла глаза и поняла, что лежит на тюфяке, но как она сюда перебралась, она не помнила. На улице уже начинало темнеть, но лучи солнца все еще проникали через низенькие окна. Медленно повернув голову, Алиса осматривала комнату, пока глаза ее не привыкли к полумраку, тогда она смогла разглядеть и самого хозяина жилища.

Ярослав сидел на сундуке спиной к окну, на том самом месте, где днем она так неосмотрительно заснула. Он снял рубашку и сапоги, оставшись только в холщовых штанах, длинные, светлые волосы были убраны назад в тугой хвост. Сидя на краю сундука, мужчина перетягивал тетиву лука. Алиса не могла оторвать глаз от его фигуры, дивясь, какие разительные перемены произошли с ним. Сняв серую, бесформенную, холщовую рубашку, он уже не казался огромным, неповоротливым верзилой. Высокий и широкоплечий, он теперь выглядел менее свирепым и грубым. Под бесформенной одеждой оказались широкая грудь и стройный торс, мышцы на его спине и руках бугрились и ходили ходуном под загорелой кожей, освещенной лучами заходящего солнца. Вот уже действительно встречают по одежке…

Неожиданно он поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза — Проснулась, А-лиса. Ну, надеюсь, ты отдохнула и в твоей голове все улеглось.

«Так, подбери слюни и прекрати на него пялиться, как сексуальная маньячка, — сказала сама себе девушка, пытаясь избавиться от наваждения. — Он всего лишь мужчина, пусть и с телом Аполлона».

— Все еще как в тумане, но некоторые моменты прояснились, — пробормотала Алиса, садясь на лежаке. — Я не помню, как перебралась сюда с сундука.

— Это я перенес тебя. Ты специально выбираешь самые неудобные места для ночлега: ночью — пруд, теперь сундук?

— Я была без сил и заснула, как только села на него, не нужно было меня таскать, я сама могу позаботиться о себе! — возмутилась девушка, хмурясь, язвительные слова рассеяли остатки наваждения вызванного его телом.

Его взгляд чуть смягчился.

— Я рассмотрел твою одежду, она вовсе не походит на нашу, да и ткань совсем другая. Все твои вещи выглядят диковинно и сделаны искусно. Расскажи, откуда ты? — Ярослав развернулся к ней всем корпусом и обратился в слух, видно было, что он очень заинтригован.

— Я путешествовала, но отбилась от каравана и моих сопровождающих, во время грозы. Я была очень испугана, а когда скатилась в озеро, потеряла сознание. «Думай, думай, Алиса Плетнева, что бы еще сказать», — подстегивала она себя и мучительно тянула время, чтобы не вдаваться в подробности.

— Ну, это и так было понятно. А с кем ты путешествовала: с отцом, мужем? По каким делам шел ваш караван, а главное, из каких мест? Уж больно необычно ты говоришь, — его серые, пытливые глаза, казалось, хотят проникнуть в самую душу.

— Я ехала с сопровождающими, а так, я сама по себе. Я же говорю, что сама могу о себе позаботиться! А ехали мы из очень дальних мест, я сомневаюсь, что ты что-либо слышал о них. — Он, все так же молча продолжал смотреть на неё, ожидая ответа.

— Название тебе ничего не скажет. Это очень далеко, туда мало кто добирался, да и мы не особо любим чужаков. — «Надо переменить тему, — мелькнула здравая мысль, — а то ты и так уже прилично завралась».

— А ты что тут делаешь, один в глуши? Это твоя земля, или ты смотритель?

Молодой мужчина поднялся со своего места и двинулся к ней с какой-то нереально-кошачьей грацией. Подойдя почти вплотную к кровати, и глядя на нее сверху вниз, он почти прорычал:

— Ты хочешь, чтобы я поверил в сказку, что молодая дева, путешествовала с караваном совсем одна, без родни? Да еще и смогла отбиться от него так далеко, что ушла в места, куда идти больше трех дней, причем большую часть дороги составляет густой лес?! — нависая над ней, он выплевывал эти слова с такой злобой, что глаза Алисы расширились от ужаса.

«Плачь, ну давай же, что ты за женщина, что не умеешь пользоваться нашим главным оружием», — ругала саму себя Алиса. «Он смягчиться если ты расплачешься, покажешь, что ничего в тебе особенного нет». Но слезы не шли…

— А у Вас есть другое объяснение? Не с неба же я свалилась! Я действительно заблудилась! «В жизни происходят еще более нереальные вещи, например перемещения во времени», — хотелось выкрикнуть ему в лицо, но она смогла удержаться от этого.

— О да, у меня есть одно предположение, хотя я думаю, что оно может быть и неверно.

— Понимаешь Лиса, я сейчас нахожусь в очень затруднительном положении, и даже если ты не шпионка Мстислава, то уйти, пока я сам буду оставаться тут, я тебе не позволю. Никто не должен знать, что я живу в этом лесу, на карту поставлено очень многое.

«Было бы куда идти, я б давно сбежала», — крутилось у нее на языке, но вслух она произнесла совсем другое.

— Если ты объяснишь мне, что тут делаешь, возможно, я охотнее смирюсь с ролью пленницы, надеюсь всё же, что временной! — тактично произнесла она, глядя в его глаза, которые сейчас напоминали кусочки льда. Ярослав обдумал ее слова и присел рядом на топчан.

4
{"b":"220227","o":1}