ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но ты все же прими кинжал, госпожа. Ведь тебе необязательно носить его так, что бы все видел, — мощная рука обвилась вокруг талии Алисы, словно тиски, прижимая ее к твердому телу мужчины. Его руки не причиняли боли, они лишь умело удерживали ее, не давая возможности отстраниться. Девушка почувствовала на затылке его горячее дыхание, и сердце застучало быстрее, она, хоть и не видела князя, но в полной мере ощущала его всем телом.

— Ты можешь носить его в сапоге, как часто делают наемники, или привязать кинжал к ноге, так прячут оружие турчанки. Никто не будет знать об этом, кроме тебя и меня. — Он опустил голову ниже, и Алиса почувствовала жар его губ у своего уха, сердце ее забилось, будто птица в клетке.

— Мне будет приятно, что мой подарок прижимается к твоей нежной коже, — вкрадчиво выдохнул князь, и шею девушки опалило его горячее дыхание. Голова ее непроизвольно откинулась назад, на его широкую грудь. Пока губы Ярослава шептали эти слова, его свободная рука скользнула по ноге девушки. Огромная ладонь поднялась от колена, вверх по бедру, обдавая жаром даже сквозь два слоя одежды. Он будто бы показывал, где именно, она может спрятать оружие, на своем теле, но в тоже время превращал это в сексуальную игру. Алиса прикрыла глаза, борясь с искушением полностью расслабиться в его руках. Лишь холодная сталь и тяжесть рукояти кинжала, напоминали ей, что они на тренировке, а во двор могут выйти люди.

Мужчина же продолжал свое искусное соблазнение, уже, казалось, забыв, где они находятся.

— Или же, ты можешь… — горячая ладонь Ярослава медленно двинулась по животу девушки вверх.

Так нет! Алиса резко открыла глаза, это уже ни в какие ворота не лезет. Так откровенно приставать к ней средь бела дня! Она вздрогнула, представив, как потом ей придется смотреть в его пышущее самодовольством лицо. Нельзя позволять заходить дальше, нужно это все немедленно прекращать. Вспомнив несколько сегодняшних уроков, девушка ударила локтем в солнечное сплетение Ярослава, понимая, что у нее все равно не хватит сил, причинить ему ощутимый вред. Неожиданного удара хватило, чтобы ослабить хватку князя и позволить Алисе ловко вывернуться из его рук. Как кошка она сразу отскочила на несколько шагов от мужчины, разворачиваясь к нему лицом. Нужно срочно что-то сказать, чтобы поставить точку и показать ему, кто тут главный. Доказать, что она не безвольная кукла, которую он может хватать при каждом удобном случае.

— Спасибо за подарок, князь. К сожалению, ты никогда не узнаешь, где именно под платьем я буду его носить! — выкрикнула Алиса и бросилась прочь со двора, боясь, что такой дерзости от нее Ярослав не стерпит.

— Ведьма! — услышала она вслед крик, который потонул в его раскатистом смехе. Девушка бежала, чувствуя, как ветер хлещет по щекам, и лишь обогнув кузницу, сообразила, что тоже смеется, а все тело наполнено ощущением легкости и свободы.

Боже, как же этот мужчина действует на нее…

Глава 17

Прошло уже две недели после нападения Олега, а Алиса до сих пор побаивалась бродить одна вечерами по дворцу. Она каждый раз увязывалась за княжной или просила малыша Бейлика, сопровождать ее. Все твердили, что бояться нечего, но девушка, не хотела лишний раз рисковать.

Владимир уехал шесть дней назад. В честь его отъезда был устроен огромный пир, и после этого дворец зажил обычной пресной жизнью. Каждый день был похож на предыдущий. Великий Князь с Ярославом присутствовали на ужинах редко, Янка говорила, что у них очень много государственных дел. Алисе оставалось только гадать, связано ли это с подготовкой свадьбы князя с половецкой княжной или с переворотом, который по слухам готовили Черниговские князья.

С Ярославом девушка больше не разговаривала, и это тяготило ее. То ли князь потерял всякий интерес к ней, переключившись на более важные, «государственные дела», то ли специально избегал ее, непонятно по какой причине.

Так незаметно закончился август и начался сентябрь — вересень, как называли его в этом времени. Пасмурные дни сменились солнечными, и началось настоящее бабье лето.

Все: обитатели дворца, горожане и жители близлежащих земель готовились к главному осеннему празднику — «закрытию Сварги». Это был один из немногих языческих праздников, который все еще праздновали местные жители, и посвящен он был земле и плодородию.

В этот день отмечали окончание сбора урожая. Как рассказала Янка, считается, что в этот день землю покидает богиня Жива, унося тепло и свет, и забирая с собой птиц. Она уходит в Вырий, как поняла Алиса, это что-то наподобие райского сада у славян. По преданиям, в этот день ворота в рай закрываются, и до весны на земле будет властвовать Зима и Мороз.

Алиса не очень хотела идти на этот праздник, слабо представляя, что там нужно делать. Ляпнет еще что-нибудь не то и выставит себя полной идиоткой. Но княжна настаивала, чтобы они исполнили песню у праздничного костра, и девушка уступила.

Особо наряжаться в этот праздник, было не принято, поэтому она выбрала простой зеленый сарафан с разрезами по бокам и рубаху, вышитую у ворота. Подпоясавшись и надев бусы, девушка распустила волосы, праздник ведь, незамужние девушки имели право расплести косу. Оглядев себя в небольшое зеркало, она осталась довольна, вот только лицо бледновато, все же к отсутствию косметики она до конца так и не привыкла. Сейчас бы чуть подвести глаза тушью, немного румян на скулы и блеск для губ, и было бы идеально, печально вздохнула Алиса.

В дверь постучали, и девушка вышла в коридор, навстречу княжне. Вместе они направились на улицу, за широкие стены крепости, ведь праздник отмечался в поле.

Когда они добрались до места празднества, на улице еще было светло, но люди уже жгли костры. На огромном поле, поросшем травой, горели четыре пожарища, вокруг которых собирался народ. Все были одеты в простую одежду, и понять, кто тут из знатных семей, а кто простолюдин было сложно. Вначале Янка выбрала костер, у которого было меньше всего людей, но через минуту к нему подошел Игорь, встав с другой стороны от княжны, и девушкам пришлось поспешно уйти.

В итоге, они уселись у самого дальнего из костров, который находился у края поляны, что упирался в лес.

Началось главное действо праздника. Люди благодарили Живу за то, что не дала умереть с голоду, а послала богатый урожай и плодородную землю. В кострах жгли связки овса и ячменя, как жертвоприношения богине, исполнялись песни восхваления и благодарности.

Алиса смотрела с восхищением на обычаи предков, сожалея, что в ее время этого никто не увидит. Люди настолько благоговейно относились к земле и к тем дарам, которые она давала, что это воодушевляло. Как же потом, много лет спустя, человечество докатится до того, что будет нещадно эксплуатировать родную природу, что дает ей такие богатства? Сейчас мир казался нетронутым, а люди воспринимали все не с данностью, как в двадцать первом веке, а с благодарностью и почтением.

Когда солнце коснулось земли, начался праздник. Всем разносили вино в деревянных чашах, играла музыка, и многие пустились в пляс. Алиса выпила две чаши вина и сама не заметила, как захмелела. Вино и свежий воздух кружили голову, ощущение всеобщего счастья вокруг поднимало настроение, заставляя петь и танцевать наряду со всеми.

Когда девушек попросили спеть, Алиса с радостью согласилась, ругая себя за то, что не хотела идти на этот праздник. В выборе песни она сомневалась до последнего, очень много было в тексте о колдовстве, но Янка успокоила ее, сказав, что для этого праздника, песня подойдет.

33
{"b":"220227","o":1}